Статьи и учебные материалы Книги и брошюры КурсыКонференции
Сообщества как педагогические направления Совместные сообщества педагогов, студентов, родителей, детей Сообщества как большие образовательные проекты
Step by step Вальдорфская педагогика Вероятностное образование Дидактика Зайцева КСО Методики Кушнира «Новое образование» Педагогика Амонашвили Педагогика Монтессори Пост- коммунарство Ролевое моделирование Система Шулешко Скаутская методика Шаталов и ... Школа диалога культур Школа Толстого Клуб БабушкинойКорчаковское сообществоПедагогика поддержки Семейное образованиеСемейные клубыСистема Леонгард Красивая школаМакаренковские чтенияЭврика
Список форумов
Новости от Агентства Новые материалы сайта Новости педагогических сообществ Архив новостей Написать новость
Дети-читатели Учитесь со Scratch! АРТ-ИГРА…"БЭММс" Детский сад со всех сторон Детский сад. Управление Школа без домашних заданий Социо-игровая педагогика
О проекте Ориентация на сайте Как работать на сайте
О проекте Замысел сайта О структуре сайтаДругие проекты Агентства образовательного сотрудничества О насСвяжитесь с нами Путеводители по книгам, курсам, конференциям В первый раз на сайте? Как работать на сайте Проблемы с регистрациейЧто такое «Личные сообщения» и как ими пользоваться? Как публиковать статьи в Библиотеке статей
Напомнить пароль ЗарегистрироватьсяИнструкция по регистрации
Лаборатория «Сельская школа» Лаборатория «Начальная школа» Лаборатория «Пятый класс»Лаборатория «Подростковая педагогика» Лаборатория «Галерея художественных методик»Лаборатория старшего дошкольного возраста
Библиотека :: Книжный шкаф. Новая классика методической литературы

Курбатов Р. ПОПЫТКА ДРУГОЙ ШКОЛЫ


Содержание:
  1. IX. Десять лет и право переписки
  2. Русский язык, великий и ужасный
  3. Французская зараза
  4. Писать!
  5. Уроки своего текста
  6. Орфография и реставрация
  7. * * *
Информация об авторе: Курбатов Рустам
Курбатов Рустам Иванович, директор лицея «Ковчег-ХХI», г. Красногорск, Московская область, педагогический писатель и общественный деятель, один из наиболее активных и своеобразных продолжателей идей Селестена Френе в России и соединитель ключевых идей нового образования в практике своей школы.

