Статьи и учебные материалы Книги и брошюры КурсыКонференции
Сообщества как педагогические направления Совместные сообщества педагогов, студентов, родителей, детей Сообщества как большие образовательные проекты
Step by step Вальдорфская педагогика Вероятностное образование Дидактика Зайцева КСО Методики Кушнира «Новое образование» Педагогика Амонашвили Педагогика Монтессори Пост- коммунарство Ролевое моделирование Система Шулешко Скаутская методика Шаталов и ... Школа диалога культур Школа Толстого Клуб БабушкинойКорчаковское сообществоПедагогика поддержки Семейное образованиеСемейные клубыСистема Леонгард Красивая школаМакаренковские чтенияЭврика
Список форумов
Новости от Агентства Новые материалы сайта Новости педагогических сообществ Архив новостей Написать новость
Дети-читатели Учитесь со Scratch! АРТ-ИГРА…"БЭММс" Детский сад со всех сторон Детский сад. Управление Школа без домашних заданий Социо-игровая педагогика
О проекте Ориентация на сайте Как работать на сайте
О проекте Замысел сайта О структуре сайтаДругие проекты Агентства образовательного сотрудничества О насСвяжитесь с нами Путеводители по книгам, курсам, конференциям В первый раз на сайте? Как работать на сайте Проблемы с регистрациейЧто такое «Личные сообщения» и как ими пользоваться? Как публиковать статьи в Библиотеке статей
Напомнить пароль ЗарегистрироватьсяИнструкция по регистрации
Лаборатория «Сельская школа» Лаборатория «Начальная школа» Лаборатория «Пятый класс»Лаборатория «Подростковая педагогика» Лаборатория «Галерея художественных методик»Лаборатория старшего дошкольного возраста
Библиотека :: Книжный шкаф. Новая классика методической литературы

Курбатов Р. ПОПЫТКА ДРУГОЙ ШКОЛЫ


Содержание:
  1. II. Участь первоклассника
  2. Мама мыла раму
  3. Разноцветная математика
  4. «Вся жизнь - театр...»
    Литература в начальной школе
  5. Один день из жизни первоклассника
Информация об авторе: Курбатов Рустам
Курбатов Рустам Иванович, директор лицея «Ковчег-ХХI», г. Красногорск, Московская область, педагогический писатель и общественный деятель, один из наиболее активных и своеобразных продолжателей идей Селестена Френе в России и соединитель ключевых идей нового образования в практике своей школы.

