Статьи и учебные материалы Книги и брошюры КурсыКонференции
Сообщества как педагогические направления Совместные сообщества педагогов, студентов, родителей, детей Сообщества как большие образовательные проекты
Step by step Вальдорфская педагогика Вероятностное образование Дидактика Зайцева КСО Методики Кушнира «Новое образование» Педагогика Амонашвили Педагогика Монтессори Пост- коммунарство Ролевое моделирование Система Шулешко Скаутская методика Шаталов и ... Школа диалога культур Школа Толстого Клуб БабушкинойКорчаковское сообществоПедагогика поддержки Семейное образованиеСемейные клубыСистема Леонгард Красивая школаМакаренковские чтенияЭврика
Список форумов
Новости от Агентства Новые материалы сайта Новости педагогических сообществ Архив новостей Написать новость
Дети-читатели Учитесь со Scratch! АРТ-ИГРА…"БЭММс" Детский сад со всех сторон Детский сад. Управление Школа без домашних заданий Социо-игровая педагогика
О проекте Ориентация на сайте Как работать на сайте
О проекте Замысел сайта О структуре сайтаДругие проекты Агентства образовательного сотрудничества О насСвяжитесь с нами Путеводители по книгам, курсам, конференциям В первый раз на сайте? Как работать на сайте Проблемы с регистрациейЧто такое «Личные сообщения» и как ими пользоваться? Как публиковать статьи в Библиотеке статей
Напомнить пароль ЗарегистрироватьсяИнструкция по регистрации
Лаборатория «Сельская школа» Лаборатория «Начальная школа» Лаборатория «Пятый класс»Лаборатория «Подростковая педагогика» Лаборатория «Галерея художественных методик»Лаборатория старшего дошкольного возраста
Библиотека :: Книжный шкаф. Новая классика методической литературы

Цирульников А. В УЧЕНИКАХ У РЕАЛЬНОСТИ


Содержание:
  1. Глава 12. ПРОЕКТЫ ДРУЖБЫ.
    ТЕЗИСЫ ПО ЭТНОПЕДАГОГИКЕ
  2. Развивающее обучение несколько столетий назад
  3. Летучая школа диалога культур
  4. Если большому этносу хватает здравого смысла, он учится у малого
  5. Ситуация изменения ситуации:
    вахта и железнодорожная школа
  6. Русские, евреи, якуты, эвенки…
  7. Чтобы не унесло в Ледовитый
Информация об авторе: А. М. Цирульников
Анатолий Маркович Цирульников, академик РАО, писатель, путешественник, лидер направления социокультурной экспертизы и проектирования в образовании

Глава 12. ПРОЕКТЫ ДРУЖБЫ.
ТЕЗИСЫ ПО ЭТНОПЕДАГОГИКЕ

Меня пригласили выступить на педагогической конференции по национальному вопросу. В программе круглого стола – «гармонизация», «совершенствование», «предмет», «урок», «внеклассная работа»…
Я подумал: вот чепуха какая. Война идет, кругом, как сообщают, – враги, а тут – гармонизация. Что они могут сделать? Ты перестань воевать, убивать, а потом образовывайся, сколько душе угодно… Похоже, так не получится. Приходится учиться в ходе боевых действий.
Как строить мир?
Вот несколько тезисов для размышления.
  • Тезис 1. Существуют сквозные, проходящие через всю историю социокультурные факторы и механизмы развития межэтнических взаимоотношений средствами образования, годные, возможно, и сегодня.
  • Тезис 2. Один из факторов совершенствования межэтнических взаимоотношений – создать условия наибольшего благоприятствования для развития и использования потенциала «малых этносов», компактно проживающих на территории «большого» и имеющих связи с национальными регионами и «историческими родинами».
  • Тезис 3. Социокультурный образовательный проект может быть использован как продуктивный механизм совершенствования и развития межэтнических взаимоотношений.

