Статьи и учебные материалы Книги и брошюры КурсыКонференции
Сообщества как педагогические направления Совместные сообщества педагогов, студентов, родителей, детей Сообщества как большие образовательные проекты
Step by step Вальдорфская педагогика Вероятностное образование Дидактика Зайцева КСО Методики Кушнира «Новое образование» Педагогика Амонашвили Педагогика Монтессори Пост- коммунарство Ролевое моделирование Система Шулешко Скаутская методика Шаталов и ... Школа диалога культур Школа Толстого Клуб БабушкинойКорчаковское сообществоПедагогика поддержки Семейное образованиеСемейные клубыСистема Леонгард Красивая школаМакаренковские чтенияЭврика
Список форумов
Новости от Агентства Новые материалы сайта Новости педагогических сообществ Архив новостей Написать новость
Дети-читатели Учитесь со Scratch! АРТ-ИГРА…"БЭММс" Детский сад со всех сторон Детский сад. Управление Школа без домашних заданий Социо-игровая педагогика
О проекте Ориентация на сайте Как работать на сайте
О проекте Замысел сайта О структуре сайтаДругие проекты Агентства образовательного сотрудничества О насСвяжитесь с нами Путеводители по книгам, курсам, конференциям В первый раз на сайте? Как работать на сайте Проблемы с регистрациейЧто такое «Личные сообщения» и как ими пользоваться? Как публиковать статьи в Библиотеке статей
Напомнить пароль ЗарегистрироватьсяИнструкция по регистрации
Лаборатория «Сельская школа» Лаборатория «Начальная школа» Лаборатория «Пятый класс»Лаборатория «Подростковая педагогика» Лаборатория «Галерея художественных методик»Лаборатория старшего дошкольного возраста
Библиотека :: Книжный шкаф. Новая классика методической литературы

Никитина Л. ОТЧИЙ ДОМ


Содержание:
  1. МУЖ И ЖЕНА

← Оглавление


МУЖ И ЖЕНА


Большинство писем о женах, конечно, от мужчин. Какими же совершенными хотят они видеть нас, своих жен и вообще всех женщин! И начинающие жить, и умудренные опытом люди, самые разные по профессиям и образованию, главным качеством жены, основой женственности считают душевную доброту, внимание к людям, мягкость в обращении, такт, нежность, заботливость...

Каждый второй автор пишет об уважении к делам и интересам мужа, его мнению и взглядам, привычкам. Все без исключения жаждут понимания с полуслова, с полувзгляда...

Однако далёко не все вспоминают о взаимопонимании, о взаимопомощи. Может быть, поэтому в письмах женщин чаще, чем хотелось бы, встречается такая мысль: «А сам-то каков?». Кое-кто из мужчин, отчаявшись, пишет так: «Где она, женственность? Где Джульетта, Наташа Ростова, Татьяна Ларина? Не исчезает ли женственность в винных парах и в дыму сигарет? Не похожа ли она на прекрасных розовых фламинго, занесенных в Красную книгу?» Некоторые при этом винят самих женщин: «Хорошо бы, конечно, порассуждать про жен декабристов, но таких жен больше нет и, видимо, не будет. Наши жены - не друзья наши. Они разные дома и вне его. На людях - улыбки и разные туалеты. Дома - грязные халаты и хмурое чело. Надоели мелочные обиды и крупные слёзы, которым уже не веришь. Надоели дни без «Спокойной ночи!», «Доброго утра!»... И у друзей моих та же история...» Другие подходят к вопросу с более глубоких - социальных и экономических позиций. «Отдав должное работе, - замечает, например, О. Копелов из Бреста, - женщина приходит домой. А должное-то оказалось чрезмерным. У неё на созидание морально-психологического климата в семье нет сил, а порой и желания, и умения. Может быть, надо женщину «освободить от эмансипации», дать ей возможность быть женщиной?». Короче, вина это самих женщин или их беда, но нету их, хороших, настоящих-то жен, и судя по всему и быть не может...

