Статьи и учебные материалы Книги и брошюры КурсыКонференции
Сообщества как педагогические направления Совместные сообщества педагогов, студентов, родителей, детей Сообщества как большие образовательные проекты
Step by step Вальдорфская педагогика Вероятностное образование Дидактика Зайцева КСО Методики Кушнира «Новое образование» Педагогика Амонашвили Педагогика Монтессори Пост- коммунарство Ролевое моделирование Система Шулешко Скаутская методика Шаталов и ... Школа диалога культур Школа Толстого Клуб БабушкинойКорчаковское сообществоПедагогика поддержки Семейное образованиеСемейные клубыСистема Леонгард Красивая школаМакаренковские чтенияЭврика
Список форумов
Новости от Агентства Новые материалы сайта Новости педагогических сообществ Архив новостей Написать новость
Дети-читатели Учитесь со Scratch! АРТ-ИГРА…"БЭММс" Детский сад со всех сторон Детский сад. Управление Школа без домашних заданий Социо-игровая педагогика
О проекте Ориентация на сайте Как работать на сайте
О проекте Замысел сайта О структуре сайтаДругие проекты Агентства образовательного сотрудничества О насСвяжитесь с нами Путеводители по книгам, курсам, конференциям В первый раз на сайте? Как работать на сайте Проблемы с регистрациейЧто такое «Личные сообщения» и как ими пользоваться? Как публиковать статьи в Библиотеке статей
Напомнить пароль ЗарегистрироватьсяИнструкция по регистрации
Лаборатория «Сельская школа» Лаборатория «Начальная школа» Лаборатория «Пятый класс»Лаборатория «Подростковая педагогика» Лаборатория «Галерея художественных методик»Лаборатория старшего дошкольного возраста
Библиотека :: Книжный шкаф. Новая классика методической литературы

Русаков А., Эпштейн М. СТРАНА РАЗНЫХ СКОРОСТЕЙ


Содержание:
  1. Глава 3. Школа, открытая в мир
  2. I. Один век прогрессивного образования
  3. II. НА СТОРОНЕ ШКОЛЬНИКОВ, ИЛИ О МЕХАНИЗМАХ СОЦИАЛЬНОГО РАВНОВЕСИЯ
  4. III. ГДЕ ПРОЙДУТ ГРАНИЦЫ ОЙКУМЕНЫ?
  5. IV. Школа-Технопарк. Эскиз старшей школы близкого будущего
  6. V. О том, что действительно дорого

Глава 3. Школа, открытая в мир

I. Один век прогрессивного образования

Быть может, родителей, педагогов, учеников «Школы самоопределения», которые ищут сейчас новую логику совместного выживания и развития, поддержит история, приключившаяся почти сто лет назад с одной школой в Нью-Йорке. 

Эта школа была основана в 1921 году как экспериментальная государственная (public) школа; в число её научных руководителей и участников совета попечителей входили Джон Дьюи и Уильям Килпатрик. Школа создавалась в качестве одного из центров по отработке идей зарождавшегося тогда «прогрессивного образования»: метода проектов и других. Но в 1930-е годы город Нью-Йорк решил на образовании поэкономить (всё-таки Великая депрессия), и школу было решено закрыть. А вот родители с таким решением не согласились. Сорганизовались, скинулись и выкупили школу у города. Сделали её частной, а управление - во многом зависящим от родителей. Придумали механизмы, позволяющие давать стипендии для обучения в этой платной школе детям, достойным таких стипендий и в них нуждающимся.
Эта частная школа успешно действует до сих пор, а чиновникам весьма сложно хоть как-то на неё давить.

 

*   *   *

Будем считать такую историю прологом к небольшому обзору, связанному с моим путешествием по нескольким частным и «чартерным» школам в США. (Чартерные, «договорные» школы - в отличии от частных - финансируются за счёт государственных средств, но создаются по чьей-то личной или общественной инициативе и обладают широкой автономией).

Произошло это путешествие в феврале-марте 2014 года в виде стажировки, организованной российско-американской программой «Обмен социальным опытом и знаниями». Основными акцентами при знакомстве с деятельностью школ (и темами для последующего обсуждения) были такие:
  • Насколько школам удаётся сотрудничать с различными организациями - некоммерческими, бизнес-структурами, муниципальными органами управления? 
  • Как это сотрудничество удаётся вплести в учебный процесс школы? 
  • Каким образом школьникам удаётся быть активными в ходе участия в этих проектах? 
  • Какие методы, приёмы, формы работы используют учителя в этой работе? 
  • Как влияет, как вписывается жизненный материал в содержание учебных пособий и курсов?

 

Кроме того, мне было важно познакомиться с опытом участия школьников в исследованиях и изменении окружающей жизни и с тем, как происходит перенос знаний, получаемых в школе, в практическую деятельность. Некоторые из школ, где я побывал, относительно новые, другие - очень известные, с большой биографией.
И вот что любопытно.
Организаторы этих школ считали себя последователями так называемого прогрессивного образования и полагали (вслед за Джоном Дьюи), что школьники должны становиться активными участниками окружающей их жизни - изучать её, участвовать в изменениях к лучшему. Много внимания уделялось разнообразной продуктивной деятельности детей, как бы «раздвигающей» стены школы, соединяющей обучение с живыми процессами в обществе.
Эти знаменитые экспериментальные школы серьёзно повлияли на всё американское образование первой половины XX века. А уже во второй половине века идеи Дьюи активно критиковались: в частности за то, что таким образом якобы невозможно дать детям фундаментальные знания в области естественных наук и математики.
Прошло много лет, и сейчас эти заслуженные экспериментальные школы по-прежнему привержены идеям, заявленным столетие назад, а в центре их внимания находятся те же вопросы:

  • Что означает сегодня «быть школой прогрессивного образования»? 
  • Как сделать обучение более продуктивным? 
  • Как раздвинуть «оковы» классно-урочной системы, чтобы дать возможность детям обучаться по ходу реальной жизни, учиться применению знаний на практике и самоопределению (что затруднительно регламентировать рамками уроков)? 
Как совместить серьёзное, основательное изучение научных знаний с акцентом на практической деятельности?