Развивающее обучение несколько столетий назад

В свое время мы провели исследование эволюции системы образования в ряде северных регионов, в том числе, в Якутии(1). Государственная, казенная школа в этих краях появилась поздно: в начале XX века на всю Сибирь приходилось около 5% от общего числа начальных школ России (соответственно около 4% учеников), на Восточную Сибирь еще меньше – около 2%.
Весь предшествующий, исторически обозримый период времени, включая весь XIX век, определяющее значение в образовании играли другие факторы – народная педагогика, а также внесистемные, в большей части нелегальные школы политических ссыльных, которые, по некоторым оценкам, составляли две трети всего русского населения края.
И вот, когда мы начали исследовать эти другие типы образования и соотносить их с государственной казенной школой, – вот что обнаружилось.
Государственное школьное образование и 150 и 200 лет назад, как и сегодня, базировалось на знаниевой, предметной основе, в то время как этнопедагогический опыт – на деятельностно-развивающих началах.
То есть, опыт народной педагогики кузнецов, шаманов, воинов, охотников, оленеводов, народных мастеров и т.д. больше похож не на известную нам обычную государственную школу, а – развивающего обучения, – «школу Давыдова и Эльконина».
Отсюда, кстати, следует вывод, крайне любопытный в условиях современных, «новых ФГОС». Я бы сформулировал его так: в той мере, в какой школьное образование становится деятельностно-развивающим, в такой же мере этнопедагогический опыт, «образование из жизни» превращается из феномена, «артефакта» в одну из культурных практик, становится нормальным культурно-историческим компонентом общего образования.

Летучая школа диалога культур

О школах политссыльных, которые появились задолго до декабристов, в первой четверти XVIII века. Мы выявили семь типов школ политссыльных, от полулегализованных, частных и общественных, – до так называемых «летучих», которые, скрывая свое существование, все время меняли местонахождение, переходили из юрты в юрту. Но интересно, что когда в округ приезжал инспектор для проверки состояния дел в казенной школе, в класс по-тихому сажали учеников из школы политссыльных – дети были более развиты, учебные достижения выше. Это объяснялось, конечно, прежде всего различием в уровне образованности и духовном облике преподавателя заштатного местного училища, волею случая закинутого в эти глухие края, и образованностью ссыльных. Среди них нередко попадались люди с университетским образованием, авторы научных трудов, члены Русского географического общества, литераторы (геолог И.Д. Черский, этнограф Л.Г.Левенталь, филолог и автор первого фундаментального словаря якутского языка Э.К.Пекарский, писатель В.Г. Короленко). Мотивы учительства политссыльных в сравнении с преподавателями казенных школ, были, в среднем, сильнее. И использовали прогрессивные для того времени методики и учебные материалы (К.Д. Ушинского, Н.Ф.Бунакова и других выдающихся педагогов) – все это сказывалось на педагогических результатах.
Но не менее важно, что происходили взаимодействие, диалог, взаимное обучение и образование учителей и учеников. Учителя-политссыльные в такой же мере «образовывались у жизни», учились у местного населения, взрослых и детей, – знанию истории, географии, традициям, языку, местному опыту хозяйствования, особенностям национального мышления и деятельности – в какой мере сами передавали свои знания и умения местному сообществу.
Иными словами, ключевым основанием школы политссыльных являлся диалог культур, постоянно осуществлявшийся между русской (и шире, западно-европейской) культурой, носителями которой выступали учителя-политссыльные, и культурами местных этносов и народностей (как части восточной, азиатской культуры и циркумполярной цивилизации).
Говоря современным языком, это была школа диалога культур.
И вот еще что интересно. Виды деятельности в этнопедагогическом опыте и школе политссыльных совпадают более, чем на 50% (в казенной государственной школе, такое совпадение не выходит за рамки 10-15%). Причем совпадают не только основные виды деятельности, но структура образования в целом, что позволяет говорить об известном изоморфизме (структурном подобии) народной педагогики и образования в школах политссыльных.
Подобные уроки истории (связанные с историческими аналогами культурных практик) могут составить историко-культурное обоснование современных проектов и программ развития межэтнических взаимоотношений в образовании.

