Статьи и учебные материалы Книги и брошюры КурсыКонференции
Сообщества как педагогические направления Совместные сообщества педагогов, студентов, родителей, детей Сообщества как большие образовательные проекты
Step by step Вальдорфская педагогика Вероятностное образование Дидактика Зайцева КСО Методики Кушнира «Новое образование» Педагогика Амонашвили Педагогика Монтессори Пост- коммунарство Ролевое моделирование Система Шулешко Скаутская методика Шаталов и ... Школа диалога культур Школа Толстого Клуб БабушкинойКорчаковское сообществоПедагогика поддержки Семейное образованиеСемейные клубыСистема Леонгард Красивая школаМакаренковские чтенияЭврика
Список форумов
Новости от Агентства Новые материалы сайта Новости педагогических сообществ Архив новостей Написать новость
Дети-читатели Учитесь со Scratch! АРТ-ИГРА…"БЭММс" Детский сад со всех сторон Детский сад. Управление Школа без домашних заданий Социо-игровая педагогика
О проекте Ориентация на сайте Как работать на сайте
О проекте Замысел сайта О структуре сайтаДругие проекты Агентства образовательного сотрудничества О насСвяжитесь с нами Путеводители по книгам, курсам, конференциям В первый раз на сайте? Как работать на сайте Проблемы с регистрациейЧто такое «Личные сообщения» и как ими пользоваться? Как публиковать статьи в Библиотеке статей
Напомнить пароль ЗарегистрироватьсяИнструкция по регистрации
Лаборатория «Сельская школа» Лаборатория «Начальная школа» Лаборатория «Пятый класс»Лаборатория «Подростковая педагогика» Лаборатория «Галерея художественных методик»Лаборатория старшего дошкольного возраста
Библиотека :: Книжный шкаф. Новая классика методической литературы

Курбатов Р. САМЫЙ НЕНУЖНЫЙ В ШКОЛЕ ПРЕДМЕТ


Содержание:
  1. С восьмиклассникам подрался
  2. Квалификацию теряешь
  3. А был ли Ковчег?
  4. Наш миф лучше!
  5. Про папуасов
  6. Десятиклассники на острове
  7. С восьмиклассниками подрался
  8. Вы же хотели быть европейцами!
  9. Читая Лунь Юй
  10. Ходили смотреть, как плавят металлы
Информация об авторе: Курбатов Рустам
Курбатов Рустам Иванович, директор лицея «Ковчег-ХХI», г. Красногорск, Московская область, педагогический писатель и общественный деятель, один из наиболее активных и своеобразных продолжателей идей Селестена Френе в России и соединитель ключевых идей нового образования в практике своей школы.