 

О том же размышляют и организаторы новых экспериментальных школ, намереваясь совместить идеи прогрессивного образования с подготовкой к сдаче тестов высокого уровня, необходимых для поступления в наиболее престижные университеты.
Считать ли нам неизменность таких вопросов успехом или поражением?
Тем временем оказалось, что традиционные государственные школы столкнулись с такими же проблемами, только в худших обстоятельствах. Их школьники в большинстве своём так всерьёз и не осваивают фундаментальные основы наук (и с этим нужно что-то делать). С другой стороны - обучение в «традиционных» школах так и не стало ни качественным, ни продуктивным, оставаясь во многом начётническим и «зубрёжным».
Америка пытается вводить новые образовательные стандарты, которые во многом строятся на давних идеях прогрессивного образования. Новые стандарты требуют содержательного сотрудничества школ с окружающим миром, в частности, с высокотехнологичным бизнесом и некоммерческими организациями, научными центрами и культурными проектами... Ожидается, что это позволит подросткам уже в школьные годы получить опыт собственного дела, более осознанно освоить основы наук и т.д.
Получается, что совершив круг, массовое американское образование возвращается к идеям прогрессивного образования, но на новом витке развития общества и технологий.
Только как это сделать обычным учителям в рамках обычной массовой школы? Такая работа требует перемен в стереотипных представлениях об образовании, определяющих отношение и родителей, и учителей. Всё это требует и более внимательного анализа опыта старых «лабораторных» школ (достигших уже наглядных успехов), и создания новых экспериментальных школ, коллективы которых возьмутся апробировать новые подходы.

 

*   *   *

Когда учителя пробуют превратить опыт деятельного освоения мира в часть учебной программы, они сталкиваются с рядом предсказуемых проблем: 

  • проведение учебных занятий вне стен школы затруднено финансовыми и организационными рамками: ведь в них жёстко зафиксированы традиционные подходы (от согласования почасового расписания учителей-предметников до отсутствия средств на перемещение детей по городу); 
  • бизнес-структурам сложно пустить школьников внутрь текущего рабочего процесса, тратить человеческие ресурсы на работу с детьми;
  • нужен большой труд, чтобы в логику регулярного обучения включить актуальный жизненный материал (потому чаще его не включают внутрь базовых программ, а используют в виде дополнительных курсов по выбору);
  • нелегко согласовать знания и навыки, адекватные современным технологиям, с традиционным учебным школьным материалом.

 

Но многое всё же удаётся и получается интересно. Вот несколько примеров из моего краткого путешествия.

В чартерной школе «Академия с углублённым изучением математики и естественных наук» в г. Мальборо (Advanced Math and Science Academy Charter School, Marlboro, MA) реализуется любопытный вариант сотрудничества школы и бизнес-организации. В школе примерно тысяча учеников с 6 по 12 класс. Организаторы школы поставили перед собой задачу: научиться давать повышенный уровень знаний и умений в естественных науках и математике всем приходящим в школу ученикам, без какого-либо предварительного отбора.
Учительница технологии из этой школы получила сертификат на право преподавания по учебному курсу компании «Оракл». Теперь она ведёт этот курс комьютерных технологий в школе в качестве одного из курсов по выбору. Школьники, успешно его прошедшие, получают возможность пройти практику в компании «Оракл» и, ещё обучаясь в школе, выполнять заказы от фирмы-партнёра. Так школа получила практико-ориентированную программу, старшеклассники - опыт работы в реальном бизнесе, а компания - молодых и перспективных сотрудников.

Межшкольная муниципальная программа «Прогулка» (Walkabout Program) в городе Йорктаун Хайтс (Yorktown Heights, NY) позволяет желающим двенадцатиклассникам из нескольких школ посвятить последний год своей школьной жизни самоопределению, пробам себя в различных видах трудовой деятельности через организацию практики на различных предприятиях. С помощью педагогов или родителей школьники находят для себя место практики в той или иной организации и работают там в течение месяца или двух.
У молодых людей есть возможность за учебный год попробовать себя на нескольких рабочих местах и в нескольких ролях. Такими местами практики могут быть библиотека, некоммерческая организация, фабрика, магазин, школа, музей, исследовательский центр, больница и т.д.
Раз в неделю на место практики старшеклассника приезжает его педагог-тьютор. Он обсуждает с ним, с его наставником на месте работы, другими сотрудниками успехи практиканта, проблемы в работе с ним, что школьнику нового удалось узнать, чему он научился, что понял - про себя и место практики, профессию и пр.
Один-два раза в неделю все практиканты собираются в помещении программы и обсуждают получаемый опыт, там же организуются дополнительные занятия по предметам, необходимые при поступлении в колледжи или другие учебные заведения в соответствии с их выбором.

В частной школе имени Фрэнсиса Паркера (Francis Parker School, Сhicago - она была создана в начале XX века Фрэнсисом Паркером, коллегой Джона Дьюи) важное направление работы - междисциплинарные проекты по экологии. Учителя разных предметов заранее объединяются в рабочие группы, каждая из которых продумывает суть своего проекта. По ходу обсуждения замысла определяются организации, способные стать партнёрами. Затем школьникам 9-11 классов предлагается выбрать проектную группу, в которой в течение некоторого времени будет идти их практическая и исследовательская работа.

В школе «LREI» (Little Red School House and Elisabeth Irwin High School, NY - о её истории я рассказывал в начале главы) в учебном плане стоит так называемый «Миниместр» (Minimester). Все преподаватели школы и желающие старшеклассники (при поддержке учителей) разрабатывают и предлагают свои небольшие курсы на любые темы, не обязательно связанные с обычной образовательной программой. В расписании выделяются три-четыре дня, в рамках которых эти курсы могут быть реализованы. Всего предлагается около 25 курсов, старшеклассники выбирают тот, что им по душе. Группа школьников, выбравших один курс, работает вместе в течение всего отведённого учебного времени. Никаких других уроков в этот момент в школе не проводится.
Курсы отражают пристрастия учителей и школьников - современная музыка и политика, история и танцы, проблемы города и помощь животным и т.д. Часть курсов проводится вне стен школы.

Зачем это делается? Так возникают возможности:

  • для учителей - проявить своё педагогическое творчество вне обязательной программы;
  • для старшеклассников - попробовать свои силы в педагогической сфере; 
  • всем школьникам получить ещё один опыт выбора и прикоснуться к темам и вопросам, которые, скорее всего, не изучались бы в рамках обычной программы.

 

Образовательные результаты таких курсов - это новые знания, опыт, интерес, самореализация. Бывают и курсы не слишком удачные. Но поскольку потом идёт рефлексия, то их обсуждение всё равно становится важной частью образования.
В этой же школе реализуется своеобразный элективный курс «Права человека». Ученики одиннадцатых классов выбирают этот курс как один из возможных (выбравших оказывается примерно человек пятнадцать в год); каждый из ребят определяет для себя тему подробного исследования, связанного с присутствующими в окружающей жизни нарушениями прав человека и способами помощи людям. Три четверти времени курса уходит на аудиторные занятия, лекции учителя, четверть - на индивидуальное исследование. (На всю работу отводится четыре часа в неделю на протяжении семестра).
Каждый ученик должен найти организацию или эксперта, связанного с выбранной им темой. (Cреди таких организаций могут быть «Международная Амнистия», «Хьюман Райтс Вотч» и прочие широкоизвестные - но это отнюдь не постоянные партнёры. В каждом случае партнёров находят родители, учитель, сами ребята, в зависимости от выбранной темы и конкретных возможностей участников.) На основе изучения теоретического материала, общения с сотрудниками выбранной организации, экспертами школьник готовит доклад-презентацию, представляющую его исследование в школьной аудитории.

