Статьи и учебные материалы Книги и брошюры КурсыКонференции
Сообщества как педагогические направления Совместные сообщества педагогов, студентов, родителей, детей Сообщества как большие образовательные проекты
Step by step Вальдорфская педагогика Вероятностное образование Дидактика Зайцева КСО Методики Кушнира «Новое образование» Педагогика Амонашвили Педагогика Монтессори Пост- коммунарство Ролевое моделирование Система Шулешко Скаутская методика Шаталов и ... Школа диалога культур Школа Толстого Клуб БабушкинойКорчаковское сообществоПедагогика поддержки Семейное образованиеСемейные клубыСистема Леонгард Красивая школаМакаренковские чтенияЭврика
Список форумов
Новости от Агентства Новые материалы сайта Новости педагогических сообществ Архив новостей Написать новость
Дети-читатели Учитесь со Scratch! АРТ-ИГРА…"БЭММс" Детский сад со всех сторон Детский сад. Управление Школа без домашних заданий Социо-игровая педагогика
О проекте Ориентация на сайте Как работать на сайте
О проекте Замысел сайта О структуре сайтаДругие проекты Агентства образовательного сотрудничества О насСвяжитесь с нами Путеводители по книгам, курсам, конференциям В первый раз на сайте? Как работать на сайте Проблемы с регистрациейЧто такое «Личные сообщения» и как ими пользоваться? Как публиковать статьи в Библиотеке статей
Напомнить пароль ЗарегистрироватьсяИнструкция по регистрации
Лаборатория «Сельская школа» Лаборатория «Начальная школа» Лаборатория «Пятый класс»Лаборатория «Подростковая педагогика» Лаборатория «Галерея художественных методик»Лаборатория старшего дошкольного возраста
Библиотека :: Книжный шкаф. Новая классика методической литературы

Цирульников А. В УЧЕНИКАХ У РЕАЛЬНОСТИ


Содержание:
  1. Глава 10. СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ АЛЬТЕРНАТИВА:
    МОДЕРНИЗАЦИЯ ПО-ДРУГОМУ
  2. Задача или проблема?
  3. Почему проваливаются реформы
  4. Смена взглядов на образование
  5. Инструментарий
  6. Результаты через двадцать лет
  7. Риски и перспективы
Информация об авторе: А. М. Цирульников
Анатолий Маркович Цирульников, академик РАО, писатель, путешественник, лидер направления социокультурной экспертизы и проектирования в образовании

Глава 10. СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ АЛЬТЕРНАТИВА:
МОДЕРНИЗАЦИЯ ПО-ДРУГОМУ

Задача или проблема?

Существуют два подхода к образованию. Один кажется простым и технологичным, применим к управлению массовыми процессами и формируется узким кругом управленцев и проектировщиков. Факторы разнообразия действительности, в которой находятся школы, играют определённую роль, их как-то учитывают (с советских времён известен принцип учёта местных условий). Но в целом стихийность, разнообразие, неупорядоченность местного опыта представляются досадным недоразумением, его стараются упростить и привести в надлежащий порядок. Этот подход может быть назван технократическим.
Однако есть и другой, социокультурный подход, который лежит в основе иного типа модернизации образования и заключает в себе иные возможности и перспективы развития.
Сделаем одно пояснение: есть задачи, а есть проблемы.
Проблема отличается от задачи рядом признаков(1): большой степенью неопределённости, типом результатов (итог решения проблемы – не конкретный, практический результат, а новые или прежние, но отрефлексированные методологические основания, иная точка зрения на вещи) и изначально присущими проблеме противоречиями. Без их разрешения проблема не снимается.
В этом смысле задачу можно не решать. Заменить одну задачу другой, кажущейся эквивалентной. Найти обходные пути.
С проблемой такого рода «игры» не проходят.
Проблему нельзя подменить или обойти, она или решается, или нет. Если нет – ситуация, связанная с нерешённой проблемой, воспроизводится вновь.
…С исходным понятием относительно ясно. Модернизация понимается как усовершенствование, улучшение, обновление, изменение в соответствии с требованиями времени; макропроцесс перехода от традиционного общества к современному обществу. При этом существуют разные типы модернизации, её соотношение с социокультурными традициями, характерные особенности российской модернизации(2).
Представления о социокультурной модернизации образования вырабатываются не на голом месте, хотя в силу новизны они ещё не сложились как нечто общепринятое.

