“Детский сад. Управление”

2 Март 2010

Об академике Н.Н.Поддьякове и его новой книге

написано в рубрике: Публикации — Метки: — dsupr @ 23:39

4 октября 2009 г. академику Николаю Николаевичу Поддьякову исполнилось 80 лет.
Сегодня его имя звучит как самое весомое, авторитетное в сфере российской «дошкольной» психологии. Многолетний соратник лидера советской «дошкольной» науки Александра Владимировича Запорожца, Н.Н.Поддьяков стал в восьмидесятые годы и его наследником: преемником на посту директора НИИ дошкольного воспитания АПН СССР.
Под редакцией Николая Николаевича Поддьякова и Розы Алексеевны Курбатовой в 1984 году вышла знаменитая «Типовая программа воспитания и обучения в детском саду» как формальный итог тридцатилетней работы нескольких десятков учёных во всех областях исследования дошкольного детства.
В январе 2010 года издана книга Н.Н.Поддьякова “Психическое развитие и саморазвитие ребёнка от рождения до шести лет”.

Статья Андрея Русакова в газете “Детский сад. Управление” №2, 2010

В книге Поддьякова читатель легко обнаружит тезисы, резко расходящиеся с тем, как обычно принято объяснять студентам психологических и педагогических специальностей закономерности детского развития. Он увидит, что развитие ребёнка происходит заметно сложнее и гораздо интереснее.
Обратим внимание лишь на несколько наиболее ярких поводов пересмотреть привычный взгляд на вещи.

После закрытия НИИ дошкольного воспитания в 1992-м году Н.Н.Поддьяков почти исчез с «публичной арены» научно-образовательных дискуссий; работы его выходили крохотными тиражами в малодоступных сборниках.
Но именно в девяностые годы Н.Н.Поддьяков завершил формирование целостной системы новых научных представлений о дошкольном детстве.
Они опирались, с одной стороны, на его собственные многолетние исследования экспериментальной деятельности дошкольников, закономерностей развития мышления детей и детского творчества, а с другой стороны, косвенно, и на весь массив исследований НИИ дошкольного воспитания.
Книга Поддьякова – своеобразный краткий идейный итог полувековой работы главного коллектива отечественных учёных-«дошкольников».
Итоговые выводы Поддьякова о роли экспериментирования как ведущей деятельности на протяжении всего дошкольного детства, о сложных взаимосвязях развития и саморазвития детей, о приоритетном значении «неясных» знаний по сравнению с отчётливыми, об игровом отношении к жизни (а не только к игре), о правилах «развивающейся интриги» и многом другом – меняют, а в значительной степени заставляют радикально пересмотреть привычные представления и оценки.
В этих фундаментальных научных выводах были развёрнуты и обоснованы важнейшие мысли Александра Владимировича Запорожца. Прежде всего, это можно сказать про ключевую идею А. В. Запорожца о том, что отнюдь не на путях «ускоренного развития» ребёнка по избранным направлениям будет совершенствоваться практика дошкольного воспитания. Ответственный и мудрый путь принципиально иной: это путь обогащения («амплификации, а не акселерации») детского развития.
Конечно, мы можем найти в особенностях того или иного детского возраста ресурсы для интенсивного научения ребёнка чему-либо; но пользы от такого нажима может оказаться меньше, чем вреда. Гораздо важнее не подавлять детские эмоции, а опираться на них, насыщать жизнь детей значимыми для них разнообразными событиями, дать детям прожить полноценное и многообразное детство, которое сможет стать «золотым фондом» их личности.
Такие научные выводы предполагают и значительные изменения в методах воспитания и обучения в детских садах.
Те принципы педагогической работы, которые сформулировали А.В.Запорожец и Н.Н.Поддьяков, уже в девяностые годы нашли своё воплощение в практике ряда ведущих отечественных образовательных программ: «Детский сад – дом радости» Н.М.Крыловой, «Обновление и самообразование» Е.Е.Шулешко, «Истоки» Л.А.Парамоновой, «Золотой ключик» Е.Е. и Г.Г.Кравцовых.
Но как удивительная успешность упомянутых программ, так и новизна научных работ Н.Н.Поддьякова остаются малоизвестными, почти незамеченными ни в педагогическом, ни в научном сообществе.

О ведущей деятельности
Игра – единственная ведущая деятельность старшего дошкольника.
Эта формулировка, предложенная Д.Б.Элькониным, принимается как безусловная аксиома едва ли не во всех отечественных учебниках педагогики и психологии.
Но Н.Н.Поддьяков показывает и доказывает, что даже если и принимать идеологию «ведущих» и «неведущих» деятельностей, то оказывается, что деятельность детского экспериментирования на всём протяжении дошкольного детства занимает не менее «ведущую» позицию. И это радикально меняет представление о многих условиях, целях и ценностях в организации детской жизни.