II. Участь первоклассника

Мама мыла раму

Что делать, если вы перепробовали все известные способы обучения чтению, а ваш ребёнок кричит и бросает книжку…
МА-МА МЫ-ЛА РА-МУ…
Складывать эти слоги - обычная участь первоклассника. Так учились мы, наши родители, бабушки и дедушки. Казалось бы, альтернативы нет. И даже в эпоху стеклопакетов ничего не изменилось. Откройте Азбуку: «Та-ня мы-ла пар-ту»… Видно, это судьба - читать про то, как кто-то что-то моет.
А как же литература? Где поэзия, полёт фантазии? Вымысел, над которым «слезами обольюсь»? Может поэтому подростки и не читают книг, кроме «Русской литературы в кратком пересказе».
Или иначе нельзя научиться читать?
А как Вы, взрослый человек, научились читать?
Кто-то по азбуке.
Кто-то по любимой книжке, которую десятки раз читала мама или бабушка.
Кто-то по магазинным вывескам.
Какой из этих способов лучше? Лучше - не в смысле быстрее и эффективнее, а в смысле далеко идущих последствий для развития личности. Умнее, сообразительнее, добрее будет человек, если его учить читать по Азбуке, книжке со сказками или по магазинным вывескам? Неизвестно.
Но ясно, что Азбука - не единственный путь. Возможны и другие варианты. Главное - понять, что для нас важнее…
Если для нас главное - скорость чтения, тогда, может быть, по Азбуке.
Если важно, чтобы чтение доставляло радость для ребёнка - тогда лучше по-другому.
Радость - вещь более серьёзная, чем скорость.
Если Вы будете говорить пятилетнему ребёнку, что ему «надо научиться читать», что «он должен» - готовьтесь, через десять лет Вам писать за него сочинения по литературе. Потому что ни «Мёртвые души», ни «Евгения Онегина» не прочитает подросток, который в детстве не испытал чувства радости - почти физиологического - от прикосновения к книге.
Как по-другому?
Любимая книга. Каждый вечер перед сном ребёнок просит маму прочитать одну и ту же сказку. Он давно уже знает эту сказку наизусть. И вот однажды он берет сам эту книжку и читает… Да, читает! Он видел, как делает это мама, следил глазами, водил пальчиком по строчкам с незнакомыми значками - и вот он делает это сам! Потому что выучил текст наизусть? Да, но видя слово, он припоминает, сопоставляет, догадывается. А потом читает и другую сказку, которую ему ещё никто не читал…
По сути то же происходит с вывесками: «Рыба», «Молоко», «Милиция».
Как это возможно, что его никто буквам специально не учил - а он читает. Неизвестно.… Это загадка - как и всё, что связано с возможностями человеческого мозга. Мы не знаем, что происходит там с десятью миллиардами нейронов, какие связи устанавливаются между этими клетками, когда ребёнок задирает голову, чтобы прочитать название магазина. Но ясно одно, что так можно научиться читать!
Быть может, по Азбуке быстрее. Но готовы ли вы уговаривать, объяснять необходимость, слушать плач и вопли, применять силу? И надо ли? Когда обучение чтению может быть занятием приятным и радостным, как слушание сказки, рисование, возня в песочнице.
Итак, начинаем…
Дети ещё не могут читать - пусть они слушают. Слушают, как читает учитель: почти как дома, почти как мама. Мы берём стихотворение, известное всем - это одно из тех стихотворений, которые ребёнку читали дома много раз: «Идёт бычок, качается…» или «Где ты была, сегодня, киска…» или «Наша Таня…»
Возвращение в детство? Да. Но пусть первое, что услышит ребёнок из уст учителя в школе - будут эти стихи: знакомые и родные, которые ему читала мама; пусть вспомнит себя маленьким… Приятно и полезно для психики первоклассника. Стихотворение читается несколько раз - и вот его все уже знают наизусть.
Теперь - играем! Кто-то показывает кошку, кто-то степенную тётю, которая ведёт разговор с ней, кто-то мышку. Если есть маски - ещё интересней! Спектакль за пять минут. Главное, чтобы ребёнок почувствовал ритм, мелодию стиха, что бы он как бы превратился в кошку или мышку… - пропустил литературный текст буквально через тело. И, кроме того, - та самая радость! Без которой чтение - тоска и слёзы.
И пока глаза ещё светятся, пока осталось лёгкое возбуждение от разыгранной пьесы - читаем. Что значит «читаем»? Дети садятся за парты, перед каждым - текст стихотворения, выученного наизусть и сыгранного. Мы хором читаем его, и каждый ребёнок водит пальчиком по словам и строчкам. Читает! И первое, что он скажет родителям, вернувшись домой: «Я умею читать! Я прочитал целое стихотворение!»
«А правда ли, дети, что вы умеете читать, - говорит учитель, - вы, наверно, притворяетесь! Давайте проверим…» Лист со стихотворением отодвигается в сторону, ученику даётся тот же самый листок, но… разрезанный на отдельные кусочки. Каждое слово - отдельная карточка. «Можете ли вы собрать текст?» И, проговаривая про себя выученные строчки, слово за словом, заглядывая, если это надо, на целый листок, ребёнок складывает стихотворение.
«Ну, с подсказкой-то просто! А можете ли сами, не глядя на целый лист?» На столе только карточки, без подсказки. Вот карточка «ГДЕ», вот - «ТЫ», вот - «БЫЛА» и так все 18 карточек стихотворения.
Где ты была сегодня, киска?
У королевы у английской.
Что ты видала во дворе?
Видала мышку на ковре!
Мяу! - хором говорят все дети. Это значит - мы умеем читать!
Завтра - другое стихотворение. Потом - ещё одно. Пока ребёнок действительно не научится читать.
Он запоминает только отдельные слова? Учит их как картинки, как иероглифы? Да, это так. Но из этого не следует, что он может читать только те слова, которые встречал когда-то на карточках.
Свойство нашего мозга обобщать и упорядочивать - это загадка природы. Мы не знаем, как ребёнок научился к пяти годам говорить - говорить правильно, соблюдая все нормы и правил устной речи, понимая, к примеру, когда нужно ставить глагол в совершенном, а когда в несовершенном виде.
Ребёнок научился говорить - при том, что его специально никто не учил этому. И какое счастье, что никому не пришло в голову учить ребёнка говорить по какой-нибудь умной книге. По Азбуке, например: «МА-МА МЫ-ЛА РА-МУ»