Если большому этносу хватает здравого смысла, он учится у малого

Что я имею в виду? Нередко наиболее глубинные пласты национальной культуры, язык, живая речь, традиции сохраняются «в диаспоре», если представители этноса не растворились, а проживают в компактном поселении и сообществе, особенно, в сельской местности.
Мы имели возможность сравнить ситуации марийцев в Республике Марий Эл и в марийском селе Мари-Суксы в Татарстане. В последнем случае мы столкнулись с уникальным культурным, художественным, этнопедагогическим и хозяйственным феноменом, – причем не только традиционного, но явно инновационного характера (например, в школьном хозяйстве выращивали более 800 видов растений со всего земного шара). А побывавшая до меня в Мари-Суксы финская экспедиция, с удивлением зафиксировала наличие диалекта, который не сохранился ни в каком другом месте мира. В ряде очерков («По человеку с дыма», «Никого, кроме Менделеева» – автора периодической таблицы элементов марийцы тоже считают своим), – я попытался рассказать о необыкновенном потенциале этого маленького народа(2).
То же самое, по сути, мы зафиксировали в русских староверческих семейских селах Бурятии и Горного Алтая. То же самое с калмыками. Наибольший культурно-образовательный потенциал калмыков-ойратов сохранился не в Калмыкии, а в Китае, где имеется ойратский округ, в США, во Франции и других странах рассеяния.
Если большому этносу хватает здравого смысла, он не только создает благоприятные возможности для сохранения культуры «малого», но опираясь на эти очаги, способствует культурно-образовательному взаимодействию.

Ситуация изменения ситуации:
вахта и железнодорожная школа

Понятие социокультурного образовательного проекта мы ввели в ходе практического использования социокультурного подхода к развитию образования(3). Суть дела в том, что при таком подходе образование становится инструментом решения жизненных проблем местных сообществ. Приведу несколько примеров таких проектов, в которых, кроме всего прочего, решаются проблемы межэтнических взаимоотношений.
Вот проект из Якутии: «Дуальное обучение в условиях добывающей промышленности».
Россия – сырьевая страна и живет добычей ископаемых, которые добываются вахтовым методом. Но вахта это не только метод, но мировоззрение временщиков: «после меня – хоть потоп».
До недавнего времени в Якутии и в других районах Севера к добыче алмазов, золота, газа, нефти местное население не допускалось. Объясняли «особенностями менталитета» – дескать, какая работа, если местных весной на охоту тянет. Но теперь ситуация вроде изменилась, согласно Программе социально-экономического развития республики до 2020 г. предусмотрено открытие 150 тысяч рабочих мест для местного населения. Казалось бы, замечательно. Но дело в том, что коренное, – со своими традициями, ценностями, укладом, – население края попадает на ту же вахту, и эта «машина» превращает их в тех же временщиков.
Чтобы этого не произошло, надо вводить гуманитарную составляющую, экологическую культуру, правовые основы, то есть изначально формировать и реализовывать проект как социокультурный, что мы и делаем.
Еще пример, проект «Железнодорожная школа».
В один из районов той же Якутии (Мегино-Кангаласский) недавно пришла железная дорога, это ответвление БАМа, называется АЯМ – Амуро-Якутская магистраль. И с ней вместе – не только надежда людей на новые рабочие места, более дешевые товары и вещи, но и острые проблемы. С появлением железной дороги и реализацией ряда мегапроектов по энергетике, переработке полезных ископаемых и др., население района за пять лет должно возрасти в три-четыре раза. Резко возрастает миграция из разных территорий России и ближнего зарубежья, с ней вместе обостряются проблемы, связанные с криминогенной обстановкой, заболеваниями и пр. Районный центр из села с традиционным укладом переносится в стоящий на семи ветрах поселок-новоселов, возникает опасность разрушения национальной культуры. Жизнь становится с ног на голову.
А люди не готовы.
Это модельная ситуация – люди, как правило, не готовы к «ситуации изменения ситуации».
Но вот в данном случае произошло удивительное. Проведенные в районе до прихода железной дороги образовательные экспедиции, углубленный социокультурный анализ, складывание и стимулирование активных сообществ позволили сформировать ряд проектов («Создание политехнического полигона сети школ, расположенных вдоль железной дороги»; «Программа поддержки молодых педагогов в условиях поселка с быстроменяющейся экономикой»; «Дорога дружбы» – по созданию воспитательной среды в поликультурной ситуации с представителями разных культур и национальностей).
Образование стало в известном смысле опережать внешние, подчас хаотические социально-экономические перемены, начало как бы реформировать надвигающуюся «ситуацию изменения ситуации» в культурном направлении!