 

II. НА СТОРОНЕ ШКОЛЬНИКОВ, ИЛИ О МЕХАНИЗМАХ СОЦИАЛЬНОГО РАВНОВЕСИЯ

 

Осенью 2016 года у меня появилась возможность наблюдать изнутри, как срабатывает в США взаимодействие образования и гражданского общества. Мои наблюдения и заметки не могут претендовать на полноценное исследование - это лишь некоторые штрихи; но мне кажется, что они могут быть любопытны для российского общества и людей образования. По крайней мере, они помогают сформулировать некоторые вопросы к самим себе.
Особенно актуальными эти вопросы мне представляются в связи с якобы «вдруг проявившейся» политической активностью школьников в России, их как бы «внезапно» выказанным неравнодушием к политической и общественной жизни.
Так получилось, что я оказался в роли преподавателя в городском университете Нью-Йорка в самом конце президентской гонки в США и смог изнутри отчасти увидеть, как переживает общество такие непростые процессы.

Не буду обсуждать структуру выборного процесса и политические развилки; мне интереснее формы общественной жизни вокруг образования. Отмечу только несколько особенных черт этой избирательной кампании.
а) Выбор из двух плохих. Для большинства избирателей предложенный в итоге выбор - между Трампом и Клинтон - был выбором «из двух плохих». Очень многим, голосовавшим в итоге за Клинтон, не нравилась политика современного истеблишмента. Но всё-таки для них Трамп - это уже чересчур (в первую очередь, по этическим и стилистическим соображениям: глава государства, столь неуважительно относящийся к людям, столь провоцирующий своих граждан на агрессию, казался им невозможным кандидатом). С другой стороны, многие, голосовавшие за Трампа, делали это с оговоркой: мол, мы понимаем, что Трамп «не комильфо», но, может быть, именно эта его «страстность» позволит изменить к лучшему неудачную (на их взгляд) политику последних лет.
б) Накал страстей. В итоге агрессивной риторики Трампа и не менее агрессивной «антитрамповской» кампании многочисленных СМИ, накал страстей в стране достиг серьёзного уровня. Ругались друзья, оказавшиеся на разных полюсах предвыборного процесса, на дружеских вечеринках старались не заводить разговоров о выборах, многие «звёзды Голливуда» выступали со словами, что если выиграет Трамп - это будет конец той Америке, в которой они хотели бы и могли бы жить, и им придётся покинуть страну. В этой атмосфере находилась и американская молодёжь - наблюдая дискуссии по телевидению, радио, в интернете; обсуждая проблемы дома с родителями; дискутируя о путях развития страны в школах и колледжах.
в) Неизвестность до последней минуты. И эта напряжённость тянулась до последних минут, поскольку голосующее общество раскололось практически на две равные части. Тем сильнее для многих было потрясение, когда стало понятно, что выборы выиграл Трамп. Это стало шоком не только для многих взрослых, но и для большого числа подростков и юношей.
На этом я перехожу к теме разговора - как реагирует американская молодёжь на результаты выборов, и как общество поддерживает своё подрастающее поколение.

Реакция 1. Шок

Наутро после выборов во многих школах и колледжах далеко не все учащиеся пришли на занятия, потому что не смогли справиться с эмоциями, и после бессонной ночи и нервного ожидания результатов выборов остались дома.
Ситуация была не единичной. Её мне описывали коллеги, работающие в колледжах - престижных и вполне обычных, в школах - частных и государственных. И что мне представляется важным, в школах и колледжах эту ситуацию приняли как возможную, понимая и принимая такую реакцию молодёжи.
Более того, практически во всех учебных заведениях в первый день после выборов первые часы были посвящены не столько предметам по расписанию, сколько общению с учениками об итогах прошедшей ночи. Преподаватели считали важным обсудить с молодёжью произошедшее. Основным мотивом этих разговоров было примерно следующее:

«Мы все разные, мы голосовали (или болели) по-разному, за разных кандидатов, но выборы закончились; мы имеем право на разные мнения, но мы жили и будем жить вместе, независимо от того, кто и как голосовал и кому симпатизировал. Вне зависимости от того, за кого из кандидатов вы голосовали или болели, хорошо, что вы имеете активную позицию и переживаете за перспективы развития страны. Независимо от того, что мы могли проголосовать по-разному, мы будем дальше жить и учиться вместе, каждый будет защищён, не будет никакой дискриминации по вашему политическому самоопределению или какому-то иному признаку.»

Это была естественная реакция педагогов, работающих с молодёжью. Не обвинить, а поддержать, не разделить, а помочь понять, что мы - разные - можем и будем жить вместе.
Учителя почувствовали угрозу социальному равновесию в риторике и возможной политике вновь избранного главы государства и посчитали необходимым помочь детям (а с ними вместе и обществу) вернуться на путь согласия.
Слушая рассказы о происходящем от знакомых мне учителей и преподавателей нью-йорских колледжей и школ, я решил провести своеобразное мини-исследование - и стал расспрашивать коллег, работающих в различных учебных заведениях в Нью-Йорке, Бостоне, Чикаго, Портленде, и собирать документы-свидетельства.
Общая линия поведения педагогов, с которыми я смог пообщаться, в эти дни была следующая: надо помочь ребятам справиться с пост-выборным шоком, не принижать ничьего мнения, продолжать жить вместе, чувствовать свою защищённость и значимость...
Вот пример письма учителя к своим ученикам, написанного после выборов:

«Какая неделя у нас была! Выборы состоялись на той же неделе. Кажется, что эта неделя была в два раз длиннее, чем обычно. Много дней прошло с тех пор, как мы в последний раз собирались вместе. Как известно, теперь у нас есть новый избранный Президент Соединённых Штатов. Президент принимает важные решения для нашей страны. Вы тоже принимаете важные решения каждый день!

Сегодня и в любой другой день я призываю вас выбирать доброту ко всем людям.

Быть добрым - это качество, которое у вас есть и которым вы можете делиться с другими.

Сделайте правильный выбор.

Вы знаете, как отличать добро от зла. Вы можете сделать выбор, который принесёт добро другим людям.

Цените то, как каждый человек уникален и не похож на других. Если бы все были одинаковы, это было бы скучно. Представляете? Мы все выглядели бы одинаково, ходили бы одинаково и одевались одинаково.

Наши уникальные качества - это то, что делает каждого из нас особенным!

Будьте самим собой!

Помните, вы делаете выбор каждый день.