Разноцветная математика

Когда ребёнок (человек, вообще) делает что-либо хорошо?
Тогда, когда он хочет это делать.
Мы не знаем, что такое «хочет», какова природа «интереса» - но ясно одно, что по природе ребёнок активен и любознателен, а лень - лишь результат его «перегрева» учёбой. Вместо того, чтобы заставлять и организовывать, оценивать и наказывать, нам надо дать ребёнку возможность делать то, что он хочет; дать ему право выбирать работу - дать свободу, одним словом. И научиться использовать эту природную силу - детский Интерес.
При каких условиях ребёнок (человек, вообще) может научиться делать что-либо?
Тогда, когда он делает это сам.
Не смотрит за работой другого человека, не слушает его объяснения - а делает сам. Делает посильную ему работу, а если надо, обращается за помощью. Только так можно научиться рисовать, лепить, решать математические задачки, хорошо писать, читать книги - научиться думать, одним словом. И вместо того, чтобы читать ребёнку лекции и заставлять его слушать ответы одноклассника у доски, надо дать ему возможность работать. Самому по себе или в маленькой группе, с соседом по парте.
Индивидуальная работа с карточками - это и есть такая форма организации работы, при которой выполняются оба эти условия.
С одной стороны - ребёнку предоставлена свобода. Не абсолютная, конечно, но возможность выбора уровня сложности задания. И от слов учителя: «Ты сам можешь выбрать себе работу…» некоторые вздрагивают. Для ученика, привыкшего к тому, что в школе он исключительно «должен», эта фраза имеет большой терапевтический эффект.
С другой стороны - ребёнку даётся возможность работать самостоятельно. И если обычно на уроке две трети времени он зевает, наблюдая за работой своего товарища у доски, а оставшуюся треть - мечтает, глядя в окно во время объяснения нового материала, то здесь он работает сам: в одиночку или в группе (2-4 человека) и только изредка обращается за помощью к учителю.
Итак, начинаем…
Ученик входит в класс, подходит к картотеке, выбирает карточку с заданием, садится за стол и начинает работать…
Что такое картотека?
Весь курс математики разбит на достаточно крупные темы (2-3 недели на каждую). По теме существуют задания трёх уровней:
1 уровень (зелёные карточки) - стандартные задачи, на выполнение алгоритма.
2 уровень (жёлтые карточки) - более сложные задания, допустим, в несколько действий.
3 уровень (красные карточки) - так называемые «нестандартные задачи».
Допустим - придумать задачу и сделать карточку для своего класса или младших. Самая интересная и творческая работа.
На один уровень существует минимум 10 пронумерованных карточек. На каждой - задание примерно на 10-15 минут работы, чтобы ученик смог за урок выполнить 2-3 карточки. Они должны быть красивыми, на плотной бумаге - чтобы было приятно их взять в руку. Это очень важно для маленького ребёнка.
Карточки имеют ещё одно преимущество перед упражнениями в учебнике. Ребёнок радуется новому учебнику только первую неделю сентября - карточка не успевает надоесть. Учебник пугает своей бесконечностью - карточка даёт возможность получить быстрый результат. Не говоря уж о том, что ученик на уроке встал, подошёл к картотеке, сам вытащил - большую, красивую, шершавую… - положительных эмоций хватит, по крайней мере, на минут двадцать!
У каждого ученика - Маршрутный лист, на котором он отмечает выполненные задания. Он может выглядеть, например, так:
.
Маршрутный лист Заалишвили Аня, 3 класс
Математика Зелёный уровень Жёлтый уровень Красный уровень
1 Сложение двухзначных чисел
2 Сложение трёхзначных чисел
3 Сложение четырёхзначных чисел
.
В свободных клетках ученик ставит номера карточек, которые он выполнил.
У учителя - свой Маршрутный лист.
Например, такой:
.
Маршрутный лист, 3 класс
Сложение двухзначных чисел Зелёный уровень Жёлтый уровень Красный уровень
1 Толстенко Максим
2 Заалишвили Аня
3 Харчиков Эдуард
.
В свободных клетках учитель ставит номера карточек, которые выполнил ученик.
Маршрутный лист - вещь посерьёзней, чем оценка.
Во-первых, результат нагляден.
Во-вторых, это не страшно (сам заполняешь!) и даже немножко азартно.
В-третьих, можно соревноваться только с самим собой, выбирая всё более сложные задания, - а не с соседом по парте.
Учитель из лектора и контролёра превращается в организатора и помощника (менеджера, если угодно). Его задача - дать ученикам возможность работать (гарант рабочей обстановки на уроке) и оказывать помощь, если это потребуется.
Последние аргументы.
Дети вбегают в класс за пять минут до звонка на урок: «у нас сегодня - карточки!»
Все 40 минут работают, не отвлекаясь: не списывают с доски и не зевают - а именно работают, и никто не спрашивает об оценках… При этом каждый хочет взять задание посложнее…
И - финальный аргумент, как козырная карта - лёгкий стон со звонком с урока: «Уже конец!?»