С восьмиклассникам подрался

Квалификацию теряешь

- К следующем уроку надо прочитать…
- Мы уже прочитали!
- И фильм посмотреть…
- Какой, про папуасов? Мы его посмотрели!
- …
- Кстати, тексты, вы говорили, - когда писать будем?
Восьмой класс, курс «История культуры», группа первого уровня.
Чувствую, теряю квалификацию: мастерство оттачивается на бездельниках и лентяях. Педагогика нужна там, где есть борьба, хотя бы - сопротивление.
Разделили старшие классы на группы по уровням, по разным предметам - на страты, Потому что очень уж разные ученики в одном классе: и призеры олимпиад и… разные.
А где-то есть на свете школы, где все ученики только первого уровня. И они, эти школы, гордятся своими достижениями.
Чего гордиться, когда ученики на все согласны: что ни дашь - все унесут.
Иногда завидую им, но своих ни на кого не променяю.
Отбирали народ просто: в первой группе нужно будет работать в два раза больше. То есть делать в два раза больше домашнего задания. И они, сейчас о восьмиклассниках говорю, побежали записываться. Не то чтобы гуманитарными науками интересовались, нет. Хотя некоторые - возможно.
Им приятно, быть в первой группе: «Восьмой класс, первый страт» - звучит почти как «Девятый класс». Ну и сама обстановка. Пришли, сели за круглый стол, разговариваем! Ни проверки домашнего задания, ни пересказа материала - разговариваем! Как студенты…
Мой друг Коля - тот, который в Кембридже профессор, рассказывает, что в английских университетах так и учат. Дают книжку на неделю прочитать, студенты собираются на семинар и обсуждают.
- Так что сегодня? Фильм будем обсуждать или книгу, которую прочитали?
Нравится им это, посидеть за круглым столом. А Ваня и Андрей на День учителя (как раз в первой четверти Древний Китай изучали) подарили чайник китайский с чашками. Чтобы еще и чай пить, разговаривая.
Глеб, после звонка с урока, все уже разошлись,
- Со следующей группой будет у Вас то же самое? А то я хотел бы еще один урок посидеть…
И не то, чтоб какие особо одаренные гуманитарии собрались в первой группе. Да и кто умеет эту одаренность мерить? Это же не математика какая.
Разговор с учителем математики в школьной столовой:
- Не надо на Андрее ставить клеймо гуманитария, он очень способный мальчик.
Может быть настоящие «гуманитарии», одаренные дети в плане наук о человеке, оказались во втором и третьем эшелоне. Потому что они - нет, не бездельники, просто усидчивости не хватает, слишком непоседливые. И непосредственные.
И еще родители! Вот кто определил подчас выбор:
- Мой сын интересуется компьютерами и будет программистом. Что ему нужно сделать, чтобы оказаться в первом страте по гуманитарным предметам?
- Зачем?
- Наш папа считает, что важно ставить перед собой трудные задачи и выполнять их.
Кстати, учителя поддержали идею со стратами почти единогласно - это дело понравилось всем. Особенно то, что отобрали в первый страт сильных учеников и всегда, в случае невыполнения домашнего задания в полном объеме, им можно сказать «Переходишь во второй страт». Учителю тоже иногда хочется расслабиться, представить себя преподавателем высшего заведения: студенты…
Студенты - студентами, а любимые ученики - они везде, на всех уровнях. Занимаемся социальной антропологией. Читаем про детей на островах Восточное Самоа. Про папуасов читаем, одним словом.
- Знаете, если б не был учителем, я бы стал антропологом и изучал бы племена, живущие в устье Амазонки или аборигенов Полинезии
- Ну вот, а говорили, что нас больше всего любите, а оказывается - папуасов…

А был ли Ковчег?

Был ли Ковчег? - вопрос мировоззренческий, особенно для учеников нашей школы.
Читаем Ветхий Завет, два мнения в восьмом классе: «Был» и «Не было». Если «был»: то все буквально: построили, привели зверей, сорок дней потопа; если «Нет»: выдумка все и суеверие. Зависит не от уровня интеллекта или воцерковления: «Не было» говорят те, кто хочет казаться взрослее, именно - кто хочет казаться; дескать: большой я, а это выдумки для стариков и детей. Как вера в Деда Мороза: пятилетние верят, а потом - нет.
Поэтому разницы между «Был» и «Не было» нет: эти мнения - не результат мыслительной деятельности, просто - мнения. И то, и другое - пред-рассудок. Мнения эти хороши лишь тем, что от них надо отталкиваться:
- А-а-а! Это мое мнение! Вы давите на меня! Навязываете!
Навязываю! Они, четырнадцатилетние, думают… гм-м, будто нашли уже истину и пусть посмеет кто-то сказать поперек; кстати, учителя часто подыгрывают им:
- А у тебя какое мнение? Это твоя точка зрения? Что ж, ты прав, вероятно… И ты тоже прав, право имеешь…
Три раза читаем рассказ о Потопе. Первый - буквально и доверчиво: был Ной и сыновья, сказал ему Господь, собрал он зверей, рассчитываем размеры корабля, количество пар, продолжительность потопа. Чувствую уже, кипит возмущенный разум читателей: мракобесие детям преподает директор частной школы, вон попов гнать надо от детей; но я - не поп и даже не раввин; признаюсь, хотя ученикам про это не говорю - скорее, атеист.
Второй - критически: столько зверей не уместить, корабль таких размеров пошел бы ко дну, и на Арарате, как известно, никаких остатков не нашли.
- В конце напишите в тетради пять строк, как изменилась ваша точка зрения по вопросу…
- А если моя не изменится, двойку что ли поставите?
- Ну хоть чуть-чуть: не изменится, так сдвинется…
- А… Опять навязываете!
Третий раз: рассказываю историю из Гильгамеша о потопе и корабле с товарами, унесенном В Персидский залив; о том, как евреи переиначили эту историю, вложив другой смысл - создали из шумерского свой собственный миф. Выдумка? Нет, такой способ рассказать о том, что случается, если избранный народ забывает о Том, кто избрал его.
А потом пошли в третий класс рассказывать о Ковчеге: что не надо понимать все буквально, слово-в-слово, что, конечно, потопа на-весь-мир не было - это такой «образный рассказ» со смыслом…
- Как басня что ли?
- Ну, как басня…
На следующий день спрашиваю третьеклассников:
- Ну, что вы поняли? Был ли Ковчег?
- Раньше, - говорят, - думали, что Ковчега не было, а теперь поняли, что был…
Дорастут до восьмого класса, разберемся.