Русские, евреи, якуты, эвенки…

Третий пример – Оленекский эвенкийский национальный район, к которому подбираются промышленники. Но пока еще здесь Белое безмолвие, как у Джека Лондона. Четыре населенных пункта, расстояние между ними от 300 до 600 км. Самая тяжелая проблема – умирание языка...
В каждом из этих четырех населенных пунктов сложился свой проект. В Оленьке начали даже не со школы, – с детского сада. Воспитатели ездили по стойбищам, старинные игрушки практически уже не сохранились, и они записывали со слов сторожилов, собирали по частям и воспроизводили эти самые игрушки, осовременивали их.
И через эти игры и игрушки начали возрождать родную речь, и детский сад стал превращаться в центр инноваций и возрождения эвенкийского языка, национальной культуры.
(Заметим в скобках, что в этом эвенкийском районе сделали, по сути то же, что в государстве Израиль. В 1947 году, когда оно возникло, сюда собрались люди из ста стран мира – одни писали слева направо, другие наоборот, одни были с пейсами, другие в азиатских халатах и т.д., – и было необходимо интегрировать их в одно общество. Первый закон, принятый молодым государством, был не о политике, не об экономике, а о всеобщем дошкольном образовании.)(4)
А в другом месте эвенкийского района, куда мы добирались на железном корыте, прицепленном к «Бурану», возник проект кочевой школы. Проблема состояла в том, что жизнь эвенков – оленеводство, кочевье. Но дети хотят быть с родителями. А родители с детьми. Интернат – это разрыв связей поколений, конец жизни эвенков. Но и оставить детей в кочевье тоже невозможно, они должны учиться.
Решение лежало где-то посередине.
Мы соединили стационарную школу с кочевой, половину учебного года дети находятся в поселке, в стационарной школе, а полгода в домиках на маршруте, или кочуя вместе с учителем, в данном случае конкретном случае им оказалась жена бригадира оленеводов. Учительница начальных классов для маленьких, она стала тьютером для подростков и помощником для старшеклассников, у которых появились индивидуальные образовательные программы разного профиля (вовсе не обязательно все идут в оленеводство, есть ребята, которые специализируются в дизайне, журналистике и т.д.).
В общем, соединили стационарную школу с кочевой, плюс новые информационные технологии (там, где работал интернет).
А в третьем поселке на базе Ленской золотодобывающей экспедиции запустили проект дуального обучения, а в четвертом – открыли агрошколу, которая, кстати, стала возрождать традиционное для якутов, но утерянное в этом районе коневодство (с помощью оленеводов-эвенков!).
И потом мы, русские, евреи, якуты, эвенки, – все эти четыре узла связали в сеть, – и так возник проект «Сетевая модель муниципальной системы образования как средство образовательной поддержки социально-экономического развития района». То есть, можно что-то сделать, не нарушая Белого безмолвия…