Почему проваливаются реформы

Попробуем приблизиться к пониманию модернизации социокультурного типа.
Начну с примера, который лично на меня произвёл сильное впечатление (он не из педагогики, но легко проецируется на образование).
В XVIII веке в Германии модернизировали лесное хозяйство: реальный разнообразный, хаотически растущий старый лес попытались преобразовать в новый – более однородный и лучше соответствующий административным схемам управления лесами. Чтобы увеличить прибыль от определённого сорта древесины (норвежской ели), стали убирать из леса всё, что мешало (подлесок, поваленные и сухие деревья, кустарник), и высаживать строгими рядами, в армейском порядке деревья одного вида и возраста.
Первая генерация нового «научного леса» дала превосходные результаты, высокие показатели желаемой древесины, колоссальную прибыль; метод начали распространять в других странах… Но тут стали возникать досадные явления, которые в итоге привели к появлению в немецком словаре нового термина Waldsterben («смерть леса»).
Оказалось, что уничтожение подлеска, бурелома и сухостоя сократило разнообразие насекомых, млекопитающих и птиц, чья жизнедеятельность необходима для процессов образования почвы (она стала истончаться и беднеть). Когда лес был разного возраста, штормовой ветер валил одни деревья, но могли устоять другие. Когда лес состоял из разных видов деревьев, эпидемия вредителей уничтожала одни, но не трогала другие. В научно выращенном лесу картина была совсем иной. В результате «идеально выстроенный», удобный для управления и дававший замечательную прибыль новый лес во второй генерации умер.
Модель леса, как товара, потерпела крах.
Существует интереснейший анализ того, почему государственные реформы и модернизация терпят крах, причём в разных областях деятельности и разных странах: высокомодернистский город в Бразилии, коллективизация в советской России, принудительное переселение в деревню в Танзании – примеры разные, а результат тот же.
Для нас, памятующих отечественную историю, поучительны наиболее обнажающие проблему аспекты модернизации, поэтому стоит зафиксировать причины, лежащие в основе краха великих утопических социальных проектов XX века.
Для полноты развёртывания бедствия необходимо сочетание четырёх элементов: административное рвение, стремящееся привести в порядок природу и общество – «государственное упрощение»; идеология «высокого модернизма» – чрезмерная вера в научно-технический прогресс, в господство человека над природой, в рациональность проекта социального порядка, выведенного из научного понимания естественных законов («гигантские проекты» века); это утопии, но по-настоящему опасными они становятся в сочетании с авторитарным государством, которое способно использовать всю свою власть, чтобы воплотить высокомодернистские проекты; обессиленное гражданское общество, неспособное сопротивляться этим планам (этот элемент в сочетании с первыми тремя способен привести к бедствию)(3).
Добавим национальных особенностей: со времён Петра I характерный для России «догоняющий тип модернизации» состоит в том, что, во-первых, берётся только та часть инокультурного опыта, которая связана прежде всего со сферой военных технологий, а во-вторых, перенимается определённый уровень цивилизованности и комфорта лишь для элиты.
Известные «упрощенческие» решения – типа реструктуризации, ЕГЭ, попыток восстановить советское научно-образовательное обеспечение ВПК и пр. – явление именно такой, обычной, технократической и «догоняющей» модернизации.