Наш миф лучше!

- Я - человек верующий и Ваши попытки комментировать, Рустам Иванович, текст Священного писания меня раздражают, - слышу из одного угла класса;
- Я атеист и все мои родственники по маминой линии - атеисты, и эти все выдумки… - голос из другого угла
Это мы с восьмиклассниками читаем Ветхий Завет:
О сотворении мира и человека, об изгнании из Рая, -
Пятикнижие Моисеево, Книга Бытия, главы 1-3.
Кто сказал, что подростки ничем не интересуются -
А только вопросом взаимоотношения полов?
Есть и более актуальный вопрос для них:
О сотворении мира.
Странно, что в школе не говорят об этом:
Обо всем говорят, кроме главного -
Что было в Самом начале.
Вот и живет подросток со своими представлениями:
Кто-то верит буквально, что за шесть дней;
Кто-то считает это средневековыми бреднями.
И пока диаконы нашего городка
Не взяли дело изучения Священного Писания в свои руки -
Мы с восьмиклассниками потихоньку читаем
Первые главы Книги Бытия.
Медленно и по несколько раз.
Первый раз - как рассказ для детей:
«И сказал Бог: да будет свет - и стал свет,
И было утро и был вечер…» -
Как читали этот текст в гимназии до революции -
Буквально все понимая.
Второй раз - ища там противоречия внутренние:
«Как это, растения были созданы на третий день,
А Солнце и звезды - на четвертый?»
И противоречия внешние:
Библейского рассказа и современного естествознания:
«А небо-то твердью названо? Разве твердое оно?
И про динозавров ничего не сказано почему-то…»
И тогда мы читаем третий раз:
Не буквально и не естественнонаучно -
А как историю о самом важном,
Изложенную нам на определенном языке -
Литературы Передней Азии второго тысячелетия
До рождества Христова - на языке мифа.
И вопрос о твердом небе и динозаврах теперь
Уже не самый главный;
Вопрос - что хочет сказать Боговдохновенный автор о
Начале мира и человека, о природе добра и зла.
Потому что наша жизнь и наш взгляд на мир
Корнями растет из этого рассказа и
И мы, какими б ни были, а все же -
Созданы по образу и подобию,
И мир, хоть и бывает очень даже плох -
Все таки весьма хорош, -
Потому что в основе всего - этот Библейский рассказ.
- Дети, сравните Библейский миф о сотворении мира
И Шумерско-вавилон.
- Наш миф лучше!

Про папуасов

С восьмиклассниками читаем про папуасов.
На уроках, так сказать, истории культуры.
Не только про жителей Папуа Новая Гвинея - но и про
Восточное Самоа, острова Адмиралтейства,
Батаков, живущих на острове Суматра.
Тема звучит так: «Ребенок на островах:
Традиционные формы воспитания детей и подростков
У народов Южной и Юго-восточной Азии».
Ожидание ребенка, запреты и предписания
Для беременной женщины, роды, участие отца в этом деле,
Кормление младенца, имянаречение, предсказание судьбы,
Всякие ужасные ритуалы, творимые над младенцем,
Приучение к горшку, участие братьев и сестер в воспитании.
Помощь по хозяйству, начиная с трех лет;
Половое созревание, общение мальчиков и девочек,
Брак, ожидание ребенка и так далее, так далее.
Смыслов тут много: увидеть, что есть другие люди,
Другие способы жизни; понять, что жизнь тех людей тоже
Имеет свои основания; подумать о вещах своей жизни,
Которые только кажутся обычными и привычными.
Есть еще один смысл, пусть не главный:
Мальчики и девочки в возрасте восьмого класса
Переживают трудный период жизни,
Внутри просыпаются непонятные и неподконтрольные силы,
Родители становятся чужими людьми,
Рушится простой и добрый мир детства -
И где можно поговорить об этом?
Так вот, разговор о
«Взрослении на островах Восточное Самоа» -
Так называется книга антрополога Маргарет Мид,
Фрагменты которой мы читаем на уроках -
Это и разговор о собственном взрослении,
Такая форма, приличная и культурная, говорить об этом.
А если не говорить - то подросток остается один-на-один
Со своим стыдом и страхом.