IX. Десять лет и право переписки

Русский язык, великий и ужасный

Родной язык: две загадки не дают покоя.
Первая - к пяти годам ребёнок говорит! Говорит: зная, когда надо поставить глагол в совершенном, а когда в несовершенном виде, не путаясь в падежных окончаниях и образуя ежедневно десяток новых слов по всем правилам русской морфологии.
Как в голове ребёнка образуются эти структуры, которыми не в состоянии овладеть иностранец с гуманитарным образованием за 15 лет изучения языка? И ведь никто не учит его говорить, разве что иногда взрослый подскажет или поправит. Он только слушает, повторяет за взрослым звуки, слова, фразы и - чудо! - говорит. Что происходит в детской голове: как систематизируется, кристаллизируется ежедневный опыт? Как вырабатывается чувство языка? Как Хаос образует Порядок?
И вторая загадка. Семилетний ребёнок пишет (пусть с ошибками, но без страха) сказки и истории, в пятом классе - простые диктанты, в девятом - изложение с элементами сочинения, а после школы - уже ничего не пишет. Почему? Десять лет учёбы: две тысячи часов изучения языка, три-четыре километра упражнений в тетради, - и неспособность написать страницу текста «от себя»… Почему родной язык, лёгкий и естественный для дошкольника, становится чужим языком: вызывающим неприятие и тревогу?
Школа не может научить ребёнка родному языку. Не может сделать то, что всегда было предметом её гордости - «научить писать». Члены экзаменационной комиссии, спорящие о том, где надо поставить запятую, и переписывающие за медалистов их работы - это практика школы. А чего стоят слова школьного методиста: «Медальные работы должна прочитать учительница N, она знает, какие в нашем районе требования к работам». Она знает, как в нашем районе принято ставить запятые...
Почему? - Снизился уровень преподавания? Дети меньше читают? Компьютер? Дислексия и дисграфия? А может, язык нам достался такой?.. Может, это судьба.
И нельзя представить, чтобы такой язык не был дан великому народу?
Может в этом и есть величие русского народа - что нам дан язык, который нельзя выучить? И одна радость: китайцы, которые тратят 15 лет жизни на выучивание 10000 иероглифов, - в ещё худшем положении.
О, великий и могучий русский язык!
Слишком могучий...
Конечно, дело не в родстве русского языка с китайским, а в том, КАК мы учим родной язык в школе.
За последние 20 лет многое изменилось в нашей жизни и в школе. Не изменился только Учебник русского языка. Он выдержал три десятка изданий, является лауреатом Государственной, Ленинской, (Сталинской?) премии. Те же упражнения, те же нормы оценок, те же разборы. И, понимая всё: тоскливость упражнений, невыполнимость норм, бесполезность разборов, - учителя выполняют ту же программу. Государственную программу! Мы за ней, как за каменной стеной - не страшна ни критика, ни инновации. Это - система, из которой отдельные элементы не выбросишь, а выйти за её пределы никто не посмеет. Государственная программа! Звучит почти как «государственная безопасность».
«Но, - говорят представители старшего поколения, - раньше-то дети грамотнее были. Значит, система не так уж плоха. Дело не в программе, а в том, что её не выполняют». Наверно, это так. Наверно, раньше писали грамотнее. Но если мы хотим вернуться к той грамотности, нам надо восстановить всю «старую добрую» советскую школу. Всю: с вызовами двоечников на родительский комитет, с письмами в профком по месту работы родителей, с пионерской организацией. Потому что научить грамоте по таким учебникам и по такой методике можно было только при поддержке пионерской организации.
И жили б дальше за этой стеной, если б не....

Французская зараза

«Французской заразой» назвала Екатерина II идеи свободы и равенства, пришедшие в Россию в эпоху Французской революции 1789 года.
«Зараза» пришла вместе с учебниками английского, французского, немецкого языка, изданных на Западе. Наши методисты, не допуская даже мысли о возможности другой методики обучения родному языку, вынуждены были здесь сдать позиции - общественность требовала, чтобы детей учили говорить на языке, а не переводить тексты про «товарища Петрова». И мы получили не просто книжки с красивыми картинками - а другую методику (философию) преподавания языка.
Почитаем методический комментарий к этим учебникам.
Ребёнок младшего возраста не имеет естественной мотивации к изучению языка. Поэтому, чтобы ограничить принуждение, мы должны опираться на потребности, свойственные этому возрасту: играть, общаться, выполнять какое-либо дело, правильно организованная деятельность - это уже и есть учёба.
А в изучении родного языка? Существует ли у ребёнка естественная мотивация писать палочки, буквы, упражнения? Хочет ли этого ребёнок? «Он делает это с удовольствием в начальной школе», - скажете вы. Да, ребёнок делает с удовольствием всё, что ему ни скажет учитель. Но это не значит, что он действительно хочет учить орфограммы, отличать звонкие звуки от глухих, а твёрдые - от мягких. Желание быть послушным и хорошим - это ещё не мотивация. И если хотим, чтобы учёба доставляла радость, нам нужно понять природу потребностей ребёнка и использовать эти природные ресурсы.
Ребёнок не мыслит понятиями - он познает мир «на ощупь». Слушая и повторяя, он учится говорить. Читая и переписывая, он учится писать. Абстрактные формулировки ничего не значат для ребёнка - но его мышление обладает свойством «глобализировать»: обобщать увиденное и услышанное, приводить в порядок полученные факты, выстраивать из единичных ощущений структуры.
Разве это касается только изучения иностранного языка? Ребёнок учится говорить без всяких правил: слушая, запоминая, повторяя. Разве это не есть изучение языка «на ощупь»? Ребёнок не только повторяет услышанное, он говорит сам - значит, он усвоил весьма сложные грамматические структуры (род, время, падеж, склонение, порядок слов в предложении...) Кто пятилетнему ребёнку давал уроки синтаксиса, кто учил его фонетическому разбору? И что было б, если б мы взялись его учить говорить?
Обращение к западным методикам не означает призыва преподавать русский язык как иностранный. Смысл в другом: нужно (и можно) сделать шаг в сторону. Не заниматься перегруппировкой учебного материала - а искать другие основания обучения языку.

