Статьи и учебные материалы Книги и брошюры КурсыКонференции
Сообщества как педагогические направления Совместные сообщества педагогов, студентов, родителей, детей Сообщества как большие образовательные проекты
Step by step Вальдорфская педагогика Вероятностное образование Дидактика Зайцева КСО Методики Кушнира «Новое образование» Педагогика Амонашвили Педагогика Монтессори Пост- коммунарство Ролевое моделирование Система Шулешко Скаутская методика Шаталов и ... Школа диалога культур Школа Толстого Клуб БабушкинойКорчаковское сообществоПедагогика поддержки Семейное образованиеСемейные клубыСистема Леонгард Красивая школаМакаренковские чтенияЭврика
Список форумов
Новости от Агентства Новые материалы сайта Новости педагогических сообществ Архив новостей Написать новость
Дети-читатели Учитесь со Scratch! АРТ-ИГРА…"БЭММс" Детский сад со всех сторон Детский сад. Управление Школа без домашних заданий Социо-игровая педагогика
О проекте Ориентация на сайте Как работать на сайте
О проекте Замысел сайта О структуре сайтаДругие проекты Агентства образовательного сотрудничества О насСвяжитесь с нами Путеводители по книгам, курсам, конференциям В первый раз на сайте? Как работать на сайте Проблемы с регистрациейЧто такое «Личные сообщения» и как ими пользоваться? Как публиковать статьи в Библиотеке статей
Напомнить пароль ЗарегистрироватьсяИнструкция по регистрации
Лаборатория «Сельская школа» Лаборатория «Начальная школа» Лаборатория «Пятый класс»Лаборатория «Подростковая педагогика» Лаборатория «Галерея художественных методик»Лаборатория старшего дошкольного возраста
Библиотека :: Книжный шкаф. Новая классика методической литературы

Никитина Л. ОТЧИЙ ДОМ


Содержание:
  1. НАКАЗАНИЕ

← Оглавление


НАКАЗАНИЕ


Наказание, как известно, следует за преступлением. Или хотя бы за проступком. Вернее, должно следовать, но...

Однажды я видела, как мать жестоко отшлепала мальчугана лет четырех за то, что тот перемерил глубину всех луж, которые ему попадались на дороге. Сначала мать только ворчала, повторяя через каждые полминуты: «Не лезь в лужи», «Не лезь, кому говорят». Но мальчуган никак не мог удержаться от соблазна, да, по-моему, просто и не слышал матери. Вступая в очередное бездонное оконце, он испытывал каждый раз восторг первопроходца - это прямо написано было на его сияющей забрызганной рожице. И вот когда он поскользнулся и... нет, не упал, а только поскользнулся и с гордостью взглянул на мать: молодец, мол, я - не упал, мать разъяренно накинулась на него.

Я шла следом за ними и не удержалась: «Ну, за что вы его?!» «За что?! - возмутилась мать и продолжала кричать на ребёнка: - Я тебе покажу! Ты у меня будешь слушаться! Ты у меня будешь слушаться!» - твердила она с исказившимся красным лицом.

Итак, человек наказан. За что? На мой взгляд, он заслуживал похвалы: за жажду исследовать, радость познания, за то, что изловчился в трудный момент и удержался на ногах. Позвольте, скажут мне, но он же не послушался матери, разве это не проступок? Пусть ещё маленький, но разве можно оставить его безнаказанным?

А я спрошу, в свою очередь: разве у этой мамы в сложившейся ситуации нет своей вины? Видимо, сын так привык к постоянным, нудным указаниям матери, к тому же ещё малообоснованным, что просто перестал их замечать. Виноваты оба, наказан один. И ребёнок, судя по всему, уже усвоил: сильный всегда прав. В проигрыше оба: сын получает урок безнравственности, а мать ещё больше утверждается в своей педагогической темноте. А если подойти ко всему этому совсем-совсем иначе?