Десятиклассники на острове

«Повелителя мух» Голдинга обычно читаем в 4 четверти,
Когда учебные силы уже на исходе -
Очень сильнодействующая книжка!
Дал десятиклассникам на каникулы:
Прочитал, кажется, только Вася:
«Мне книга не понравилась», - сказал честно,
Еще года два назад я расстроился бы,
А сейчас думаю: А почему всё должно им нравится?
То, что нравится - и сами смогут,
А я здесь для того, чтобы читали то, что не нравится.
Я знаю: книга и фильм Питера Брука понравятся;
На этой теме оживают даже самые безразличные
К Истории культуры: это книга про них!
Про четырнадцатилетних, оказавшихся без взрослых:
Смотрю на своих учеников: кто тут
Ральф, Хрюша, Саймон, Джек, Эрик и Сэм;
Да и они сами понимают, о чем история.
- А ведь похожа ситуация на Робинзона Крузо?
- Нет, не похожа: там взрослый был, а тут дети.
- Автор сознательно высаживает на острове детей, потому что природа ребенка еще не так испорчена, дети добрее…
- Ха-ха-ха!..
Они лучше меня знают природу человека.
Книга - хороший повод поговорить:
О жестокости, насилии, звере- который-внутри;
Не будешь же говорить о себе - лучше о героях;
Притча, казалось бы, и смысл на поверхности:
Кто плохой и кто хороший, но
«Светловолосый Ральф» не всем кажется светлым:
- Цеплялся за власть, а делать ничего не мог,
Джек - не для всех однозначный злодей:
- Он же охотился и мясо принес!
А Хрюша некоторых раздражает, как раздражал он Джека,
И они не скрывают этого:
- Такие как Хрюша обречены…
Есть о чем говорить.
Но меньше всего хочется превращать обсуждение текста
В сеанс коллективной психотерапии.
Все же литература! И кино!
Имею ввиду Питера Брука.
Интересно не то, кто хороший, а кто плохой -
А как это написано и показано.
Кино смотрим два раза:
Первый - чтоб знать сюжет,
Второй - медленно, кадр-за-кадром,
Останавливаясь чуть ли не каждые пять минут:
Что значит этот жест?
Почему здесь пауза?
Почему Джека показывают в профиль на фоне горизонта,
Ральф ходит в разорванной рубашке,
И к чему тут близнецы, почему непременно близнецы?
Такое построчное и покадровое прочтение
Позволяет оторваться от исходного взгляда
На эту историю как на историю взаимоотношений
Или борьбы за власть и увидеть тут что-то другое
После «Повелителя мух» смотрим
«Обыкновенный фашизм» Михаила Ромма.