Писать!

Треть детей не могут освоить программу русского языка. Несмотря ни на что.
Несмотря на то, что их родной язык.
И на то, что это главный предмет в школе.
И на то, что они занимаются дополнительно с репетиторами.
(А ведь речь идёт не о написании художественных текстов - об элементарной грамотности).
И почти никто - признаемся себе - кроме круглых отличников, не любит этот предмет.
Что делать?
Или усилить муштру, или искать другие подходы.
Первый класс, урок русского:
- Дети, сегодня вы можете написать письмо второму классу…
- По правде? Это будет настоящее письмо!?
На перемене седьмой класс штурмует кабинет русского языка («двоечники» в первых рядах):
- Можно, мы уже начнём писать?
Десятиклассники на последнем уроке, когда и в футбол сил нет играть, учредили клуб «Манускрипт».
Чтобы читать другу свои стихи и прозу.
Чтобы писать!
Ребёнок любит рисовать: «Вот, посмотри, что я нарисовал!..».
Он не может молчать, переполнен чувствами и словами: «Слушай, я тебе расскажу …»
Любит играть в театре - о, это настоящая игра!
Рисунок, театр, музыка, лепка - это возможность раскрыть себя другому человеку.
Такова потребность ребёнка.
Есть ещё одна потребность, страсть. Это письмо.
При условии, что речь не идёт о переписывании упражнений или написании изложений.
Писать - это выражать себя.
Писать о себе, своих чувствах, мыслях, фантазиях.
Только это есть настоящее письмо; остальное - каллиграфия.
Стоп! Это невозможно…
Сначала надо научиться писать правильно - а пока будем разбирать слова по составу…
(Деепричастие проходят в 8 классе - значит, ученики не могут использовать деепричастия в своих текстах?)
Не писать, пока не научишься писать.
Молчать, пока не научишься говорить.
Стоять, пока не научишься бегать.
Не дышать, пока …
Учитель входит в класс. Тема урока - игра в футбол: траектория движения мяча, давление внутри камеры, психология общения в малых группах. Сдадите экзамен по теории - пойдёте на поле…
Русский язык учим именно так. Глухие и звонкие, мягкие и твёрдые, отглагольные, разделительные и придаточные уступки… Тексты на свободные темы? У нас всего три (четыре, пять, шесть) часов в неделю! Мы не успеваем! У нас - программа. Пишите свои тексты на уроке литературы (истории, биологии, физики, химии) - это не имеет отношения к русскому языку. Мы занимаемся грамматикой. У нас грамматический курс…
Хорошо, тогда признаем, что в школе нет курса русского языка - есть грамматический курс!
Мы не изучаем родной язык: не учим детей ни говорить, ни писать на нём.
Русский язык школьной программы становится латынью классической гимназии.
Мёртвым языком.
Безграмотность - полбеды.
Мы лишили детей возможности выражать себя через лист бумаги.
Ребёнок заканчивает школу - ни разу, ни по какому поводу, ни строчки не написав от себя.
Кроме открытки маме на день рождения. (Об СМС - не говорим)
Всё равно, что скульптору сказать: не подходи к мрамору! Или художнику: не трогай кисти!
Поэтому многие взрослые не могут написать и двух строк.
Один лишь вопрос: что для нас язык: умение ставить запятые или выражение мысли?
Писать надо грамотно (кто спорит?)
Но когда 11 лет школьной жизни, 2000 часов времени отдано, чтобы писать без ошибок…
Не времени жалко - на алтарь запятых положена возможность писать и думать.
Зачем нужны запятые, если к концу школы человеку уже сказать будет нечего?
А здоровье? Психическое, по крайней мере?
Сколько сил, нервов, слез, сколько тетрадок порвано и брошено в ведро - чтобы был красивый почерк, чтобы в суффиксах отглагольных прилагательных он ставил одну (или две?) «н».
Мы ж не требуем, чтобы выпускник школы пел как Паваротти и рисовал как Марк Шагал.
Абсолютная грамотность - удел великих писателей и Розенталя.
Пусть будет несколько ошибок - лишь бы писал!
К чему весь этот горький сарказм?
Чтобы увидеть абсурдность ситуации.
Русский язык - главный предмет в школе.
Все силы (и ребёнка, и взрослого) брошены на то, чтобы писать без ошибок.
И в итоге, значительная часть детей не может выполнить программу на честную «тройку».
Как ни заставляй.
Притом, что все, абсолютно все дети, хотят писать.
Любят писать.