Вы очень важны для этого класса, для нашей школы и сообщества, и особенно для меня! Вы способны делать удивительные вещи!

Вам не нужно ждать, чтобы стать взрослым, чтобы начать изменять мир к лучшему уже сейчас!»

Что важно - реакция на происходящее оказалась схожей не только на уровне конкретных учителей, но и на уровне департаментов образования.
Во многих школьных округах образовательное руководство направило в школы и родителям учеников письма с просьбой помочь подросткам пережить это непростое время и с описанием тех мер, которые система готова предоставить в помощь ребятам и родителям. Вот пример такого письма. Его пишет родителям Портленда глава школьного округа.

«Дорогие семьи Портлендского государственного школьного округа!

По всей стране и в наших школах за последние несколько месяцев мы наблюдали ряд инцидентов, связанных c выражением ненависти к другим людям. Мы знаем, что многие семьи и ученики расстроены и чувствуют себя в опасности. И мы должны объединиться, чтобы создать заботливую и принимающую атмосферу в нашем сообществе для всех учеников. Мы хотим, чтобы вы знали, что Портлендский государственный школьный округ по-прежнему твёрдо обязуется поддерживать безопасность каждого ученика/ученицы, обеспечить уверенность ученика/ученицы в том, что ему или ей будет оказана поддержка, и что он или она является частью нашего школьного сообщества.

В положениях Совета образования имеется ясная формулировка, согласно которой мы будем абсолютно нетерпимы к любой форме дискриминации, запугиванию или преследованию отдельных лиц или групп по признаку их идентичности. Такое поведение по отношению к любому человеку в наших школах будет пресекаться быстро и надлежащим образом. В Портлендском государственном школьном округе учится большое количество разных и замечательных учеников. Это разнообразие делает нас сильнее и лучше. Наш округ будет продолжать поддерживать это, создавая безопасную и принимающую среду для всех учеников и продолжая поддерживать и защищать всех наших учеников и их семьи в это время.

Мы рекомендуем вам, пожалуйста, поговорите с вашим сыном или дочерью о том, как быть терпимым к своим одноклассникам. Если ваши дети, их соученики, родители, сотрудники школ увидят или услышат любое разжигание ненависти или станут свидетелями любого домогательства, насилия или запугивания, пожалуйста, посоветуйте им обратиться к взрослому или администратору за помощью или, если необходимо, сообщить об этом в полицию. С вашей помощью наш округ покажет пример единства и разно-образия в эти трудные времена.

Спасибо за поддержку наших учеников.»

Почему педагоги посчитали важным озаботиться эмоциональным состоянием своих учеников по поводу, казалось бы, столь далёкому от изучаемых в школе предметов?
Видимо, они помнят, что во всех ситуациях их задача как педагогов - помогать взрослению своих подопечных, а это связано как с защитой их от всякой агрессии, так и с поддержкой в них чувства собственного достоинства.
Педагоги посчитали нужным напомнить подросткам о ценности единства сообщества и возможности разнообразия, поддержать в них чувство защищённости, право на собственное мнение и понимание важности уважения других.
И всё это происходило несмотря на то, что государство, в лице вновь избранного президента, предлагало совершенно иную тональность разговора.

Реакция 2. Услышьте наш голос

Следующую историю рассказал мне мой товарищ, работающий учителем в одной из частных школ Манхеттена.
Через пару дней после Дня выборов к директору школы пришла группа старшеклассников со следующим разговором. Они считают необходимым выйти на митинг (шествие), дабы заявить свой голос против избранного президента и высказываемых им ценностей. Они уже связались с несколькими подобными оргкомитетами в других школах. Собственно с директором они хотели бы согласовать возможность для тех старшеклассников, кто пойдёт на это событие, пропустить занятия в школе.

Что делает в этом случае директор?
Он говорит молодым людям, что не может мешать им высказывать своё мнение, что школа в этот день будет продолжать работать в обычном режиме, и те, кто не хочет идти на эту акцию, смогут спокойно учиться дальше (надо сказать, что в итоге пошли далеко не все ученики школ, но очень многие). И тем ученикам, которые собираются идти на шествие, необходимо принести записки от родителей, что те не возражают против пропуска их ребёнком школы в этот день.
Далее. Директор собирает педагогический коллектив. Рассказывает - так, мол, и так, коллеги, наши дети собрались идти на шествие. Во всех случаях они всё равно наши ученики, и неправильно отпускать их одних - мало ли что может случиться. Но. Сопровождать школьников на политическую акцию - это совсем не входит в ваши обязанности как учителей; я не имею никакого права ни просить, ни требовать от вас этого. (Тем более, что школа будет продолжать работать.) Но если среди вас кто-то хотел бы поддержать ребят и на всякий случай пойти с ними вместе, то я не буду возражать, если вы напишете заявление на пропуск в этот день «за свой счёт» и будете сопровождать ребят.

В итоге шествие состоялось, в нём приняли участие несколько тысяч школьников из разных школ Манхеттена, несколько учителей из этой школы и из других решили сопровождать своих учеников. И охраняемые городской полицией - во избежание инцидентов - старшеклассники прошли маршем по центральным улицам Манхеттена. С плакатами и лозунгами, отражающими их отношение к происходящему в политике страны.
Ничего иного уже в этот момент они сделать не могли - голосование состоялось, Президент был избран. Но высказать своё мнение об этом они сочли необходимым.
Ни один школьник этот вечер не провёл в отделении полиции.
А на следующее утро все ученики пришли в школу и продолжили обучение, не получив ни слова укора от своих учителей (в том, что они, например, «позарились на подачки» проигравшей стороны и вышли на антиправительственную акцию).
Почему стали возможны такая самоорганизация школьников и такая реакция школьного коллектива на их инициативу?
Во многих школах в Америке считают важным воспитывать критически мыслящих граждан, имеющих свою точку зрения и умеющих её высказывать и защищать, желающих заботиться об окружающем их сообществе и влиять на его жизнь. В таких школах складывается определённый уклад жизни, в котором школьники привыкают к тому, что их голос важен, будет выслушан и учтён. В них уделяют много внимания разнообразию, и школьники видят это и сами поддерживают эту ценность. (Например, как бы само собой разумеется, что среди школьников может быть одноклассник, вынужденный передвигаться на коляске, что не мешает ему учиться вместе со всеми, получая поддержку как от педагогов, так и от одноклассников в случае необходимости. Или звездой ежегодного музыкального шоу становится девушка-толстушка, чрезвычайно далёкая от «голливудских» стандартов внешности. И это никого не удивляет.)
Школа стремится быть открытой окружающему миру - не только учить детей академическим зна-ниям, но и впускать в программу школы материал из окружающей жизни, организовывать обучение ребят не только в стенах школы, но и за её пределами. Выборы - и всё, что вокруг них происходит - вполне может стать предметом изучения в школе.