«Вся жизнь - театр...»
Литература в начальной школе

Читать, писать, считать - слово «читать» стоит первым в этой триаде.
Это бесспорная ценность образования.
То, что всегда было предметом гордости нашей школы!
И особого внимания со стороны родителей.
Как мы радуемся, когда ребёнок начинает узнавать буквы.
Гордимся, что смогли научить его читать до школы.
Беспокоимся по поводу результатов проверки «техники чтения» - не медленно ли читает?
Следим, чтобы непременно каждый вечер на час он брал в руки книжку.
Выключаем телевизор - «пошёл бы лучше почитал!»
Берём с собой в отпуск книги, по «списку на лето».
Понятно, что навык чтения - основа успеха по всем предметам.
Но дело даже не в прикладном значении.
Если ребёнок читает - значит, будет хорошо учиться, слушаться родителей, станет «приличным человеком». Всё у него в жизни будет хорошо.
Если не читает?.. Почти мистический страх при мысли об этом.
На чтении держится наше представление о культуре.
И что же?
Если быть честным, надо признать, что дети «не читают».
Не то чтобы вообще не читают - а не хотят и не любят.
Читают настолько, насколько строго спрашивает учитель.
И насколько настойчиво настаивают родители: «тридцать страниц в день - твоя норма».
Конечно, виной тому - телевизор и компьютер.
Вот, нашли виноватого - и Школа здесь ни при чём.
Раньше (когда не было компьютера), читали - а сейчас не читают.
Всё это настолько ясно - что обсуждать нечего.
Вопрос другой - нам-то что делать?
Выбрать из кучи компьютерных игрушек что-нибудь более-менее приличное?
Успокоить себя в том, что по телевизору тоже иногда хорошие передачи бывают?
Если нет сил бороться - легализовать телевизор и компьютер? Как лёгкие наркотики?
Или прислушаться к астрологам, говорящим, что в эру Водолея люди будут получать информацию «из воздуха»?

* * *

Школа вступила в эпоху конкурентной борьбы с компьютером за ребёнка.
И чтобы выжить (не говорю - победить) - надо понять причину успеха последнего.
Иначе - банкротство и распродажа активов.
Причина проста: играть в компьютер интересно.
Интерес!
Вопрос не в том, чтобы позабавить ученика и облегчить учёбу.
Просто нет другого пути: или строить школу на основе Интереса или восстанавливать пионерскую организацию.
Можно только догадываться, почему иногда ребёнку бывает интересно.
Можно только наблюдать за ним: вот сверкнула искорка в глазах - что-то произошло! -
а вот снова перед нами послушный и внимательный ученик.
Понятно, что Интерес - это всегда Игра. Кто спорит.
Но загадку Интереса объяснить через тайну Игры?
Кто-то из физиков сказал, что загадка атома - это ерунда по сравнению с загадкой Игры.… Так что оставим этот вопрос физикам и нейропсихологам.
Нам - учителям - не остаётся ничего другого, как просто играть.

* * *

На уроках литературы в начальной школе - играть в литературу.
В прямом смысле - как играют артисты на сцене. Играть литературный текст.
Раз в две недели, по пятницам - когда усталость накопилась и хочется сделать выдох - дети делают маленький спектакль. Это громко сказано, спектакль. Они показывают - играют - то, что прочитали на уроках чтения. Стихи, сказки, рассказы, пьесы.
Дети готовы играть всё что угодно. С простейшими декорациями или без. После небольшой репетиции или с налёта. Но обязательно, чтобы были зрители - человек десять хотя бы. И аплодисменты.
Играют все. Не было случая, чтобы кто-то капризничал и боялся выйти на сцену. Дело настолько простое и ясное - как игра в салки. Кто боится играть в салки?
Уговаривать не надо. Нужны костюмы и декорации - вот бумага и краски. Не хватает - из дома принесём. Нужно выучить текст наизусть (вот она зубная боль начальной школы - учить наизусть) - лишь бы меня взяли на эту роль!
В автобусе по утрам читают (школа за городом и возим детей на автобусе): «Сегодня у нас будет спектакль!»
Техника чтения, выразительность, выучивание стихов наизусть, обязательный объём домашнего задания - этих проблем больше нет. Всё это - элементы Игры. Мелкие и незаметные.
Нравится - не то слово.
Радость! Радость от того, что я смог, что получилось, что «мне хлопали»!
После спектакля - прогулка на свежем воздухе на час. Потому что спектакль - это сильный эмоциональный взрыв. Собственно, то, чего Школе обычно не хватает - взрыва эмоций.
И это чувство радости, удовольствия - на физиологическом уровне закрепляется в сознании ребёнка, как нечто, связанное с книгой.
Не ремень и не пятёрка, а удовольствие - вот он, «условный рефлекс» на чтение, выработанный в первом классе. Можно надеяться - надолго.
Дать возможность ребёнку наиграться вдоволь - другой задачи у начальной школы нет.
Наиграться вдоволь - это необходимо для душевного здоровья человека.
Для ощущения полноты жизни. Одним словом - Счастья.
И если глаза светятся, и он подпрыгивает от радости - это аргумент единственный и достаточный. Больше доказательств не надо.
Но если и этого мало, если беспокоят серьёзные вещи: «развитие мышления», «понимание литературы», «умение анализировать текст», если не даёт покоя с первого класса вопрос: «А когда их будут учить писать сочинения?» - что ж, давайте говорить не о физиологическом удовольствии, а о мышлении и понимании.