Чтобы не унесло в Ледовитый

Последний, самый свежий пример, – из нашей декабрьской (2014 г.) экспедиции вдоль Северного Ледовитого океана, проходившей в довольно суровых условиях, на «Буране», на нартах, при 60-65 градусном морозе, в Полярную ночь. Мы побывали в некоторых населенных пунктах эвенов и юкагиров, везде свои ситуации. Есть в тамошних краях интересное село под названием Русское Устье, основанное людьми, которые в свое время убежали от Ивана Грозного, часть добрались до Америки, а часть осели у Ледовитого океана. Поскольку вокруг нет русскоязычного населения, они до сих пор сохранили речь 16 столетия, ну, не полностью, конечно, но с сильными вкраплениями в современный русский язык. У «русско-устинцев» (так они себя сами называют, «этнически идентифицируют») тот же хозяйственный уклад – рыбацкая родовая община, охота с помощью старинных ловушек, типа «пасти» (вот откуда живая речь того времени). Лица русские, но такие, которых нигде больше не увидишь, или смешанные с юкагирскими. Очень интересная школа (правда, в ней теплая только одна половина – платить за тепло нечем), уникальный маленький музей, который собрала учительница-энтузиастка Валентина Ивановна Шахова (ее книги и учебники, написанные на местном материале, были изданы в количестве 5 экземпляров, из которых три забрала администрация, а один экземпляр Валентина Ивановна мне подарила!). Сколько знаменитых путешественников тут побывало, сколько находок и открытий сделано…
О Русском Устье многие слышали.
Не зимой (когда такая холодища) и не летом (когда страшное комарье), а хорошее время года сюда приплывает разный народ, прилетает высокое начальство, и это село начинают воспринимать вроде визитной карточки России.
Но вот незадача: за последние сто лет Русское Устье трижды меняло свое местоположение – сила Кариолиса разрушает берег, и поселок по Индигирке сносит в Ледовитый океан. А в райцентре Чокурдах берег не рушится, но там огромные овраги, и в них уходят дома.
Эти проблемы нам помогли выявить ученики школы, которые рыбачат и охотятся со своими родителями, – и все видят.
И у них, кстати, есть интересные предложения, как быть в этой жизненной ситуации, что предпринять срочно, чтобы не унесло в Ледовитый океан. Есть идеи смешные, вроде домов на санях, которые могут переезжать с одного места на другое, но есть и серьезные, просчитанные решения, связанные с укреплением берегов.
И вот, после анализа русско-устьинской ситуации, опираясь на предложения учащихся, мы начали – вместе с детьми и взрослыми – складывать проект, связанный с решением этих и других жизненных проблем. Встретились с главой Аллаихского улуса и договорились о выделении средств из бюджета. Начали переговоры в Якутске. Надеюсь, что сможем получить грант федерального научного фонда.
То есть, начинается практическое дело, – и население этих и других мест, люди разного возраста и профессий, могут в нем участвовать.
А что касается национальной принадлежности, взаимоотношений этносов… Мне кажется, что приведенные примеры – прекрасная иллюстрация того, что об этих взаимоотношениях люди просто забывают, когда начинают сообща решать жизненную проблему, берутся за практическое дело.
Именно таких дел нам сегодня в России не хватает.

*  *  *
Да, не забыть бы: в новых федеральных государственных образовательных стандартах, напоминает из Якутии мой коллега Николай Иннокентьевич Бугаев, написано, что немалая доля содержания образования (от 15% в средних классах до 50% в старших), должна отводиться внешкольной деятельности.
Чем ее заполнить? Да включить ребят в разные, уже действующие и складываемые социокультурные проекты, где решают жизненные проблемы местных сообществ. Такие проекты могут формироваться и на основе ученических исследовательских работ, которые лежат, пылятся где-то в школах и управлениях, а нужно их вытащить на свет. И почему бы, раз уж все об этом говорят, не сделать эти проекты межэтническими, проще говоря, проектами дружбы?



1 — Цирульников А.М. Система образования в этнорегиональном и социокультурном измерении. – СПб.: Агентство образовательного сотрудничества, 2007.     (Назад)

2 — Цирульников А.М. По человеку с дыма. Марийский феномен / Дружба народов, 2009, 11; Цирульников А.М. Новая старина. / Дружба народов, 2007, 2; Цирульников А.М. Никого, кроме Менделеева. // Учительская газета, 2008, 21 октября.     (Назад)

3 — Цирульников А.М. Модернизация школы. Социокультурная альтернатива. – М.: Сентябрь, 2012.
Цирульников А.М. Социокультурная модернизация и развитие образование в регионах. Методология, инструментарий, механизмы, опыт реализации. – Якутск, 2014.     (Назад)

4 — Цирульников А.М. Педагогика кочевья. – Якутск, 2009.     (Назад)
Подзаголовки
  1. Книга-комментарий к серии книг «Неопознанная педагогика»
Страницы: « 1 ... 20 21 22 23 (24) 25 26 27 »

Постоянный адрес этой статьи
  • URL: http://setilab.ru/modules/article/view.article.php/c24/273
  • Постоянный адрес этой статьи: http://setilab.ru/modules/article/trackback.php/273
Экспорт: Выбрать PM Email PDF Bookmark Print | Экспорт в RSS | Экспорт в RDF | Экспорт в ATOM
Copyright© А. М. Цирульников & Сетевые исследовательские лаборатории «Школа для всех»
Комментарии принадлежат их авторам. Мы не несем ответственности за их содержание.


© Агентство образовательного сотрудничества

Не вошли?