А они всё-таки есть, несмотря на эмансипацию. И даже благодаря ей. Подтверждение - письма счастливых мужей. Перечитываю письмо Анатолия Конопицына из Ленинграда. Какие простые, ласковые и трогательные слова нашел он для той, которая не за тридевять земель, не на экране телевизора, не на празднике жизни, а здесь, рядом, каждый день, во всех делах, буднях и радостях - всегда рядом. «Моя милая Золушка...», «С нею можно на край света уехать и не пропадешь», «Знаете, как захватывает сердце, когда видишь в её глазах благодарность и любовь» - это все из разных писем. О домашних делах, умении готовить, шить и т. д. здесь если и упоминается, то вскользь, как о чем-то не очень существенном. Это знаменательно: не кухарку, не обслуживающий персонал нашли счастливые мужья в своих женах, а - спасибо эмансипации! - подруг, соратниц, любимых - опору и украшение жизни.

Что они больше всего ценят в своих женах? Конечно, доброту и понимание. А ещё искренность и естественность («она всегда сама собой»), пытливый ум («все её интересует, ко всему у неё свой подход»), доверие, преданность («как они окрыляют!»), жизнерадостность («когда ей весело - она поёт, когда ей грустно - тоже поёт»), самостоятельность («жаловаться не побежит»), стойкость («она, такая хрупкая, меня же ещё утешает»), неприземленность («выдумщица, она всегда для меня загадка»), неистощимое терпение («работа у меня - вечно в разъездах, а она никогда не упрекнет») и горделивое достоинство («слово плохое сказать при ней язык не повернется»).

Боюсь, что на этом самом месте кто-нибудь из читателей не преминет сунуть жене книжку под нос: «Видишь, какие жены-то настоящие бывают. При таких и муж не пойдет по подворотням на троих соображать. А ты...» Подождите, почитайте-ка, что ещё пишут мужчины. К. Кагулия (Гагры) категоричен и горяч: «Плохих жен не бывает. Были, есть и будут плохие мужья. Причины самые, разные: один пьет, другой ругается, третий дерется, четвертый забывает, что он женат, пятый холоден, шестой бездельник и болтун и т. д. и т. п. Если живешь с женой, то будь мужчиной - не говори, что жена плохая, посмотри прежде на себя!»

В. Николаев (Мичуринск) тоже убежден: «У плохого мужа и идеальная женщина станет плохой женой». Владимир К. (Челябинск) ещё не женат, но и он твердо верит: «Хорошей может быть любая жена, если она получает помощь и поддержку мужа. Надо быть добрым и внимательным к ней»».

А как жаждут этого сами женщины! «Если бы он был повнимательнее, позаботливее, я б горы свернула...», «Иногда не столько его помощь нужна, сколько улыбка, благодарность, сочувствие...», «Хоть бы он когда спросил: как это ты успеваешь все?», «Только раз было, что пришел и пожалел: «Устала небось», - и руки мои, мокрые после стирки, вдруг поцеловал... Так хорошо стало, будто снова он мне в любви объяснился», «Как немного нам надо, чтобы сил прибавилось».

И совсем хорошо, когда любовь и забота выражаются не только в сочувствии, благодарности, но и в реальном деле. Равноправие подразумевает не помощь мужа жене, а совместную работу по дому - равномерное справедливое разделение домашнего труда между супругами и по времени, и по нагрузке. А иначе жена может превратиться в универсальную обслуживающую машину, смысл существования которой сводится к тому, чтобы угодить кому-то. Вы только вдумайтесь: потребление человеческой жизни... Раньше это называлось «заедать чужой век» и считалось, в общем-то, делом обыкновенным. Но в нашей-то жизни такое должно быть позором!

Роли, правда, могут поменяться: тогда жена делает из мужа покорного исполнителя своих желаний, «обеспечивателя». Но суть остается одна - домашняя эксплуатация, захребетничество, мерзость.