Впечатление. Волнение. Переживание

Не о мышлении вообще, конечно, а что проще - о мышлении на уроках литературы. Что такое «понимать литературный текст»? Чего мы ждём от встречи ребёнка с текстом (с музыкальным произведением, живописью, скульптурой)?
Ребёнок смотрит на картину в музее изобразительных искусств.
Что видит (или может видеть) он? Характер мазка? Техника письма?
Композиция, световое решение, тени, полутени, складки плаща?
Может быть. Но сначала возникает - как в живописи, так и в литературе - нечто другое.
Как это назвать?
Впечатление? Как печать в сознании человека - мгновенно и надолго.
Волнение? Текст вызывает волну, приводит душу в состояние беспокойства.
Переживание? Читатель переживает за героев - живёт их жизнью.
Впечатление, волнение, переживание - восприятие Сердцем.
Это не научный термин. Но должна ли педагогика говорить только на языке науки? Смысл слова «Сердце» понятен каждому.
Видеть Сердцем - это принимать нечто целиком, не расчленяя и не разбирая.
Не как препарат под микроскопом - а с чувством, неравнодушно (с неравной душой).
Не изучать - а жить, чувствовать, любить.
Достаточно ли Сердца?
С нашей точки зрения, наверно нет. Мы уже взрослые люди.
Но мы не знаем, что чувствует ребёнок, «просто» переживающий текст.
Он ничего не говорит? Не может сформулировать мысль?
Может, это и хорошо. Потому что настоящая мысль - больше чем слова.
Красивые слова убивают чувство.

Китайская сказка из десятого класса

Восьмой класс. Николай Васильевич Гоголь, «Ревизор». Надо ли читать пьесу в этом возрасте - другой вопрос. Но не хотелось спорить с программой и родителями. Не хотелось и другого: «Сегодня мы приступаем к изучению...»
И вдруг - какое ребячество - они хотят играть! Нет, не спектакль - откуда время? Без костюмов и декораций, даже без выученного наизусть текста. Вроде как «выразительное чтение по ролям». Но - стоя, сидя, перемещаясь по классу-сцене с книгой в руке: на скамеечке - «Отчего же далеко, можно и близко!», на коленях - «Маменька, какой пассаж!»
Анализ? Писать сочинение? Конечно, да.
Но потом. Сначала - игра, театр, чувство. Для восьмиклассника этого уже мало, наверно. Но и без этого нельзя. Без этого - классическая литература. Собрание сочинений на полке.
Через два месяца восьмиклассники пошли на «Ревизора»: то ли во МХАТ, то ли в театр Пушкина. Билеты разошлись за одну перемену, без уговоров. Смотрели внимательно, с интересом, а после сцены объяснения Хлестакова с Марией Антоновной один из них произнёс: «Мы играли лучше».
Прошло 2 года. Восьмиклассники стали десятиклассниками. В кабинет директора входит Маша Бовенко: «У нас для вас есть сюрприз». Через неделю: «Нет, мы ещё не готовы». Ещё через пару дней: «Готово, пойдёмте смотреть».
Придумали «китайскую сказку» и показали её второклассникам. Просто им захотелось: на перемене написали сценарий, на обеде отрепетировали, отпросились с физики - показали. Всё.

* * *

Это не значит, что предлагается инсценировать «Войну и мир» и «Доктора Живаго».
Конечно, театральная игра - занятие главным образом для начальной школы.
И если этим захотели заняться десятиклассники - значит, просто в детстве не доиграли. Потому что наше образование слишком раннее и слишком «развивающее».
Речь даже не о том, чтобы проигрывать на сцене всю программу начальной школы. Литературный театр - лишь один из способов вдохнуть жизнь в литературу.
Можно читать любимую книгу, а потом рассказать другим - так, чтобы интересно было!
Можно написать небольшой «отзыв» о книге, напечатать это в школьном журнале - кто-нибудь заинтересуется и прочитает.
Можно вообще читать вслух - и детям, и учителю - чтоб слушали, дыхание затаив.
Всё что угодно, но чтение должно быть не «заданием», а естественным делом, жизнью ученика.
Хочешь найти ответ на этот вопрос - возьми книгу.
Интересно, что написали ученики другого класса - прочитай журнал.
Будем делать спектакль - прочитай сказку, выучи свою роль.
Если мы хотим, чтобы дети читали - нельзя ни под каким предлогом заставлять их читать. Надо только создавать различные ситуации.