Уроки своего текста

Здравствуйте, дети! Урок русского языка. Вы можете писать - то, что хотите…
Вы можете писать письмо: однокласснику, ученикам другого класса, другой школы, своим друзьям, - письмо будет вложено в конверт и отправлено.
Можете взять интервью у родителей, у учеников младшего класса, у учителей - интервью будет напечатано в газете.
Можете писать «мемуары»: «В детстве я думал…», «Самый счастливый день моей жизни», «Мой первый день в школе…» - мемуары будут опубликованы
Можете написать о любимой книге (любимом фильме) - отзыв прочитают другие ученики, кто-нибудь возьмёт эту книгу в руки.
Можете придумать задачку по математике, нарисовать картинку - получится карточка, пусть другие попробуют решить…
Можете писать «философские тексты»: «Как я буду воспитывать своего ребёнка?», «Я хочу быть похожим на…», «10 вопросов, на которые я хотел бы получить ответ» - опубликуем в журнале.
Или писать сценарий (спектакля, кинофильма), стихи, рассказ, сказку, повесть, роман…
Каждый пишет на свою тему, но, если хотите - выберем одну для всех, чтобы получилась газета или журнал.
Кто хочет, садится к компьютеру и начинает писать. Но можно сначала писать от руки. Текст набран, распечатан, собираемся вместе (вся группа или 3-4 человека, которые закончили первыми), у каждого на руках - копии всех текстов. Обсуждение: получилось ли интересно, понятно ли, что хотел автор сказать… Дети пристрастнее взрослых.
Критика высказана - опять к компьютеру, доделывать текст.
Показываю детям скотч (маленький рулончик):
- Вот лучшее средство борьбы с безграмотностью. За несколько недель количество ошибок в ваших текстах уменьшится в 2-3 раза!
- Заклеить рот? Заклеить страницы дневника с двойками?..
- Нет, приклеить листочки с вашими текстами на стену. Читайте внимательно то, что написали!
Почему на компьютере? Потому что должен быть опубликован! Или это будет газета - повесим на стену, или журнал - каждому экземпляр. (Только не в мусорную корзину - обычная судьба обычных школьных текстов). И пусть дети, столпившиеся у стены с вывешенными листочками, читают только свой шедевр - ну, любят они себя… Приятно им слышать: «ты хороший, у тебя получилось», - а как иначе?
- Писать от себя? Чему же так можно научить? Научиться можно на образцах. Сначала ученик должен научиться излагать чужую мысль - потом уже писать от себя…
Да, излагать чужую мысль - дело полезное. Но ещё важнее писать о том, что думаешь. И если в изложении можно равнодушно что-то описывать, писать как надо - здесь такие штучки не пройдут. О чём бы ни писал ребёнок - о любимом эстрадном певце или о смысле жизни - нужна искренность, нужно писать то, о чём думаешь. Или даже то, о чём ещё не думаешь, что существует в сознании в смутном виде и раскрывается лишь благодаря письму.
«До тех пор, пока вы говорите то, что вы не думаете и думаете то, что вы не думаете - вы будете сидеть в клетке» («Кин-дза-дза»).
Замените слово «говорите» на слово «пишите» - вот школьное изложение. Писать то, что не думаешь. Говорить о том, о чём нечего сказать.
Итак, любая тема - как решат шестиклассники. Тема, за которую они единогласно проголосовали на первом уроке - «Я критикую». Что мне не нравится в школе.… Почему нет уроков на улице? Почему нам так много задают домашнего задания? Почему в столовой не дают на обед жареные пельмени? Почему на уроках музыки мы так мало поем?
- Разве это развитие речи? И это после того, как мы учили писать их о любимом литературном герое и описывать интерьер комнаты…
Да, не шедевр литературы. Одно преимущество таких текстов - но важное! - они правдивые. Ребёнок пишет (чуть ли не первый раз в жизни) то, что думает. А не восхищается осенним лесом, используя список слов, написанных на доске.
Текст учит искренности - это первый урок Свободного текста. Газета «Я критикую» была вывешена на стену - в тот же день. Первая тема - выплеск эмоций, негативных, что ж делать.… Было немного не по себе от блеска в детских глазах, когда единогласно подняли руки за «Я критикую»… А если так покритикуют - что на стенку не повесишь? Условие было одно - писать можно все, но чтобы слова были не обидными. А это не просто. Пришлось смягчать некоторые первоначальные формулировки.
Текст заставляет думать о других людях. После такой «политической темы» хотелось предложить что-нибудь более «душевное» (именно предложить - мы договорились, что ученики сами выбирают тему): писать о себе, о чувствах…
Дело трудное, не скажешь: пишите о том, что вы любите - напишут: «Люблю телевизор и мороженое». О чём-нибудь бы радостном. Но не спросишь ведь: «Дети, что такое радость?»