Человек входит в мир не нравственным и не безнравственным, не героем и не преступником, не добрым и не злым - никаким. И каким он будет, зависит от нас - людей, живущих с ним рядом. А мы в отличие от младенца - уж какие-то очень разные. Конечно, каждый из нас, взрослых, признает, что до совершенства ему ещё далеко, но кое-что за душой всё-таки имеется. И вот с этим кое-чем мы отважно беремся лепить нового человека, прямо-таки осуществляем в миниатюре функции господа Бога. И, к сожалению, часто совершаем одну и ту же ошибку: верим в свою непогрешимость и право делать все, что ни заблагорассудится, вершим скорый суд, караем и милуем, но если выходит что-то не так, вины за собой не признаем.

Что же получается? Москвич В. Фалин утверждает: «Большинство родителей с удивительной легкостью дарят детям свои пороки и недостатки, а потом наказывают их за это». Вот так. И возразить нечего: письма о наказании - подтверждение этого грустного наблюдения. Многие подростки отчаянно требуют: «Прежде чем наказать - разберитесь! Разберитесь и в себе, может быть, вы не правы!» Взрослые, анализируя многие стороны этой сложной проблемы, тоже пишут о справедливости и чувстве меры, о необходимости понимать ребёнка, выбирать средство воздействия на него от укоризненного взгляда до бойкота. Кстати сказать, рукоприкладство в любом его виде всеми расценивается как педагогическая дикость: «Ударить ребёнка - значит расписаться в собственном бессилии и дремучем невежестве» (К. Кузнецов, Тюмень).

Некоторые авторы писем, исходя из собственного опыта и ссылаясь на известное утверждение А. С. Макаренко («В хорошей семье наказаний никогда не бывает»), считают, что надо стремиться к тому, чтобы предотвращать проступки детей, тогда и наказаний не потребуется. «Ребёнок часто делает неправильно потому, что в силу своего малого жизненного опыта просто не знает, как поступить» (Е. Нефедов, Свердловск).

И вдруг читаю: «Если возникла необходимость наказания, то это всегда ошибка и вина не только и не столько ребёнка, сколько того, кто его воспитывает. Значит, надо прежде всего спросить с самого себя, а разобравшись, показать воспитаннику, что происшедшее есть результат совместной ошибки и её надо, пока не поздно, совместно исправить. Только тогда ребёнок поверит в искренность взрослого, в его желание помочь ему стать лучше» (А. Дурилов, Чернопенье, Костромской области). О том, что не надо чувствовать себя непогрешимым, пишут многие, но приглашать самого ребёнка к разбирательству ошибок взрослого? Это звучит неожиданно и почти антипедагогично. А я хватаюсь за эту мысль, как за протянутую мне дружескую руку. Именно этого и не хватало мне в письмах: признания естественного права ребёнка тоже воздействовать на взрослого, влиять на него.

Это, на мой взгляд, чрезвычайно важная мысль, которая, судя по письмам, никак не пробьет себе дорогу в нашу воспитательскую практику. Процесс воспитания упорно представляется нам направленным лишь в одну сторону - от воспитателя к воспитаннику, но ни в коей степени не наоборот. Предполагается: взрослый все знает, все умеет, все может, поэтому распоряжается; ребёнок не знает и не умеет ничего и должен беспрекословно подчиняться, слушаться. Послушание - вот чего добиваются взрослые самыми разными способами, всевозможными кнутами и пряниками в прямом и переносном смысле. А нужно - умение слушать друг друга.