Смена взглядов на образование

Иной тип модернизации связан с таким взглядом на образование, при котором казавшееся второстепенным: территориально-географические, культурные, этнорегиональные особенности, местный опыт – становится существенным. Суть социокультурного подхода к системе образования – в признании социокультурного измерения не дополнительной, а одной из основных, фундаментальных характеристик образовательных процессов.
Модернизация образования может трансформироваться в социокультурную, если будет реализовывать иные стратегические ориентиры:
  • ориентация на сложность и разнообразие;
  • развитие существующего местного опыта вместо утопического проектирования всеобщего нового порядка;
  • самоорганизация и саморазвитие образовательных сообществ, школ.
То есть, нужно не упрощать, а исходить из сложности и разнообразия образовательных явлений и процессов (способствовать сохранению «живого леса» образования).
Нужно принимать решения, прямо противоположные «высокому модернизму»:
  • реализовывать не глобальные, а локальные, точечные социально-образовательные проекты,
  • стимулировать отдельные культурно-образовательные инициативы, связывающиеся в сети,
  • опираться на богатство культурно-образовательной деятельности местных сообществ,
  • первостепенное внимание обращать не столько на внедрение технологий, сколько на изменение ценностей, социальной организации и форм культуры.
При этом надо влиять не государством на общество – а набирающим силы обществом на дальнейшую историю государства (а для этого образование, как известно, может сделать многое).
Необходим и отход от привычной модернизации «догоняющего типа» к собственно социокультурной. При обсуждении смысла и содержания социокультурной модернизации встают вопросы о ценности отдельного человека, инноваций, вырастающих из традиций, культуротворчестве, общецивилизационных преобразованиях на национальной основе. В то же время социокультурная модернизация опирается на позитивные тенденции «глобализма», открытое информационное общество, «мир без границ», демократические институты. Учитывая отечественные реалии, эти вопросы составляют поле дискуссии – но главные ориентиры понятны.
Ключевая же характеристика социокультурной модернизации – использование образования как инструмента решения жизненных проблем местных сообществ.

Инструментарий

Всё это можно было бы воспринимать как общие рассуждения, если бы не опыт. Наиболее примечательный наработан в Республике Саха (Якутия), где автор вместе со своими коллегами работает более полутора десятков лет.
Сегодня уже можно говорить о пяти оформившихся на практике типах технологий, которые составляют инструментарий социокультурной модернизации образования.
Метод анализа социокультурной ситуации. Он применяется при разработке стратегий и моделей развития школьного и других видов образования в районах и населённых пунктах.
Технология социокультурного проектирования в образовании. Она позволяет создавать образовательные проекты такого типа, в которых образование выступает ресурсом и инструментом решения жизненной проблемы сообщества.
Модели образовательной сети, которые обеспечивают самоорганизацию и взаимодействие разных культурно-образовательных инициатив. Эти модели используются как для реализации конкретных социокультурных проектов развития территорий, так и в качестве инструмента становления общественно-государственного управления образованием.
Образовательная экспедиция. В ней не только собирается уникальный научно-педагогический и социокультурный материал, но и происходит практическая работа с учителями, управленцами, местным населением – совместный анализ социокультурных ситуаций, выработка новых проектных решений, обучение кадров, запуск инновационных процессов, становление образовательного сообщества.
Образовательная ярмарка. Стимулирование поисков, презентации решений, варианты развития социокультурных образовательных проектов и сообществ – всё это оптимально фокусируется в свободной, весёлой и интенсивной «ярмарочной обстановке».