С восьмиклассниками подрался

Жестко сцепился, почти подрался, с восьмым классом: я был беспощаден, они держали удар, -дело было на последнем уроке, чуть на автобус не опоздали. Говорили о «Повелителе мух» Голдина: почему все так случилось, и кто больше виноват.
Напомню: два десятка подростков оказались на острове, поначалу все правильно делали: выбрали главного, установили правила, шалаши, костер… Главного звали Ральф - «светловолосый мальчик», понимавший, что и на острове надо «оставаться англичанами» и помнить о спасении.
Но что-то пошло не так: мальчик по имени Джек объявил себя главным охотником на свиней и воссоздал на острове ритуалы первобытного племени: с жертвоприношениями, культом вождя и пытками, двух мальчиков убили, а на третьего - Ральфа - объявили охоту, чтобы заколоть его, как свинью.
Восьмиклассники - добрые и умные ребята, настоящие англичане! - с правильными представлениями о добре и зле: это в десятом классе можно было услышать всякое: что Ральф и сам виноват, а Джек - настоящий лидер; этих не собьешь: они понимают, кто плохой и кто хороший. На вопрос, почему так получилось, отвечают правильно:
- Джек думал лишь об охоте, ему бы только кровь пустить, и еще о власти: хотел быть вождем без всяких правил, видно, в школе у мальчика проблемы были или дома; без этого Джека Меридью все кончилось бы хорошо.
Я, конечно, согласен, почти. Но, задача учителя вообще-то - не соглашаться с ними, идти наперекор, учить другому взгляду, не просто так, обычному - а вооруженному.
- Джек - злодей, но дело не в нем, есть еще персонаж, который виновен и который - причина
- Ну, это Вы опять… И кто же?
- Близнецы, Эрик и Сэм, два милых мальчика, которые до последнего оставались с Ральфом и Хрюшей. Нет, они - не злодеи, но присмотримся к ним. Из-за их сходства вскоре перестали различать, кто Эрик, а кто Сэм и стали их звать просто Эрикисэм; обратите внимание, что вопрос «как тебя зовут…» звучит на протяжении всей книги; имя - это знак человечности в человеке, а Эрик и Сэм потеряли его. Еще они потеряли лицо: «На лицах близнецов засияла улыбка - одна на двоих» Близнецы слились, утратили личность, стали массой, толпой, если угодно - народом. Джек - это патология, таких немного, а Эрикосэмы есть всегда, и если говорить и о вине - о том, кто виноват: это Близнецы, Эрик и Сэм.
Не нравится моим восьмиклассникам такая трактовка, для них вина - это следствие действия, злого умысла:
- Они ж до конца держались с Ральфом и только под угрозой грубого физического воздействия перешли в лагерь Джека, перешли против своей воли.
- А могли ведь не переходить даже в случае угрозы расправы…
Но это уже не для восьмого класса. Вырастут - поймут. У нас еще будет возможность говорить о роли толпы в истории и о том, что у человека всегда есть возможность выбора, о свободе воли и ответственности. Ответственности обычного, хорошего человека за происходящее зло.

Вы же хотели быть европейцами!

Даю список книг десятиклассникам:
Данте, Томас Мор, Франсуа Рабле, Монтень
И фльмов: Леонардо, Микеланджело, Лютер, -
Из средневековья вышли мы в европейское Новое время;
- И все это на одну четверть?
- Вы же хотели быть европейцами?
- Не-е, уже не хотим…
Это «уже не хотим» - реакция не на меня со списком книг,
Мне так кажется, а на международную обстановку.
Каникулы в Европе проводят, английский - на сертифакат,
А европейцами, видите ли, быть не хотят:
- Фу, гомосексуальные браки…
Раз так, продолжим список: Паскаль «Опыты»,
Фильм о Христофоре Колумбе, четыре фильма о Лютере
И еще о Дефо - «Подлинная история Робинзона Крузо»
Обычно к десятому классу перевожу их уже
В щадящий режим: смотрим современные фильмы;
А этот раз - никакой пощады!
Обстановка в мире такая.
Европейские ценности не растут сами по себе:
Уважение к другому, равенство, право,
Возможность человека самостоятельно,
Опираясь на разум, строить собственную жизнь -
Это не появляется просто так, естественным путем,
Этому надо учить, - применяя силу, разумную, конечно.
Просто так растет лишь стадное чувство,
Которое прикрывается традициями, авторитетами и
Геополитическими интересами.
- Ну да, Россия ведет войну на Украине, и что?
Это же соответствует нашим геополитическим интересам, -
Они не очень верят пропаганде Первого канала и
Понимают, что происходит на Украине -
Но, видите ли, интересы…
Читаем Томаса Мора.
- Мор был гуманистом, он верил, что человек -
Разумен и трудолюбив по природе своей
- Разумен - может, но трудолюбив - не-е…
И только Артем и Миша, проспавшие первый урок
и Подошедшие ко второму, поддержали автора:
- Конечно, трудолюбив по природе…
Мне кажется, что главной причиной того, что произошло
В тридцатые годы в Германии был не кризис и не
Недовольство Версальским миром -
А то, что в там не прижились как-то европейские ценности
Гуманизма и Просвещения:
- Гнилая саксонская демократия и французское распутство,-
Говорили молодые немцы;
Как наши подростки, которые говорят:
- Фу, гомосексуализм и Шарли Эбдо.
Конец четверти, опять столкнулись на перемене
По украинскому вопросу с Васей,
У нас оценки происходящего совсем разные:
- Я Вам. Рустам Иванович, как гуманисту, говорю…
- Вася, тебе «зачет».