Как это ему удалось?

Речь не о том, чтобы в начальной школе вообще отказаться от «анализа».
Анализ литературной формы возникает сам по себе, от детского удивления.
Это написано смешно.
А здесь почти слезу утираешь.
Как удалось писателю рассмешить меня или заставить плакать?
Почему какие-то тексты оставляют равнодушным, а какие-то нет?
В чём секрет?
Рифма, ритм фразы, повторы, какие-то особенные слова - как сделан этот текст?
С этого вопроса и начинается литературоведение. Конечно, мы не произносим это слово и не пользуемся другими умными терминами - мы просто наблюдаем за текстом и пытаемся понять загадку его воздействия на нас.
Как будто заглядываем через приоткрытую дверь в мастерскую писателя: что он делает там? Какие инструменты лежат на верстаке? Может, он знает какие-то хитрости?
Зачем всё это? Чтобы освоить эти приёмы и использовать их. Чтобы писать самому! Сказки, рассказы, пьесы… И ставить их в школьном театре!
Вот зачем надо «заниматься литературоведением» - чтобы овладеть секретами письма, писать самому и играть то, что написал.
Без всяких метафор, театр - «альфа» и «омега» литературы в начальной школе.

«Устная история» в начальной школе

Конечно, хорошо, что курс истории начинается во 2-3 классе. Но что это за курс? Чем он отличается от того, который мы проходим в средней школе? Рассказы попроще, шрифт покрупнее, картинок побольше. Но суть та же - политическая и социальная история, главным образом отечественная. Соответствует ли это возрасту? Потребностям ребёнка?
И если курс истории в средней школе - это проекция институтского курса для подростков, то история в начальной школе - проекция такого «подросткового курса» для детей.
Для ребёнка интересна была бы другая история.

* * *

Что должен знать по истории семилетний человек? Пока историки спорят об отличиях формационного подхода от цивилизационного, попытаемся дать простой и очевидный ответ на вопрос: в первую очередь, это история своей семьи.
История своей маленькой жизни: первые воспоминания, самые запомнившиеся события... историческое время становится чем-то близким и осязаемым.
История семьи: родителей, бабушек и дедушек; даты их рождения, степени родства, семейные легенды, фотографии, рассказы о том, какой была жизнь, когда им было семь лет… Пространство истории расширяется: от собственной биографии - к истории семьи, рода.
История места, где ты родился: что здесь было 20, 50, 100 лет назад…
С этого стоило бы начинать - а не с египетских пирамид. Понимание, что твоё существование каким-то образом соотносится с жизнью других людей, чувство причастности и общности - укоренённости - то, чего действительно не хватает современному человеку.
Итак, первый год изучения истории в нашей школе (второй класс) - это курс «Живая история»

* * *

История моей жизни. Мне семь лет. Какие события произошли в течение моей жизни? Когда я сделал первые шаги, произнёс первые слова? Когда родился братик или сестрёнка? Или семья переехала на новую квартиру? Или в доме появился зверь: собака, кошка… К какому возрасту относятся мои первые воспоминания? Когда мне подарили мои любимые игрушки? Когда я прочитал первую книжку?
Дать почувствовать, что время - конкретно-осязаемая вещь. Год, месяц, день… Нарисовать «прямую времени» собственной жизни, обозначить на ней «главные вехи». Конечно, расспросить родителей о своём детстве, принести фотографии. История Себя - возможно, это первый шаг к пониманию истории.

* * *

Моя семья. Родители, братья-сестры, тёти-дяди, бабушки- дедушки, пра-… Как кого зовут (иногда первоклассники не знают отчества родителей). Степени родства. Даты рождения, годы жизни. Фотографии родственников. Кто где живёт. С кем виделся, а с кем - нет. Глубина исторической памяти: знаешь ли имена прабабушки и прадедушки? А до какого поколения помнят в семье предков? Где жили они и чем занимались?
Логично нарисовать «древо семьи», подписать имена…

* * *

Когда моим родителям было семь лет… Какой была тогда школа? Где учились родители? Большая ли была школа, сколько учеников в классе? Строгие ли были учителя? Дисциплина? С кем дружили? Кто такие октябрята и пионеры? Любили ли родители школу? Хотели бы они снова стать маленькими и пойти в первый класс?
Хорошо бы посмотреть семейный альбом, найти фотографии. Может, сохранились почётные грамоты, дневники, другие предметы «пионерского детства» родителей.

* * *

Когда моей бабушке (дедушке) было семь лет - а тогда какой была школа? Те же вопросы, что и для родителей.
Ребёнок может сравнить эти два рассказа, задуматься о том, что в истории всё понемножку меняется. Выслушав одноклассников, он сможет попытаться увидеть какие-то общие черты в рассказах о школе родителей, бабушек и дедушек.