Несколько иная ситуация сложилась в колледже, где я преподавал.
Здесь студенты - уже взрослые люди, и ходить или не ходить на митинги - их личное дело. Но сразу по завершении выборного процесса несколько преподавателей колледжа инициировали организацию дискуссионного клуба, к участию в котором пригласили всех желающих студентов - с тем, чтобы в открытой и доброжелательной обстановке вместе обсудить возможные последствия состоявшегося выбора.
Почему они это сделали?
Преподаватели посчитали важным, чтобы у студентов была возможность проговорить всё, что их беспокоит, свои опасения и надежды, обиды и непонимания, сделать это вместе со сверстниками и опытными преподавателями, которым они доверяют. В противном случае быстро найдутся люди, которые будут давать молодёжи простые ответы на их сложные вопросы. (Мы в России хорошо знаем, к чему это приводит.)

Реакция 3. Государство - это мы. Сопротивление законопослушных граждан

Почти сразу после инаугурации президент Трамп принялся реализовывать свои предвыборные обещания. Одним из первых действий стало решение приостановить въезд в страну гражданам нескольких арабских государств. Так Трамп надеялся бороться с терроризмом. Но в результате этого решения пострадали и многие вполне добропорядочные иностранные граждане - студенты, преподаватели, многие из тех, кто учился и работал в университетах страны. Они не смогли вернуться после каникул на учёбу и работу в свои колледжи.
Почти немедленно в колледжах и университетах страны была развёрнута система поддержки этих студентов и преподавателей. Коллеги не могли выдать им нужную визу, но всё, чем можно было помочь этим людям, не нарушая закона, было организовано.
Эту позицию можно сформулировать так: «Мы не нарушаем закон, но сопротивляемся его реализации». Она проявилась не только в действиях волонтёров, преподавателей и студентов, но стала и официальной позицией многих учебных заведений на уровне их администраций.
Вот, например, письмо, отправленное руководством Нью-Йоркского городского университета всем преподавателям и студентам на их рабочую электронную почту:

 

«В пятницу днём Президент США издал распоряжение, приостанавливающее въезд для всех беженцев на 120 дней, для сирийских беженцев - на неопределённое время, а также на 90 дней заблокировавшее въезд для всех граждан Ирана, Ирака, Ливии, Сомали, Судана, Сирии и Йемена, включая обладателей студенческих виз. Это действие, которое может затронуть почти 120 студентов City University of New York (CUNY), а также нескольких преподавателей и сотрудников, создало затруднения и препятствия для многих людей по всей стране и за её пределами. Я понимаю, что обязанность администрации - обеспечить безопасность нашей страны, но в то же время, я полагаю, что этот указ несовместим с ценностями открытости и инклюзивности, которые сделали CUNY - и нашу страну - великими.

Те из нас, кто не согласен с этой политикой, должны призвать наших избранных лидеров изменить её. Тем временем, мы продолжим придерживаться ценностей, которые были источником силы CUNY в течение 170 лет, и мы предложим юридическую помощь всем пострадавшим членам университетского сообщества, при участии CUNY Citizenship Now, CUNY CLEAR, а также с помощью других средств.

Есть несколько организаций, которые сделали больше, чем CUNY, для извлечения пользы от иммиграции для этой страны. Сегодня почти 40 % наших студентов рождены в других странах, и все мы пользуемся плодами их талантов и устремлений. Наши обязательства по защите и поддержке наших студентов, независимо от их иммиграционного статуса, являются незыблемыми и включают в себя следующее:

- CUNY не будет принимать никаких мер по содействию исполнения иммиграционного закона, за исключением случаев, предусмотренных законодательством;

- CUNY будет охранять личные дела студентов в соответствии с Family Educational Rights and Privacy Act («Закон о правах на образование и неприкосновенность частной жизни семьи»);

- CUNY не будет передавать сведения о студентах в иммиграционные ведомства, исключая случаи прямого судебного постановления;

- CUNY не будет требовать или собирать информацию о гражданстве или иммиграционном статусе студентов в процессе предоставления образовательных или иных услуг, за исключением требуемой в связи с оплатой за обучение или предоставлением финансовой помощи;

и

- CUNY не разрешит чиновникам иммиграционных ведомств заходить на территории университетских кампусов, исключая случаи прямого судебного постановления.

Одно из величайших преимуществ Канцлера CUNY - это возможность встречаться с выдающимися студентами и слышать не только об их успехах, но и их борьбе в преодолении препятствий. Из тех, кто приходит на ум сейчас - это Orubba Almansouri, выпускница City College of the City University of New York, выступавшая с приветственной речью к выпускникам прошлого года. Будучи йеменской иммигранткой, Orubba рассказывала, как многие в её семье и деревне не верили в возможность высшего образования для женщин. Она описывала, как спорила со своим отцом на протяжении нескольких лет - о своих мечтах, своей тяге к знаниям и желании учиться в CUNY. Она победила в споре. Но, несомненно, победили также и мы в CUNY - как и наш город и вся страна. Именно поэтому мы продолжаем бороться за наши ценности и за свободу передвижения для исследователей, которые таким образом получают большие возможности и вносят огромный вклад в мировую науку и культуру.»

29.01.2017

 

Почему руководители университета посчитали необходимым обратиться с таким письмом к своим преподавателям и студентам? Видимо, как и учителя школ, и руководители школьных округов, и преподаватели колледжей, они считают важным в любых ситуациях в первую очередь вставать на защиту своих студентов и поддерживать сложившийся в их учебных заведениях демократический уклад жизни.
Быть может, это связано и с тем, что коллеги (хотя и получают финансовые ресурсы от государства) достаточно автономны и самостоятельно определяют внутреннюю политику своего университета.
Кроме того, принципы жизни, скажем, City University of New York существуют уже 170 лет, а вновь избранный Президент пришёл к управлению государством максимум на 8 лет, и это совершенно не повод для университета изменять свои традиции и устоявшийся уклад жизни.
Почему для них так важен этот уклад жизни школы или колледжа?
Думаю, что на их взгляд, внутренний демократический уклад - важнейшая основа педагогического процесса в школах и колледжах, которая позволяет как развиваться наукам, так и воспитываться будущим членам гражданского общества.
Впрочем, почему - будущим? Дело как раз в том, что старшеклассники и студенты - это уже граждане (независимо от возраста), которые считают, что от их мнения зависит в этой стране многое. Должно зависеть. И их голос должен быть услышан.
А опыт такого участия в жизни сообщества, уважения к своей личности, реализации своих прав и обязанностей они получают ещё в своих школах и колледжах.