«Однажды в зимнюю пору, святой Франциск, идя с братом Львом из Перуджи к Святой Марии Ангелов и сильно страдая от жестокой стужи, окликнул брата Льва, шедшего немного впереди, и сказал так: «Брат Лев, пусть бы меньший брат возвращал зрение слепым, исцеляя расслабленных, изгонял бесов, возвращал слух глухим, силу ходить - хромым, дар воскрешать умершего четыре дня тому назад; запиши, что не в этом совершенная радость» И, пройдя ещё немного, святой Франциск громко вскричал: «Брат Лев, если бы меньший брат познал все языки и все науки, и все писания, так что мог бы пророчествовать и раскрывать не только грядущее, но даже тайны совести и души, запиши, что не в этом совершенная радость…»
(«Цветочки Святого Франциска Ассизского»)
… до конца не читаю текст. «В чём совершенная радость?» - вот что можете написать. Дети, пять минут сидевшие в неподвижности, захваченные этим незаконченным текстом, принимают предложение.
Что такое настоящая радость? Известно ли такое чувство? Когда ты себя чувствовал по-настоящему счастливым человеком? О таких вещах писать полезно, как говорят психологи.
Возможность пережить ещё раз радостные моменты жизни - и это тоже Свободный текст. Следующая тема: «Смешной случай из жизни родителей». Взять интервью у родителей, попросить их рассказать историю из школьной жизни.
Однажды, когда мой папа учился в школе, на урок математики опоздали два его одноклассника. Их звали Сергей Скрипка и Вовка Сычев. Учитель поставил опоздавших в угол. Они минут десять стояли и слушали учителя. Но потом им надоело, они встали друг к другу лицом, выставили по одной коленке и присели на них таким образом, что стали похожи на сросшихся сиамских близнецов! Мой папа сидел на первом ряду справа. Он поднял голову и увидел, как они сидят, и тут весь класс посмотрел в их сторону. Все смеялись до конца урока.
Рома Ш.
Думаю, смеялся и папа, рассказывая эту историю, и Рома, записывая её, так же, как смеялись и шестиклассники, когда слушали этот рассказ. Нехитрая история, но не так-то просто было написать - чтобы смешно получилось. Всем классом Роме давали советы и подбирали слова, чтобы описать эту странную позу, когда «выставили по одной коленке и присели на них». Стилистика!
Не говорю уж о приятности общения с родителями на такие темы. (Ещё одна польза Свободного текста)
Потом стали предлагать дети свои сюжеты: «Мой любимый эстрадный артист», «Моя любимая компьютерная игра» и - о, низ падения! - «Бутик, в котором я хотела бы одеваться…» (тема предложенная, но, увы, не написанная). Что ж, лучше сейчас, в одиннадцать лет, проговорить и прописать о бутиках и глянцевых журналах - чем остаться с этим на всю жизнь.
Моя любимая группа - «Звери». В этой группе мне особенно нравится солист Рома Билык. У него очень хороший голос и вообще он лапочка. У него зелёные глаза и тёмно-каштановые волосы. Если честно, Рома немного похож на поросёнка, но всё равно это мой любимый певец…. Я сидела на их концерте довольно-таки близко и поэтому очень хорошо видела Рому. Концерт шёл два с половиной часа, и Рома прыгал всё это время как заводной. Я пыталась прыгать выше всех и кричать, чтобы он меня увидел, но потом поняла, что в огромной толпе людей для него нет личностей, есть только масса людей. Это всего лишь его работа…
Юля В.
«Но потом поняла» - эти слова дорогого стоят. Просветление! Текст - это не только возможность быть искренним и думать о других людях, это ещё и возможность думать о самом себе. Где ещё и когда будет такой шанс - без нравоучения, вскользь и незаметно говорить о важном для подростка, говорить о смысле?
Потом случился кризис. Два-три человека отказались писать. Они готовы были переписывать упражнения - но не писать «от себя»… Почему? Может, правильно поняли первоначальную установку - писать то, что хочешь и только в том случае, если хочешь. Конечно, можно было чётким голосом сказать: вы должны приносить на каждый урок десять строчек. Но идея-то в чём? Свободный текст не пишется по заданию. Он пишется - когда хочется, когда не можешь не писать. И вот они всё буквально поняли: «Я не хочу».
И в этом есть положительный смысл. Лучше ничего не писать - чем писать по заданию. Лучше вернуться к исходному, нулевому уровню - и ждать, пока возникнет потребность письма. Не только письма - потребность что-то делать вообще.
(Мы говорим «жажда познания». Жажда - это когда пить хочется, сил нет терпеть. Жажда знания - когда тебе не дают, а ты хочешь. А в школе?)
К шестому классу ученик научился получать удовольствие от выполнения ясных команд и простых операций. Поэтому отказ от письма - это выздоровление. И в этом тоже есть свой смысл.
И в завершение текст одного мальчика, который «выжидал» 2-3 недели…
В детстве я думал, что из растения верба (почки этого растения мы называли «котиками», потому что они были очень пушистые), вырастет настоящий котёнок. Мы с сестрой ухаживали за таким котиком, давали ему еду, укрывали одеялами и даже расчёсывали. Сами мы не ели - всё котятам отдавали! Спали без одеяла - котят укрывали! Стало очень смешно, когда я об этом вспомнил!!!
Дэн Н.
Свободный текст даёт возможность сохранить в себе ребёнка. Это последний аргумент.