Об игровой позиции
«Что ещё для дошкольника может быть важнее игры?» – ещё один, совершенно парадоксальный ответ даёт на этот вопрос Поддьяков. Для нормального развития ребёнка может быть важна даже не сама игра как таковая, а игровая позиция, игровое отношение к делу.
«Мудро-весёлое отношение к жизни» – вот самое естественное состояние дошкольника, тот подход к жизни, который должен дышать в маленьком человеке во всех ситуациях.
Отсюда, например, становится понятным, почему воспитатели-последователи программы Е. Е. Шулешко употребляют термины «игровое» и «деловое» как синонимы. Оказывается, любое дело дошкольников можно и нужно насыщать игровым отношением к нему. Оказывается, не только образ «беззаботного детства», но и образ детства, где ребёнку достаётся заметная часть семейных трудовых забот, может быть ничуть не менее полноценен и не менее пропитан игровым восприятием жизни. И это зачастую существеннее, чем сама игра.

О решающей роли неясных знаний
В средоточии задач умственного развития издавна (с момента оформления первых методик дошкольного воспитания) рассматривался перевод детских знаний от расплывчатых к чётким и дифференцированным, от стихийных впечатлений к точным понятиям, от сложных, вербально невыразимых представлений – к простым словесным формулировкам.
Поддьяков доказывает, что едва ли не более важен обратный процесс: насыщение детского ума новыми, ещё стихийными впечатлениями, свежими сумбурными знаниями, которые прояснятся только через годы, «глобальными», «диффузными» образами….
«Если объект сложен и может быть познан лишь на пределе познавательных возможностей субъекта, то особую роль в этом процессе начинают играть неопределённые, сверхподвижные знания, образы, представления. Именно эти образования обладают качествами фактически мгновенного самоизменения, поискового переконструирования собственной структуры в зависимости от получаемых результатов.
Иначе говоря, вначале ребёнок успешно познаёт сложные объекты на уровне неопределённых, неясных знаний и по-другому познать их не может. Именно такого рода знания имеют огромные возможности в плане широкого охвата всей ситуации в целом.
…Ребёнок, сосредоточив свою познавательную (или другого рода) активность на том или ином объекте, успевает выделить за относительно небольшой промежуток времени ряд свойств и связей этого объекта (иногда достаточно существенных), и, не углубляясь в их анализ, переходит к следующим предметам и явлениям, опять-таки долго не задерживаясь ни на одном из них.
…Именно эти особенности функционирования психики ребёнка обусловливают не только стремительное накопление новых знаний, но и широту их взаимодействия, и, в конечном счёте, стремительность психического развития ребёнка от рождения до 6 лет».
И вот все наши привычные представления требуют переоценки. Меняются критерии установки на «доступность детям предлагаемых знаний и полное соответствие предметного окружения возрасту детей». Оказывается, не менее важно, чтобы детей окружали те вещи, события, явления, символы, которые превосходят возможность их сегодняшнего понимания, но «зароняют» впечатления, загадки, замыслы, размышления на годы вперёд.
Из этого следует и пересмотр привычного стремления к исключительной простоте, однозначности, непротиворечивости сообщаемых нами ребёнку знаний. Поддьяков доказывает, что именно умственные усилия по рассмотрению противоречий воспитывают мышление ребёнка. И более того: через размышления над неоднозначностью жизни, через переживание её противоречивости возникают и крепнут основания нравственного мира личности.

О дальних горизонтах развития
Вроде бы общепринята идея Л.С.Выготского о приоритетном значении педагогической работы именно в «зоне ближайшего развития» (т.е. в том пространстве познания мира, в котором ребёнок ещё не может действовать самостоятельно, но уже может быть успешен вместе со взрослым). Она стала настолько же общим местом в российском психолого-педагогическом образовании последней четверти века, насколько и тезисы Даниила Борисовича Эльконина о «ведущей роли игровой деятельности» до семи лет и «учебной» после семи.
Но и в этом случае Н.Н.Поддьяков убедительно показывает ограниченность только такого отношения к делу.
Для самосознания растущего человека, для формирования того «золотого фонда» личности, о котором столь весомо говорил А. В. Запорожец, важна не только и не столько рационализированная взрослым «зона ближайшего развития» – но и те «неясные, сверхподвижные знания, образы, представления», которые намечают «дальние горизонты развития».

Нет комментариев »

Еще нет комментариев.

RSS лента комментариев к этой записи.

Оставить комментарий

Работает на WordPress