Некоторые выводы
Вот противоречие, с которым педагогам в нашем веке нужно научиться справляться.
Активная включённость школьников в политические процессы порой приводит к тому, что взрослые, заигрываясь в своём противостоянии, свой раскол переносят на детей. А дети в итоге попадают в весьма стрессовые ситуации. На фоне такой угрозы возникает желание школу и школьников от политики увести как можно дальше.
Но с другой стороны - в современном обществе не удаётся делать вид, что подростки и юноши не в курсе обсуждаемых проблем, не имеют своей точки зрения на происходящее, не хотят быть услышанными, повлиять на изменения.
Мы вряд ли сможем до конца разрешить это противоречие, но в ситуациях резкого накала политических страстей и дискуссий во всяком случае должны думать о том, как защитить подростков, построить систему их сопровождения при освоении ими этого непростого взрослого мира.
Я думаю, что пути решения (или, вернее, смягчения) противоречий школы и политики связаны с переосмыслением привычного образа школы и привычных задач учителей. Речь идёт:

  • об образе школы, воспринимающей разнообразие как счастье, а не только как головную боль;
  • о взрослых, спокойно и педагогически профессионально воспринимающих бурлящее вокруг жизненное море (в том числе - в качестве объекта для изучения вместе со своими учениками); 
  • о школьных сообществах, имеющих свои ценности, свой уклад жизни, связанный с умением чувствовать и слышать другого человека, с идеями свободы и самоуправления, с признанием права детей и взрослых на уважение; 
  • о школах, готовых отстаивать этот свой уклад жизни, эти свои ценности перед кем бы то ни было.

 

III. ГДЕ ПРОЙДУТ ГРАНИЦЫ ОЙКУМЕНЫ?

Вернёмся от американских наблюдений к нашей действительности. Как выращивать школы, открытые в мир - особенно в обществе, которое к такому восприятию миссии школы ещё не очень-то готово? Над какими вопросами нам стоит размышлять и работать?
Взаимодействие школы с окружающим миром - не просто «модная фишка». Организация этого процесса важна для решения различных насущных задач:

  • для получения подростками опыта реальных дел в социальном мире - столь необходимого молодым людям, вступающим в самостоятельную жизнь;
  • для возникновения у ребят умений применять на практике то, что они изучают в школе, заинтересованнее относиться к своей учёбе;
  • ради партнёрства с другими организациями - как источниками важных ресурсов развития для школы.

 

В России частью образовательных стандартов становятся требования, связанные с открытостью школы (в частности, декларируется важность использования «сторонних» ресурсов для организации учебного процесса - музеев, предприятий, внешних образовательных программ).
Но при практической реализации этих (вроде бы не очень сложных) идей всплывает множество вопросов. Например, на встречах представителей школы и бизнес-предприятия выясняется, что и языки у представителей этих миров разные, и цели их деятельности, и внутренние механизмы, способы существования тоже отличаются. (Да и всевидящее око прокуратуры, оценивающее теперь почти всё в российском образовании, не очень способствует такому сближению.) Так и стоят на границах двух миров их представители, не совсем понимая: или «втащить» в свой мир чужой опыт, или попробовать вместе построить третий - общий для них - мир, или успокоиться и продолжить жить как раньше жили - поодаль друг от друга...
Как организовать школе жизнь так, чтобы внешние партнёры и вызовы не пугали, а способствовали развитию - детей, учителей, школы в целом?
Что может школа взять из «внешнего мира» и что дать ему?

 

*   *   *

Многие школы осознают потребность в выстраивании собственного внутреннего мира, особенного, отличного от других. Чтобы такая атмосфера складывалась и сохранялась, школе так или иначе важно «провести черту»: «Вот это мы, а это другие (не хуже, не лучше - другие), мы от других отличаемся тем-то и тем-то... а с теми-то у нас есть общее - то-то и то-то...». 

Как школе культивировать свою внутреннюю культуру, свою особость в век всепронизывающей массовой культуры, но при этом не замыкаться в себе? Как школе взрастить свой внутренний мир и не потерять его при «открытии» школы «всем ветрам» мира внешнего? Какой уклад жизни школы поможет школе стать открытой миру, но при этом сохранить внутренние ценности своего сообщества?
Как может помочь современная школа подросткам, неизбежно нащупывающим границы различных миров - семьи, школы, сообщества - понимать текущее состояние общества и участвовать в идущих в нём процессах? Но так, чтобы и не ожесточиться, не разочароваться в окружающей жизни и взрослых людях?
Дело не только в деловой пользе отношений с внешними партнёрами, но и в том - как воспринимают себя и других подростки, вырастающие в школе. Где граница между гордостью детей за особенные достоинства того сообщества, в котором они вырастают, и элитным презрением ко всем остальным, не посвящённым в счастье учиться в «такой школе»?
Как в школьном сообществе относиться к вроде бы естественным границам (например, между детьми и взрослыми?) Насколько важны (нужны) жёсткие границы? В чём их позитивные и негативные влияния? Надо ли (а если надо, то как) педагогам воспитывать в себе и в детях умение и желание выстраивать границы и их преодолевать? Каков опыт таких отношений с границами у школ, которые ощущают себя «не такими как все»?

 

*   *   *

 

Если мы обратим внимание на актуальные тенденции в развитии науки, бизнеса, общества - то легко заметить, что в наше время большая часть новаций рождается на стыках, на границах различных наук, сфер деятельностей, кругов общения.
Но как сочетать в школе предметную профессионализацию и системность с непредсказуемостью межпредметного взаимодействия? Как помочь школьникам (и учителям) увидеть многообразие мира за пределами предметных рамок? Как построить учебный процесс, подготовить и использовать пособия и другие ресурсы, чтобы помочь детям собрать вместе казалось бы разрозненные, разделённые границами наук миры  в единую картину?
Нам важно научиться говорить о педагогических проблемах, задачах, успехах на различных языках различных аудиторий - детей и родителей, предпринимателей и молодёжи, исследователей и практиков, гуманитариев и технарей, тех, кто готов мыслить схемами и моделями и тех, для кого художественные образы - ключ к пониманию этого мира...
Об этом многоязычии и взаимном непонимании нужно не только размышлять, но и важно получать собственный опыт таких «переводов». Пространства же для получения такого опыта сегодня создаются в разных местах. 

IV. Школа-Технопарк. Эскиз старшей школы близкого будущего

Чем заменить фабричную модель?