* * *

Вещи с историей. Дома у каждого есть особые вещи. Попросить родителей рассказать об этих «реликвиях». Когда они появились в доме? Почему эти вещи особенно дороги? С какими событиями жизни семьи они связаны?
Оказывается, предметы, которые окружают ребёнка - не просто предметы обихода. Они «помнят» историю семьи и людей, которых уже нет среди нас.
Не стоит просить выносить из дома «вещи с историей», но можно сфотографировать их. Сделать фотовыставку с подписями, объясняющими ценность каждого экспоната.

* * *

Память о войне. В каждой семье есть человек, прошедший Великую Отечественную. Если он дожил до наших дней - взять интервью, расспросить, попросить показать письма и фотографии. Когда призвали на фронт? Сколько было лет? Где воевал? Самые сильные воспоминания; истории, врезавшиеся в память…
Если эти люди не дожили до наших дней - попросить рассказать родителей. Что знают они? Что им рассказывали о войне? Сохранились ли письма, фотографии?

* * *

О том, как пропадали люди. И почти в каждой семье есть человек, прошедший террор тридцатых-пятидесятых годов. Раскулаченные, переселенцы, враги народа и члены семей…
Об этом рассказывают неохотно: не всегда знают о своих репрессированных родственниках и не всегда хотят говорить. Поэтому, особенно важно, чтобы дети услышали эти истории, сохранили память о «исчезнувших родственниках».

* * *

Во что верили?
Кто такие «пионеры»? Как принимали в эту организацию? Каким должен был быть настоящий пионер?
Что такое «коммунизм»? Когда он наступит? Верили ли в его возможность?
Выезжали ли за границу? Что думали о жизни людей в других странах?
Любили ли свою работу? Хорошей ли была зарплата?
Ходили ли в церковь?
Какие фильмы смотрели, музыку слушали, книги читали?
Попытка анализа «коммунистического мифа»: как ещё верили и принимали, но уже сомневались и иронизировали. Конечно, ребёнок не разберётся во всех тонкостях коммунистической веры, но почувствует, может быть, сложность и противоречивость той жизни.

* * *

Повседневная жизнь: одежда, квартира, еда.
В каком доме (квартире) прошло детство родителей (прародителей). Была ли это отдельная или коммунальная квартира? Была ли у ребёнка отдельная комната? Как была устроена жизнь в коммунальной квартире? Сохранились ли какие-то фотографии того времени?
Одежда: что носили родители (бабушки и дедушки), когда были молодыми? Что было тогда в моде? Где покупали одежду (или шили сами)? Какие причёски были в моде?
Еда: что было обычно на столе и в холодильнике? Сложно ли было «достать» продукты? Что такое «очередь»? Часто ли ходили в кафе и рестораны? Как накрывали стол на праздники и к приходу гостей? Другими словами, отличалась ли «практика еды» двадцать-сорок лет назад от современной?

* * *

Повседневная жизнь. Техника, которая изменила жизнь. Как раньше обходились без привычных вещей: стиральной машины, пылесоса, компьютера. Как жили в доме «без удобств»: без воды, канализации, центрального отопления, может быть - без света.
Как стирали белье? Обогревали дом? Готовили пищу?
Когда появились эти предметы в доме? Как они изменили нашу жизнь?
На привычные вещи ребёнок может посмотреть другими глазами - оказывается, многие «удобства» появились не так уж давно.