Орфография и реставрация

Решена первая проблема письма - проблема мотивации. Ребёнок пишет: что хочет, когда хочет, сколько хочет. Письмо превращается из образовательной повинности в дело простое и естественное.
Но грамотность? Можно ли писать свободные тексты и в итоге стать грамотным человеком? Школа знает одну дорогу к грамотности - через правила и исключения. Есть ли другие пути?
Что такое «правило» в языке? Это описание некоторой закономерности - необходимое в общении филологов друг с другом. Но часто оно бывает столь сложным, что его не может понять даже взрослый человек.
Почему надо писать «о борьбе» с мягким знаком? «В середине слова буква «ь» пишется … между двумя мягкими согласными только в том случае, если при изменении слова второй согласный становится твёрдым, а первый остаётся мягким»
Вы ещё удивляетесь безграмотности наших детей?
Мы пишем «о борьбе», потому что мы просто «привыкли» к правильному написанию: видели сотни раз это слово и десятки раз писали его своей рукой.
Хорошо писать можно, не зная правил (или почти не зная их). Так же, как можно хорошо говорить, не зная, как образуются звуки в гортани, или кататься на велосипеде, не зная законов динамики и формулы равноускоренного движения.
Писать по правилам - значит перебирать в голове с немыслимой скоростью сотни орфограмм, чтобы написать одну единственную букву, которая «плохо слышится».
Смирились и учили бы мы все эти правила - если не было б другого пути. Но этот путь есть. Кроме словесно-логической памяти, которая используется для запоминания «правил», существуют и другие виды памяти: двигательная и образная.
Двигательная (тактильная, мышечная, моторная) память - это запоминание, сохранение и воспроизводство различных движений. Часто взрослый человек должен на бумаге написать слово, чтобы вспомнить его правильное написание. Когда мы читаем текст, используя так называемое «орфографическое чтение» (читаем, как написано, проговариваем как бы по буквам), наш артикуляционный механизм запоминает звучание слов. Когда говорят, что ребёнок познает мир «на ощупь» - имеется в виду именно это свойство детского восприятия.
Образная (зрительная, визуальная, наглядная) память - это способность запоминать картинки. Ресурс этой памяти, по-видимому, бесконечен (кстати, «по-видимому» - это «то, что видишь»). Человек способен запоминать, хранить, узнавать неограниченное множество картинок, и психологи сравнивают человеческий мозг с бесконечным архивом фотографий. Зачем знать правило написания слова «борьба», если любой ребёнок с первого раза запомнит это слово - как образ? Этот вид памяти развит у него лучше, чем у взрослого, и мы можем пользоваться этой возможностью.
Свойство мыслить картинками - было хорошо известно и до возникновения когнитивной психологии:
«Лучше один раз увидеть, чем 100 раз услышать»
«Покажите ребёнку картинку - и он заговорит»
И, наконец, китайская пословица: «Услышал - забыл, увидел - запомнил, сделал - понял»
Как пишут нейрофизиологи, эти два вида памяти и, соответственно, два вида мышления - наглядно-образное и наглядно-действенное - связаны с деятельностью правого полушария головного мозга, которое, как они утверждают, доминирует у ребёнка младшего школьного возраста.
Тактильная и зрительная память - альтернатива логическим конструкциям (правилам). Вопрос за малым - нужны конкретные методики, опирающиеся на эти механизмы запоминания.