Сама по себе привычная массовая школа с классно-урочной системой по отраслям науки и производства, тактами работы по 45 минут со звонком-гудком начала и окончания работы, конвейерным переходом учащихся из класса в класс от предмета к предмету  не просто напоминает фабричное производство, она его моделирует и воспроизводит.
До какого-то времени такое устройство школы позволяло решать актуальные задачи, связанные с развитием индустриальной экономики, науки и общества. Но уже последние лет пятьдесят в мире общепризнанной становится задача создания и развития экономики наукоёмких производств и высоких технологий.
Как организуется пространство, в котором научные исследования, разработка соответствующих технологий, передача этих технологий в производство, само производство, эффективные продажи и связанные со всем этим элементы образования завязаны в единую продуктивную систему? В современном мире характерным «ответом» на эти вопросы стали технопарки.
Международная ассоциация технологических парков определяет технопарк следующим образом: организация, управляемая специалистами, главная цель которых - увеличение благосостояния местного сообщества посредством продвижения инновационной культуры, а также состязательности инновационного бизнеса и научных организаций (подробнее об этом см.: Эпштейн М., Юшков А. Школа и бизнес: опыт взаимодействия Четыре шага к технопредпринимательству. СПб., 2014; эл. публ. ).
Для достижения своих целей технопарк стимулирует и управляет потоками знаний и технологий между университетами, научно-исследовательскими институтами, компаниями и рынками. Он упрощает создание и рост инновационных компаний с помощью инкубационных процессов и процессов выведения новых компаний из существующих. Основные виды деятельности, которые объединяются в особых пространствах - технопарках - для поддержки инноваций как реализованных идей:

  • исследовательская деятельность (преимущественно - междисциплинарная); 
  • экспертиза перспективных разработок; 
  • изобретательская деятельность и проектирование, разработка прототипов и технологий; производство; маркетинг и сбыт; 
  • поддержка коммерциализации разработок; управление и технопредпринимательство.

 

В таком пространстве серьёзное внимание уделяется созданию творческой среды для работы и досуга (стимулируя тем самым порождение новых идей и их осуществление) - пространства для встреч, общения, творческой деятельности.
Если мы задумываемся о подготовке ребят к жизни и работе в высокотехнологичном мире, то напрашивается модель, где инфраструктура обучения может выстраиваться по образу и подобию технопарка.
Такой замысел - давно не новость. Многие европейские университеты сегодня переплетены с технопарками, составляют с ними неразрывную систему.
Удастся ли создать подобную модель образования не со студентами, а со старшеклассниками? - тема, над которой, мне кажется, полезно думать, в сторону которой стоит двигаться.

Рассуждения по контрасту

...Если в массовой сегодняшней школе учебный процесс замкнут сам на себе, то в школе-технопарке стержнем образования становится продуктивная деятельность, старшеклассники проходят путь решения реальных жизненных (технических, экономических, социальных и др.) задач, ситуаций - от идеи до организации производства полезного и востребованного окружающими продукта, произведения, услуги.
Если привычная школа строится на передаче готового знания, то в школе-технопарке на первый план выходит исследовательская деятельность, участие юношей и девушек в работе лабораторий, конструкторских бюро, на испытательных полигонах.
Если «фабричное» разделение труда приводит к появлению в «традиционной» школе как бы не связанных друг с другом предметов, то в школе-технопарке важным оказывается междисциплинарное знание, разнообразие и участие в командной работе.
Если до сих пор ученики старших классов школ и профессиональных колледжей разделены на два резко отличающихся образовательных потока, то движение в сторону школы-технопарка (неизбежно связанное с получением подростками опыта участия в реальных производственных отношениях, знакомством с особенностями профессий) может вести к их тесному сближению.
Сотрудничество с предприятиями-партнёрами принципиально для школы-технопарка, в частности, это могут быть: деятельная профориентация, стажировки на предприятиях, встречи с технопредпринимателями, участие школьников в производственных проектах и процессах.

Пространственные контуры

В какой мере стержнем учебной деятельности может стать участие старшеклассников в реальных технологических, социальных, художественных, исследовательских проектах, инициированных инновационным бизнесом?
Каким образом вплести в ткань продуктивной деятельности и последовательное освоение академических дисциплин, и глубокое овладение несколькими языками (в том числе и математикой - как всеобщим языком науки и технологий)?
Подозреваю, что на эти вопросы невозможно придумать общий ответ. Ситуация создания любой подобной школы будет резко особенной - по своим ресурсам, типологии возможных партнёров, жизненным перспективам выпускников, сложившимся традициям, по согласованности целей и конфликтам интересов, по личным пристрастиям и вкусам лидеров.
Но некоторые характерные черты школы-технопарка, на мой взгляд, пунктирно всё-таки намечаются.
Для школы-технопарка важно обсуждать и особенное устройство архитектурного пространства - те несвойственные для «традиционной школы» элементы, которые отразили бы тесную переплетённость собственно «школьной функции» и различных «внешкольных» проектов. Уже при проектировании здания такой школы стоит предусмотреть:

  • помещения для групповых и фронтальных, лекционных учебных занятий с раздвигающимися стенами, позволяющими трансформировать объём помещений,
  • соответствующим образом оснащённые помещения для исследовательских лабораторий (физика, химия, биология, компьютерные классы);
  • оснащённые помещения для мастерских - ремесленных, дизайнерских (по работе с различными материалами (от дерева до современных тканей), конструкторских бюро, арт-студий;
  • цех с парком современного мини-станочного оборудования;
  • пространства мини-офисов, которые смогут использовать школьники для самостоятельных занятий и групповой работы над проектами; 
  • открытую библиотеку-медиатеку; 
  • пространство для выставок, экспозиций (в частности, для презентации проектов школьников);
  • помещения общего пользования (кафе и столовая, конференц-зал, гостиница, часть номеров которой может использоваться для проживания детей, обучающихся в школе на условиях интерната, а часть - для гостей (групп детей, приезжающих для участия в программах дополнительного образования; взрослых-участников конференций и пр. событий).

 

Стоит предположить, что пространствами и ресурсами школы смогут пользоваться, например, молодёжные стартапы - при условии включения в свои проекты школьников.
Уместны здесь и замыслы «интерактивных музеев» той или иной науки (например, математики). Такой музей мог бы работать и как исследовательский методический центр по разработке программ, ресурсов, пособий для популяризации «математики для всех» (и в том числе разработки методик и курсов преподавания в этой школе и других, связанных с ней); как учебный центр, где смогут заниматься не только дети, но и педагоги, желающие повысить свою квалификацию. «Музей математики» будет выступать «объектом приложения сил» учеников школы, где они смогут разрабатывать пособия, «артефакты» для музея, проводить образовательные программы на его базе. На подобной основе школа сможет работать не только на обеспечение собственного учебного процесса в школе (и работы партнёров-стартапов), но и как Центр дополнительного образования для всего местного сообщества.