И мы с мужем в своей семье начинали с того же: с уверенности в своем праве поощрять и наказывать, с убеждений, что в воспитании нет мелочей, с попытки осуществить единство требований к ребёнку, то есть шли от привычных педагогических постулатов, а не от ребёнка. И получали результаты, далекие от желаемых. В поощрении и наказании оказалось чрезвычайно трудным соблюсти чувство меры и справедливости. Желание ничего не упустить приводило к скандалам из-за пустяков (уронил ложку, опрокинул чашку, испачкался в грязи, не хочет ложиться спать и т. п.), в то же время что-то важное оставалось незамеченным (например, испорченное настроение окружающих, проявление неуважения к занятиям друг друга, к достоинству другого). А стремление к единству требований порождало желание заставить всех, Живущих с нами, делать только так, как мы считаем нужным. Это порождало раздражение и уж никак не способствовало не только воспитательному процессу, но и Просто нормальной жизни каждого в семье. И мы набили Немало шишек, прежде чем поняли: воспитание есть доброжелательное общение, основанное не на подчинении и принуждении, а на взаимодействии и взаимовлиянии, взаимозависимости и взаимопомощи.

Об этом рассказывают и письма: «Аленке было сказано, чтобы она, придя из школы, вымыла на кухне пол. Прихожу с работы уставшая. Пол на кухне не вымыт и даже не вымыта чашка после выпитого ею компота. Я не кричу, не злюсь (хотя мне очень хочется крикнуть на нее, поругать). Приглашаю её на кухню и говорю: «Ты о маме не подумала, что она с работы придет уставшая, голодная, ты не сделала то, что я тебя просила. А теперь сиди и смотри, как я все буду делать». И принимаюсь за дела. Она начинает извиняться: «Мамочка, извини. Ты садись, я тебе обед разогрею, пол вымою». Мне хочется пойти ей навстречу, но я поступаю по-другому. «Ты так сделаешь в другой раз, а сейчас посиди, посмотри и пусть тебя совесть помучает» (Г. М. Маркова, Кострома).

«У нас дома есть своя слесарная мастерская. Я любил и люблю мастерить, но на первых порах частенько ломал инструменты. А отец что? Он меня наказывал, не наказывая. Он говорил: «Если что сломал, то сразу скажи мне». И после того как я видел, что отец тратит своё драгоценное время на ремонт инструментов, то ломать мне их больше не хотелось - я стал аккуратным» (Б. Шкраблюк, Херсон).

Ребёнок с самых первых проблесков сознания воспринимает семейные отношения (или те отношения, в которые он попал), как некую общечеловеческую норму общения. Любой его поступок вызывает определенный отклик окружающих: ему улыбаются, на него сердятся, разговаривают то ласково, то неодобрительно - десятки разных оттенков. И хотим мы того или нет, в них всегда присутствует оценка: это хорошо, а это плохо, так надо» а так не надо делать. Но ведь тем самым мы ориентируем ребёнка в сложнейшем мире человеческих отношений, формируем, по существу, его нравственные критерии.

Не в эту ли пору закладывается в маленьком человеке то, что мы называем совестью человеческой? Вот мы говорим: угрызения совести, совесть мучает - ещё не осознавая вины, мы её уже чувствуем. Почему? Может быть, в это время и происходит неосознанное сравнение наших поступков с тем нравственным эталоном, который был заложен в нас в самом раннем детстве. И если он есть, то наказания становятся просто излишни. Но этот эталон обязательно должен подтверждаться жизнью, опытом каждого дня, корректироваться и оттачиваться в переживаниях, размышлениях, поступках. Мы, взрослые, можем и обязаны помочь в этом нашим детям, помня, однако, что и они, как никто, могут помочь нам стать лучше.

 
Страницы: « 1 ... 15 16 17 18 (19) 20 21 22 23 »

Постоянный адрес этой статьи
  • URL: https://setilab.ru/modules/article/view.article.php/c24/208
  • Постоянный адрес этой статьи: https://setilab.ru/modules/article/trackback.php/208
Экспорт: Выбрать PM Email PDF Bookmark Print | Экспорт в RSS | Экспорт в RDF | Экспорт в ATOM
Copyright© Елена Никитина & Сетевые исследовательские лаборатории «Школа для всех»
Комментарии принадлежат их авторам. Мы не несем ответственности за их содержание.


© Агентство образовательного сотрудничества

Не вошли?