Читая Лунь Юй

Подумал, что рассказать о том, как мы читали китайских мудрецов, надо как-то по-китайски:
короткими фразами,
легкими движениями кисти.

* * *

- Их всех звали Цзы: Кун цзы, Лаоцзы, Чжуанцзы. Слово
имеет два значения: мудрец или старец - первое, а второе - в
некотором смысле его противоположность…
- Глупый человек… Дурак… Идиот…
- Нет - ребенок… Поэтому в китайской мудрости есть что-то детское.

* * *

Читаем Чжуанцзы. О диких конях, которые резвились на
просторе, пока не пришел Радующийся Мастерству и начал
взнуздывать и стреноживать их. Говорю, любя: «Вот Олег, он
четыре года назад был совсем диким конем и бросался в
меня стульями; а я смог обуздать его и стреножить».
Олег спокойно смотрит на меня: «Это еще кто кого…»

* * *

Читаем конфуцианский канон. «А на последнем уроке, -
говорю ученикам, - будет настоящий китайский единый
экзамен, потому что единый экзамен был изобретен в
классическом Китае. Юноша, чтобы получить первый чин и
стать смотрителем рисовых плантаций, должен был выучить
все книги конфуцианского канона; в день экзамена его
запирали в специальной комнатке, приносили пирожки…»
Кстати, пирожки. Попрошу в столовой напечь пирожки в день
контрольной работы.

* * *

Так чем же может закончиться моя китайская тема? В
смысле - вопросы для контрольного зачета? Если уж совсем
канонически, то надо выучить наизусть весь Лунь Юй –
как и делали это китайские юноши на протяжении двух
тысячелетий.
Если по-современному - написать высказывание в духе
Конфуция, чтобы не отличить. Вот так: два месяца учились,
итог две строчки. Хотите, попробуйте сами…
Есть и третий вариант, попроще: написать комментарий к
словам Учителя (не моим - Конфуция). Это то, чем и
занимались многие столетия китайские мудрецы -
составлением комментариев.

* * *

Позвонила мама двух детей, чтоб в лицей их перевести:
«Не хотела говорить, но я вообще-то у вас училась, мы еще
Конфуция тогда читали…»
Ну вот, теперь буду требовать, чтобы они меня называли
не просто Учителем,
а Учителем Двух Поколений.
А вот Конфуций, как все знают, был Учителем Десяти тысяч
Поколений!

* * *

Не просто комментировать этих мудрецов. Устают мои
одиннадцатиклассники. Значит так: прокомментировали
фразу Конфуция, вам бонус - китайская загадка.
Почему китайских мальчиков называли именами девочек?
Какие деревья под страхом смерти нельзя было размещать в
китайском саду? Что сделал почтительный китайский сын,
чтобы спасти своего отца от комаров, облепивших их во
время ночевки в горах?..
У меня про запас есть три десятка таких загадок.
- Загадку! Еще загадку! - кричат они.
Загадки прекрасно укрепляют жизненную силу цив
одиннадцатиклассниках накануне Единого экзамена.

* * *

Рассказываю о тяжкой участи китайской женщины: как ей ноги
бинтовали, давали играться только с глиняными черепками,
как замуж выдавали…
Настя и Лина, две подружки, не выдержали:
- Как Вы, Вы - Рустам Иванович, так можете… Вы так спокойно, всё это…
А я-то причем? Как будто я жил в эпоху Мин.