Один день из жизни первоклассника

«Моя жизнь монотонна: я охочусь за курами, люди охотятся за мной», - говорил Лис из «Маленького Принца». Это про нас, про школу. Монотонность - вот проблема. Похожие один на другой уроки, парты в ряд, почти армейская дисциплина. Дети устают не от труда, а от однообразия и вынужденного безделья: сидеть неподвижно, слушать ответы одноклассников у доски, выполнять команды учителя.
А это дети, ещё вчера игравшие в подготовительной группе детского сада. Слишком резкий переход - ещё одна родовая травма. Разнообразие, активность, возможность выбора - вот что нужно ребёнку. И не только для того, чтоб «не скучал», не из-за баловства, а потому что только так - через игру и деятельность, через движение и общение - он может чему-то научиться.
Итак, учебный день ученика первого (второго, третьего и четвёртого) класса в нашей школе.
Первые четыре урока ведёт учитель. Это «основные предметы»: математика, русский язык, чтение, естествознание. Вроде бы обычные школьные уроки, но проходят они не обычно.
Первое, что бросается в глаза - парты стоят «большими квадратами», сдвинуты вместе два стола - так чтобы можно было работать группе из 3-4 детей. Ведь приятнее видеть лица одноклассников, чем их затылки. Почему в обычной школе парты стоят рядами? Потому что надо слушать учителя, молчать и ещё раз слушать! У нас, кроме этого, надо работать. Индивидуально: с книгой, карточками; и в группах: говорить, обсуждать, рассказывать…
Но парты - это не главное. Класс вообще не похож на «класс». На стенах вместо таблиц «звонких и глухих звуков» - рисунки детей, тексты, написанные ими на разных уроках и, как правило, напечатанные на компьютере. Стеллажи с книгами, ящички с карточками - это индивидуальные задания по математике, русскому языку, естествознанию; материалы для поделок, настольные игры, конструкторы. Отдельный шкаф - уголок для опытов: весы, магниты, ёмкости для воды, батарейки, лампочки… Дети не сидят за партами весь день, они могут ходить по классу, взять со стеллажа книгу, выбрать карточку с заданием, подойти к учителю, если возникает такая необходимость.
Но и обстановка класса - не самое главное. Уроки проходят по-другому.
Русский язык. В основе - не правила и исключения, а тексты, написанные учениками по разному поводу - «свободные тексты». Возможность выразить себя через листок бумаги для ребёнка так же важна, как возможность самовыражения через игру, рисунок, движение. Дети пишут по один-два таких рассказа в неделю. Текст обсуждается с учителем, ошибки правятся. Итог работы - публикация или в журнале класса, или в газете на стене, на сайте в интернете. Это важно для любого человека - видеть результат своего труда!
Чтение - постановка литературных спектаклей.
Математика - опора на детский опыт, математика в реальной жизни первоклассника: что можно измерить, подсчитать, сравнить.… И система индивидуальных заданий на разноцветных карточках
Естествознание и история - видеофильмы, опыты, наблюдения, работа с книгами.
Первые два урока ещё как-то похожи на уроки. В основном это коллективная работа в рамках общей темы (проекта). А вот третий и четвёртый - это главным образом работа индивидуальная. Кто-то решает математические задачки, кто-то пишет тексты по русскому языку или читает книгу. У каждого ученика есть свой план работы - Маршрутный лист. Он планирует свою работу на неделю, отмечает, что удалось сделать. Конечно, учитель «контролирует процесс»: он может обратить внимание ребёнка на то, что ему, например, не удаются примеры на «деление трёхзначного числа на двухзначное», и посоветовать взять карточку с нужным заданием.
Мы начали с того, что первые четыре урока ведёт учитель. Это не совсем так, эти уроки ведут два человека: учитель и куратор класса. Куратор - воспитатель, психолог, «вторая мама»; человек, который стремится всегда видеть в ученике ребёнка (а не наоборот), - присутствует на этих уроках-мастерских и помогает учителю вести их.
5 урок - вкусный обед и прогулка на улице. Кстати, у нас трёхразовое питание: завтрак, обед и полдник.
Вторая половина дня:
6-7 уроки - студии. Рисунок, гончарная мастерская, театральная студия, музыка, шахматы, хореография. Также после обеда проходят уроки английского языка (2 раза в неделю) и уроки физкультуры (3-4 раза в неделю). Английского языка в начальной школе немного. Ежедневный английский и второй иностранный язык будут в средней школе. Пока дети маленькие - другие приоритеты: рисунок, музыка, спортивные игры. То, что потом не наверстаешь.
8-9 уроки - прогулка на улице, игры. Наша школа действительно находится в «прекрасном уголке Подмосковья», среди елей и сосен в три-четыре детских обхвата, и хочется, чтобы дети могли нагуляться вдоволь и подышать «воздухом соснового леса». Если погода не прогулочная - игры и разные интересные занятия вместе с куратором класса: конструктор, настольные игры, ручной труд (вышивание, лепка, моделирование), ролевые игры, чтение вслух (давно забытое занятие!). Пусть это покажется кому-то несерьёзным, но Игра - самое важное и серьёзное занятие для ребёнка семи-восьми лет. Любой психолог скажет, что только наигравшийся ребёнок станет счастливым взрослым….
17-00 - автобусы отправляются. Конец дня.
.

Страницы: « 1 2 (3) 4 5 6 7 ... 9 »

Постоянный адрес этой статьи
  • URL: http://setilab.ru/modules/article/view.article.php/c24/302
  • Постоянный адрес этой статьи: http://setilab.ru/modules/article/trackback.php/302
Экспорт: Выбрать PM Email PDF Bookmark Print | Экспорт в RSS | Экспорт в RDF | Экспорт в ATOM
Copyright© Курбатов Рустам & Сетевые исследовательские лаборатории «Школа для всех»
Комментарии принадлежат их авторам. Мы не несем ответственности за их содержание.


© Агентство образовательного сотрудничества

Не вошли?