* * *

Орфография. Больше половины слов в нашем языке пишется не так, как слышится. Ребёнок пишет, как слышит (естественно!) - вот и причина безграмотности.
Два пути: или выучить сто правил или научиться писать «как пишется».
Ученик читает текст, произнося слова не так, как они читаются обычно - а как они написаны. Проговаривает слова. Зачем? Правильное написание запоминается на уровне моторной памяти (движения губ и мышц гортани). Кроме этого, подключена зрительная память - ребёнок внимательно смотрит на текст (отдельные слова) и старается запомнить правильное написание.
После этого он берет страницу с тем же текстом, но в некоторых словах буквы пропущены. Задача - «реставрировать» текст. Ученик заполняет пробелы, потом сам проверяет работу, сравнивая «отреставрированный текст» и оригинал.
В классе есть подборка текстов для «реставрации» - разных по жанру и по уровню сложности. Ученик выбирает карточку, садится за парту, читает текст, потом откладывает оригинал в сторону и приступает к «реставрации»; закончив работу, он самостоятельно проверяет её, выставляет результат (например, 87 баллов из 100 возможных), при необходимости даёт текст на проверку учителю.
Карточки для «реставрации» разные: фрагменты литературных текстов (из любимых детских книг) и карточки со словами, специально подобранными на определённую орфограмму. Карточки с фрагментами текстов - увлекательная работа, почти игра! - особенно хороши, чтобы пробудить желание работать. Карточки с отдельными словами - для тех, кто осознал, что писать надо грамотно.
Это не означает, что мы никогда не скажем детям, что есть предлоги и приставки, причастия и наречия. Грамматические структуры возникнут тогда, когда ученики почувствуют необходимость в них, когда они начнут видеть закономерности и поймут, что знание правил облегчает работу.
И условие sine quo non работы с карточками по «реставрации текста» - ученик начинает эту работу тогда, когда он у него возникает потребность писать грамотно - не по распоряжению учителя. То есть - в процессе работы над Свободными текстами.
.

Страницы: « 1 2 3 4 5 (6) 7 8 9 »

Постоянный адрес этой статьи
  • URL: http://setilab.ru/modules/article/view.article.php/c24/302
  • Постоянный адрес этой статьи: http://setilab.ru/modules/article/trackback.php/302
Экспорт: Выбрать PM Email PDF Bookmark Print | Экспорт в RSS | Экспорт в RDF | Экспорт в ATOM
Copyright© Курбатов Рустам & Сетевые исследовательские лаборатории «Школа для всех»
Комментарии принадлежат их авторам. Мы не несем ответственности за их содержание.


© Агентство образовательного сотрудничества

Не вошли?