* * *

Правы те взрослые, которые говорят, что Чжуанцзы - не для детей писал. Судите сами…
Кони резвились на воле и жили в согласии со своей собственной природой. Но тут пришел Радующийся Мастерству и сказал: «Я умею укрощать коней». Он начал клеймить и стричь их, взнуздывать и стреноживать, украшать их гривы и надел на них дорогую сбрую. В результате половина коней умерла…
Коллеги! Разве для детей этот рассказ?

* * *

«Нелегко встретить человека, который отдав три года учению, не мечтал бы занять высокий пост»
- И как вы это понимаете?
- А что тут понимать, - сказали девятиклассники, - вот нам три года до Единого Экзамена осталось - пора за ум браться.

* * *

Лаоцзы со своим Дао дэ дзином, как известно, становится весьма популярным в бизнес-среде среди самых топ-менеджеров.
Мудрый правитель пребывает в недеянии, и люди думают, что все свершается как бы само собой…
Назову-ка я на следующий год свой курс как-то вроде Введения в менеджмент, так и напишу в расписании - МВА. И станет мой «самый ненужный предмет» самым нужным.

* * *

Свободное посещение уроков для старшеклассников. Так вот, вчера в мой кабинет на четырнадцать квадратных метров набилось шестнадцать одиннадцатиклассников. Не знаю, сколько там учеников сидело вокруг Учителя 10 000 поколений в абрикосовой роще - но таких даже у него не было!
Они пришли учиться. Сами!
«Учиться и, когда придет время, прикладывать знания к жизни - разве это не радостно…»
Начинается земля, как известно…
Две палки внутри круга,
Похоже на букву Т в букве О - что это?
Хорошо работает особенно на последнем уроке,
Когда они уже не способны ни к чему,
И даже в 9 классе, когда все ради экзамена.
Сорок минут продержимся.
Культура Европы эпохи средневековья,
Тема первая: Пространство средневекового человека.
- Рассказывают, Билл Гейтс или кто-то, -
А как еще заинтересовать их средневековой культурой? -
На собеседовании будущего сотрудника просит открыть окно,
Потому что душно, выходит на минутку из комнаты,
А окна-то все запаяны -
Так вот, берет на работу того,
Кто стулом выбивает стекло.
Вот какие люди нужны бизнесу!
Выбитое стекло - детская задачка рядом с вопросом
О двух черточках в кружочке.
Нужны люди, которые могут выйти за пределы того,
Что кажется «само-собой» и уметь представить другое, -
Не для бизнеса нужны, а так - для жизни.
Радостно видеть, как они недоумевают,
И потихоньку подсказками приближаться к ответу:
Это, в современном исполнении, вы видели тысячу раз,
Особенно в школе часто,
В некоторых кабинетах даже на стенке висит -
Только выглядит немного по-другому.
- О, эти глупые, странные средневековые люди! -
Кричат они, когда загадка отгадана,
Нормальная реакция образованного человека,
Что у ж говорить о подростках!
Мы сталкиваемся с другой реальностью,
Где карта - не инструмент путешествующего,
А способ отобразить мир,
В центре которого, разумеется, находится Иерусалим,
А три реки, одна из которых - море, берут начало оттуда.
Ну, если уж совсем современному человеку не дано
Понять этого, то вспомните:
Начинается земля, как известно, от Кремля.
Минут десять осталось до звонка,
Вот еще вопросы:
Как крестоносцы искали дорогу в Иерусалим,
Используя для этого гуся?
Какова была максимальная скорость передвижения в те века?
Самое быстрое средство передвижения?
Кого можно считать средневековыми туристами и
В чем особенность такого туризма?
И какова была скорость передачи информации тогда?
И какие следствия имел этот факт?
Другая эпоха - как внеземная цивилизация.

