Конференции V1

Парамонова Л. Общие нормы и уникальные открытия

Конференция: Ровесническое образование после Е.Е. Шулешко
Автор: Egor
Дата: 2007/5/24
Лариса Алексеевна Парамонова - директор Центра «Дошкольное детство» им. А.В.Запорожца, руководитель авторского коллектива программы «Истоки», разработчик методик детского конструирования, автор многих книг о дошкольном воспитании, доктор пед.наук
Аннотация: Лариса Алексеевна Парамонова - директор Центра «Дошкольное детство» им. А.В.Запорожца, руководитель авторского коллектива программы «Истоки», разработчик методик детского конструирования, автор многих книг о дошкольном воспитании, доктор пед.наук

Размышление 15.

Позвольте мне сделать небольшое заключение всего услышанного, и наметить какие-то небольшие перспективы дальнейших наших встреч.

Удовольствие, которое мы получили, очевидно. Я лично для себя открыла определённую часть методики, которая была сделана уже помимо меня. Продолжение работы с таблицами, с уровнями, с банками - этого всего я уже не знала в «шулешкинском» опыте.

Для меня это очень важная, знаковая вещь: то, что разработал Евгений Евгеньевич, что он закодировал - это говорит о его движении, его осознании того, что не всё настолько совершенно, особенно по отношению к дошкольникам. Ведь до нашего НИИ дошкольного воспитания он очень много работал со школьниками. Для него это всегда была увлекательная задача: как это понимание глубинных, общечеловеческих вещей проецировать на природу дошкольника? Ведь она специфична.

Но сегодня я хочу отметить: тут есть два направления раздумий.

Одно направление связано с теми людьми, которые уже много лет работают по методике Шулешко. Они размышляют, думают и примеряют то, что они делают, и обогащают себя и, может быть, будут пробовать ещё.

Но есть и другая направленность размышлений. Вот, существует традиционная методика работы с детьми в детских садах. И по своему воплощению она бывает «плохой» - а бывает совсем «неплохой».

Что же принципиально общего для любой хорошей педагогики? (Дурную не берём: заорганизованность, «не делай», «не бери», «делай так, как я» - это не про то).

Какие общие места можно было бы выделить в хорошей традиционной педагогике и в «шулешкинской»? Их много достаточно. Хочу назвать несколько (те, что я успела, кстати, сегодня заметить).

Во-первых, обращённость к каждому ребёнку. Имя каждого ребёнка звучит по нескольку раз, и не только у педагога, но и у других детей. Очень важная вещь. Эта работа в компаниях предполагает сохранение своеобразия каждого. Произнесение имени - очень знаковая вещь, которая вводит в смыслы всех других детей. Саша - он умеет то-то и то-то, делает вот это в компании - сейчас это имя окрашено смыслами той ситуации (в математике, в языке), с чем они работают. Впрочем, это то, что должно быть везде - но чего не достаёт даже хорошей традиционной педагогике. Это чрезвычайно важно.

О том, что не хватает проживания через движение. Мне этот тезис кажется забавным. Потому что дети ведь очень разные: одни визуалисты, другие кинестетики. Важно детей, которые привыкли всё изучать глазами, которые не хотят телесных контактов - вводить в телесную культуру через содержательные какие-то вещи. Чтобы он уже обращал внимание не на то, что «меня держит за руку другой человек», а на то общее дело, которое мы сделаем благодаря этому. Это - ещё одна важная вещь, принципиальная для нашей педагогики, и, по-моему, необходимая. Как её ввести? Как делать? Это искусство. И это нужно делать.

Теперь по поводу понятий и того, что детям близко.

Дидактика, которая строится от общего к частному, где вначале даётся обобщённое понятие, а оттуда идут его проявления, упражнения и так далее - по отношению к школьному возрасту это явление естественное. А по отношению к дошкольнику оказывается возможным тот же принцип: от общего к частному. Но: каждое частное, которое мы даём ребёнку, не может быть только частным, это обязательно проявление чего-то общего. Вот тогда принцип работает. Пример - банка, которую мы видели на занятиях сегодня. Уровень в ней - это обобщённая вещь, но через эту конкретность мы приходим опять к обобщённой и даже более отвлечённой вещи, и уже на плоскости определяем этот уровень.

 

…Полгода прошло с тех пор, как мы попрощались с Евгением Евгеньевичем. Но всё то наследие, огромное богатство, которое он нам оставил, заставляет нас задумываться, как реализовывать идеи Евгения Евгеньевича. Насколько мы глубоко проникли в его замыслы? Что у нас получается, что нет? Что мы сами развили из того, о чём он и не успел задумываться?

Самая большая память, когда о человеке вспоминают по его делам, и самое главное - претворяют в жизнь то, что он пытался сделать за всю свою, для нас очень короткую, жизнь.

Хочу сказать, что каждый из нас, занимаясь своими методиками или конкретными ситуациями с детьми, может вывести всех на такие общие фундаментальные вещи, которые значительно обогатят, даже перевернут подходы к той или другой частной методике, к более общим вещам.

И огромное спасибо этому детскому саду, который столько лет (уже 25!) работает по методике Евгения Евгеньевича Шулешко. Ведь многие начинали, потом бросали. Я удивлена, насколько у вас эта работа не просто удержалась - вошла в плоть и в кровь.

 

Ход общего обсуждения на встрече в Лыткарино записал Егор Болтаев

Конференции V1
URL: http://setilab.ru/modules/conference/view.article.php/c5/50