О педагогических ориентирах подготовки старшеклассников

Попробуем (в качестве осторожного приближения) обозначить некоторые педагогические ориентиры, которые помогут взять правильную ноту, грамотно выстроить процесс взаимодействия со старшеклассниками школы-технопарка. Я бы сгруппировал их по четырём темам:
- ценности, важные для сообщества причастных к жизнедеятельности такого проекта,
- умения и привычки, которые смогут сложиться у подростков, проживших в этой общности в течение 2-3 лет,
- способности, которые, как нам кажется, в такой деятельности смогут развить (или укрепить) у себя будущие выпускники,
- опыт, получение которого в процессе обучения (работы, жизни) в школе-технопарке важно организовать.

Опыт:
Опыт творческой самореализации во многих деятельностях на различных уровнях.
Опыт проживания (выживания, работы, развития) в различных средах и пространствах (природных, культурных, языковых, производственных...).
Опыт реализации (в различных командах и командных ролях, в т.ч. индивидуально) проектов «от идеи до продукта».
Опыт гражданской самостоятельности, участия в проектах самоуправления.
Опыт работы в разнообразных бизнес-проектах (в частности, связанных с современными технологиями), в  различных профессиональных ролях, совместно со взрослыми-профессионалами, в том числе работы с деньгами.
Опыт принятия решений и ответственности за них.
Опыт ощущения успеха в школьном обучении.
Опыт решения различных интеллектуальных проблем.
Опыт создания и осуществления междисциплинарных проектов в области науки, техники и бизнеса.

Способность к продолжению образования, к переходу на желаемый следующий этап биографии:
Умение принимать решения (самоопределяться) в плане профессиональных и/или образовательных интересов.
Способность добиться умений и знаний (обладание ими к окончанию школы), позволяющих перейти на следующую желаемую ступень получения образования или профессиональной деятельности.
Умение ориентироваться в практических возможностях получения дальнейшего образования в международном образовательном пространстве.

Умения и привычки:
Свободоспособность, желание и умение осознавать и выстраивать свою траекторию жизни, отстаивать свою самостоятельность; вера в свои силы.
Договороспособность.
Умение и готовность прилагать напряжённые усилия в избранной сфере.
Умение анализировать и синтезировать информацию, использовать навыки критического мышления.
Наличие грамотности, делающей доступными различные культурные сферы и стороны жизнедеятельности людей.
Умение самому жить бодро и делать так, чтобы и другим рядом также жилось интересно, перспективно, радостно.
Умение работать в команде (в различных командных ролях).
Умение жить (выживать и развиваться) в различных мирах, пространствах, средах (природных, культурных, языковых, производственных...).

Ценности:
Ценность настроенности на счастливое и ответственное будущее (собственное и окружающих людей).
Ценность уважительного и бережного отношения к прошлому.
Ценность «человеческого в человеке», личностных смыслов, подлинных отношений между людьми - того, что нельзя автоматизировать в эпоху «цифровизации и роботизации»; понимание ценности и эффективности любой технологии с точки зрения её способности помогать людям налаживать отношения, а не разрушать их.
Ценность свободы и важность личного самоопределения в различных ситуациях несвободы.
Ценность самоуважения и уважения к другим людям, понимание важности заботы о себе и других людях, взаимопомощи, в том числе, ценности обучения для самого себя (самообразования) и помощи учиться другим.
Ценность многообразия, понимание значимости разнообразия, в том числе, в коллективной работе, культурного разнообразия и самоопределения в собственной идентичности.
Ценность заботы об окружающей среде, изучения и улучшения жизни в окружающем пространстве, как природном, так и социокультурном.
Ценность интеллектуальной деятельности и понимание разнообразия стилей мышления.

 

V. О том, что действительно дорого

 

Компьютеры и физические лаборатории - важная часть школьной среды, но это не главное, что в ней нужно менять. Главное - отношения. А они от увеличения числа химических препаратов в школьных кладовых не изменятся.
Если мы надеемся сдвинуть к лучшему ситуацию в стране, надо, прежде всего, думать и вкладывать силы и ресурсы - не буду утверждать, что именно в систему образования, но, во всяком случае, - в оздоровление среды, окружающей детей. Или в то, чтобы у родителей появилась возможность достойного заработка; или в то, чтобы в информационном пространстве подросткам раскрывались культурные способы отношения к своей жизни (а не обрушивалась на них та истерия, что непрерывно льётся с государственного телевидения); или в то, чтобы серьёзно повернулось лицом к ребёнку образование и т.д.

...Когда-то Симон Соловейчик подчёркивал: конечно, воспитывает всё - но не всё в нашей власти; а школа - это тот мир, который конкретные взрослые люди вполне могут поменять к лучшему для детей в обозримые сроки.
Может ли грамотное вложение средств в общественные образовательные проекты повлиять на социальную ситуацию в целом? Да. Понятно, что если не прикладывать усилия никуда, кроме образования, скорых социальных перемен не будет. Но при грамотном вложении сил в поддержку инициатив, меняющих школу в сторону интересов ребёнка, положительные общественные сдвиги реальны (по крайней мере, вокруг сопричастных школе семей). И наоборот, не прилагая сил к изменению среды детства, беспокоясь лишь о ликвидации постоянно возникающих последствий, мы гарантировано получаем множащиеся проблемы (которые потом можно бесконечно и безнадёжно решать другими средствами).
Сегодняшняя школа встраивает ребят в скучную, но навязчивую гонку за призрачными «стимулами»; в этой гонке ребята часто теряют здоровье, друзей, самих себя. Родителей, детей, учителей подгоняют стандартами, экзаменами, ЕГЭ, аттестациями и прочими плодами бюрократического вдохновения. Большинство школ не особо озабочены реальными потребностями и проблемами своих учеников, ход учёбы в них не связан с реалиями сегодняшней жизни, но предполагает выполнение непонятной ребятам (а зачастую и самим учителям), спущенной сверху программы действий.

Важно сворачивать с привычной модели «гонок по вертикали» за скоропортящимися знаниями, актуальными только до момента «сдачи». Остро необходимо вкладывать средства и силы в переориентирование школы. Школа должна помогать в пробах, рисках, деловых усилиях - но создавая более мягкие и безопасные условия, чем в суровых обстоятельствах взрослой жизни; предоставить ребятам возможности самореализовываться, находить друзей, нарабатывать опыт и находить свой особый путь в жизни.

Страницы: « 1 2 3 4 5 (6) 7 8 9 »

Постоянный адрес этой статьи
  • URL: http://setilab.ru/modules/article/view.article.php/c24/307
  • Постоянный адрес этой статьи: http://setilab.ru/modules/article/trackback.php/307
Экспорт: Выбрать PM Email PDF Bookmark Print | Экспорт в RSS | Экспорт в RDF | Экспорт в ATOM
Copyright© Dima & Сетевые исследовательские лаборатории «Школа для всех»
Комментарии принадлежат их авторам. Мы не несем ответственности за их содержание.


© Агентство образовательного сотрудничества

Не вошли?