Ходили смотреть, как плавят металлы

Отпустил девятый класс с последнего урока погулять,
Вместо того, чтобы читать с ними любимого Рабле,
Главы о воспитании Гаргантюа -
Думаю, и Понократ поступил бы так же на моем месте.
Как читать о прогулках Гаргантюа на последнем уроке?
А с десятым классом получилось -
Он в расписании на первом уроке;
И вообще: классы отличаются друг от друга
Только тем, в начале дня или в конце
Завуч поставил в расписании мой урок.
Когда мы читаем текст другой культуры -
Что мы изучаем в большей степени?
Для меня это настоящий вопрос:
Другую культуру или самого себя?
Если другую - то не очень касается:
Ну, ренессанс, гуманизм, какой там… шестнадцатый век;
Если себя - о себе можно много что говорить,
Возраст такой, опять же шестнадцать лет,
Можно и без текста.
Ясно, что надо как-то одновременно.
Всегда думал, что эта одновременность
Происходит так: после короткого артобстрела:
Все ли читали и могут рассказать?
Подходим к тексту второй раз: что кажется странным?
Вокруг этих странностей и раскручивается разговор.
Не знаю, это ли Библер называл Точками удивления,
По крайней мере - это точки короткого замыкания,
Где искрит от столкновения двух непохожестей:
Обычного моего и Того, что написано.
Кстати, замыкание возможно и по содержанию:
Из не-приятия того, о чем написано;
И по форме: какими словами написано;
Особенно это касается литературы,
Впрочем, каждый текст - литературен и имеет форму.
Про искры и замыкания - для меня не вопрос,
Без них - все школа и прохождение материала;
Но как лучше организовать такое столкновение,
Чтоб искры летели во все стороны?
Не открывая книги, не называя героя и столетия:
А какой ты представляешь себе
Школу будущего, или школу, в которой хотел бы учиться?
Про компьютеры, как я настроился, никто из них не сказал:
- Уроки чтоб интересные были, на игру похожие;
- Выбор предметов - чтоб не все подряд учить;
- Побольше всяких активити делать;
- Свобода? Можно и по-строже, чем в Лицее Ковчег.
Пять минут до звонка: откроем Франсуа Рабле,
Главу двадцать третью - о новом методе Понократа и
Двадцать четвертую - о том, что Гаргантюа делал
В дождливую погоду.
Когда отовсюду они слышат, что пора уже готовиться -
Самый раз поговорить о том, что такое образование:
Подготовка к экзамену, институту и оплачиваемой работе
Или что-то другое?
А то ходили смотреть, как плавят металлы, как отливают артиллерийские орудия, ходили к гранильщикам, ювелирам, шлифовальщикам драгоценных камней, к алхимикам и монетчикам, в ковровые, ткацкие и шелкопрядильные мастерские, к часовщикам, зеркальщикам, печатникам, органщикам, красильщикам и разным другим мастерам и, всем давая на выпивку, получали возможность изучить ремесла и ознакомиться со всякого рода изобретениями в этой области.
Задание как бы по русскому языку:
Какая синтаксическая конструкция тут присутствует?
И зачем нужны бесконечные однородные члены,
Повторы, перечисления?
К чему такая многословность автора?
Меня удивляют не перечисления,
А то, что они все-таки заканчиваются
И что после всех запятых возникает точка.
Так через синтаксис выявляется идея Ренессанса:
Идея разнообразия - varieta.
Тут все под вопросом:
Однородные члены заставляют по-другому взглянуть
На «готовиться к поступлению»,
Но и ренессансный идеал - сомнителен для подростков;
Грызущих все то, что накопило человечество.
Мне кажется, в этом и смысл: поставить под сомнение
Свои представления и несколько расширить их.
Вопрос о том, что изучаем: культуру или себя,
Мне теперь не кажется столь важным.
Домашнее задание:
Написать «в стиле Рабле» как следует учить физику, химию,
Биологию, географию, литературу, геометрию,
обществознание –
Любой предмет, по методу Понократа в Лицее Ковчег
.

Страницы: « 1 ... 9 10 11 12 (13) 14 »

Постоянный адрес этой статьи
  • URL: http://setilab.ru/modules/article/view.article.php/c24/304
  • Постоянный адрес этой статьи: http://setilab.ru/modules/article/trackback.php/304
Экспорт: Выбрать PM Email PDF Bookmark Print | Экспорт в RSS | Экспорт в RDF | Экспорт в ATOM
Copyright© Курбатов Рустам & Сетевые исследовательские лаборатории «Школа для всех»
Комментарии принадлежат их авторам. Мы не несем ответственности за их содержание.


© Агентство образовательного сотрудничества

Не вошли?