Написала все это и вдруг подумала: а не упрощаю ли я эту непростую проблему? Ведь «только» женами и матерями были Женни Маркс, Анна Григорьевна Достоевская, Мария Александровна Ульянова... А что если: «Хороша жена та, которая не просмотрит своего Дымова, как чеховская «попрыгунья», не будет скакать по служебной лестнице только для того, чтобы доказать, что и я не хуже тебя» (А. Г., Москва; У. Петрова, Уфа). Неожиданный поворот, правда? Действительно, не просто все в жизни...

Помню, я долго огорчалась, пораженная - прямо-таки ошарашенная! - одной главкой из «Деревенского детектива» Виля Липатова. Она называется «Панка Волошина» - по имени главной героини всех развертывающихся в ней событий.

Как-то утром Анискин, заслышав крик и шум, отправляется к Панкиному дому навести порядок, наперед зная, из-за чего разгорелся весь сыр-бор: опять бабы явились к Панке «глаза выцарапать» за своих мужей, которых она, бесстыдница, приваживает. Разогнав бабью драку, он разговаривает с Панкой, искренне удивляясь, и чего она «путем замуж не идет». Её ответ поразил Анискина (и меня!) до глубины души:

- А со мной мужики долго не живут, - простосердечно, но не без кокетства заявляет она, - поживут, поживут и - в начальники выходят...

Удивленный Анискин, слушая, как она расхваливает всех, кто у неё «жил», вдруг понимает, что ведь это она - непутевая-то! - своим обожанием и восхищением внушала каждому из мужиков такое уважение к самому себе, такую веру в свои силы, что прямо-таки выводила их к большому делу - «в начальники».

Я читала и думала: да это ведь та же чеховская Душечка, которую так любил Толстой. Нам - современным, самостоятельным - поучиться бы у этих женщин побуждать мужчин на подвиг. А мужчинам - хорошо бы всегда оправдывать наши надежды.

Обидно, что путь к взаимопониманию бывает непрост из-за незнания каких-то элементарных законов общения. Помню, мне в первые годы семейной жизни ох и пришлось помучиться из-за того, что Он чувствовал, думал, делал совсем не так, как мне казалось нужным, единственно верным, лучшим. Я винила его в нежелании понять меня, в нечуткости и даже в эгоизме. А сама точно так же не хотела понять, и очень долго, простой и естественной вещи: он же другой, не такой, как я, человек со своим мироощущением, чувствами, способом мышления. И вместо того чтобы открывать для себя удивительный мир другого человека и помочь ему видеть и понять меня, непохожую на него, я упорно пыталась подогнать его под свою мерку. Он, естественно, сопротивлялся и ещё больше замыкался в себе. Избавление от этой нравственной глухоты и тупости принесли нам дети, общая забота о них. Интерес к их внутреннему миру как будто разбудил наш интерес друг к другу.

И когда мои дочери слишком возмущаются воинственностью и «агрессивностью» братьев, а сыновья, в свою очередь, не прочь поддеть сестер за «плаксивость», я пытаюсь объяснить дочерям, что мальчишки на то и мальчишки, чтобы быть отчаянными, смелыми, рвущимися в самое пекло жизни, неприемлющими покой, душевную тишь и гладь. Иначе какие же они будут мужчины? А сыновьям говорю, что чувствительность и нежность - одно из самых прекрасных свойств женщины. Ведь им мамами быть, что это за мать - бесчувственная? Ребята слушают и, кажется, добреют друг к другу.

Именно пониманию и доброжелательности надо, по-моему, прежде всего учить будущих мужей и жен, начиная... с ясельного возраста.

 
Страницы: « 1 2 3 4 5 (6) 7 8 9 10 ... 23 »

Постоянный адрес этой статьи
  • URL: https://setilab.ru/modules/article/view.article.php/c24/208
  • Постоянный адрес этой статьи: https://setilab.ru/modules/article/trackback.php/208
Экспорт: Выбрать PM Email PDF Bookmark Print | Экспорт в RSS | Экспорт в RDF | Экспорт в ATOM
Copyright© Елена Никитина & Сетевые исследовательские лаборатории «Школа для всех»
Комментарии принадлежат их авторам. Мы не несем ответственности за их содержание.


© Агентство образовательного сотрудничества

Не вошли?