Результаты через двадцать лет

Cоциокультурная модернизация идёт в Якутии без малого два десятилетия, так что можно подвести промежуточные итоги. Не претендуя на систематическое описание (это дело специального исследования и национального доклада), обозначим лишь некоторые из них:
  • «якутское педагогическое чудо»;
  • утверждение социокультурного анализа образовательной практики как нормы и основы политических и управленческих решений;
  • рост и усложнение инноваций в области образования;
  • развитие образовательных сетей;
  • появление новых рабочих мест;
  • осуществление ряда социокультурных проектов;
  • принятие ряда региональных стратегий и законов;
  • разработка и заключение общественного образовательного договора.
Почему это стало возможно? Начнём с того, что в Якутии имелись благоприятные культурно-исторические предпосылки (по ряду причин сохранялся этногенетический потенциал, народная педагогика и национальная школа). В начале 1990-х годов они «встретились» с мощным веером политико-образовательных, содержательных и управленческих решений, обеспечивших необычайно интенсивное обновление и развитие системы образования. В ряду ключевых решений – факт признания народной педагогики населяющих Якутию этносов на конституционном уровне, принятие не имевших до этого аналогов в России законов («Об образовании», «О языках», «О правах ребёнка», «Об учителе» и др.). Республика стала первым регионом, где начали вкладывать в образование (в 1992–1993 гг., когда уровень финансирования системы образования в Российской Федерации упал с 18 до 12%, в Якутии он поднялся до 24%). Кроме того, в Якутии стали интенсивно поддерживать одарённых детей и учительское творчество (в итоге на международной олимпиаде школьников 2004 г. сборная Якутии заняла одно из первых мест, опередив по числу медалей учеников из Германии, Бельгии, Китая).
В Якутии около трети школ находится в ранге федеральных и региональных экспериментальных и инновационных площадок, то есть образовалась «критическая масса» инноваций, определяющих направление развития всей системы.
Происходящее было замечено мировым сообществом. Заместитель Генерального секретаря ЮНЕСКО, профессор Колин Пауэр ещё в 1990-е годы назвал увиденное в республике якутским педагогическим чудом.
В то время это не называлось социокультурной модернизацией, но фактически процессы носили именно такую направленность. На наших глазах в Якутии была заложена новая традиция – социально-экономических и духовных инвестиций в образование. Соотнесение якутского опыта с мировым, в том числе с новейшими его образцами (Япония, страны юго-восточной Азии – молодые «азиатские драконы», Китай), даёт основания утверждать, что именно социокультурная модернизация образования как поддержка модернизируемой экономики позволяет сделать качественный скачок в развитии общества, найти достойное место в мировой цивилизации.
С начала 2000-х годов совместно с министерством образования республики и образовательным сообществом мы начали уже целенаправленно и осознанно использовать инструментарий социокультурного анализа. Одним из результатов стал не только количественный рост, но усложнение и увеличение качественного разнообразия инноваций.
Якутские инновации далеко ушли от привычных и преобладающих в инновационной практике «центров» и «комплексов».
Например, в селе Баяга за счёт кооперации общеобразовательной школы и школ народных мастеров появилась маленькая гостиница, служба такси, центр прикладных ремёсел: то есть вырастает нормальная социальная инфраструктура деревни.
Подобных реализованных и реализуемых проектов немало. Сошлёмся на проекты «Трасса» (Вилюйский округ), «Дуальное образование в условиях добывающей промышленности», проект «Политехнический полигон школ, расположенных вдоль железной дороги» (Мегино-Кангаласский улус), проект «Наледь» по увековечиванию памяти погибших в ГУЛАГе при строительстве Колымской трассы (с. Томтор, Оймяконский улус), проект образовательной поддержки социально-экономического развития Оленёкского эвенкийского национального района и др.
Множественность культурно-образовательных инициатив, локальных опытов в регионе постепенно стала складываться в образовательные сети, в которых, по нашим оценкам, сегодня проходит самоорганизация не менее 20% образовательных организаций.
Неслучайно стратегические и ключевые решения в области образования вырабатываются и принимаются сегодня в Якутии государственными органами совместно с образовательным сообществом, получившим различные институализированные формы. Так, материалы ежегодной образовательной ярмарки послужили основой разработки Стратегии образования Республики Саха (Якутия) до 2020 года и ряда республиканских законов («О государственной поддержке образовательных учреждений, находящихся в сельской местности», «О государственно-общественном управлении системой образования»), нашли отражение во многих республиканских программах и проектах.

Риски и перспективы

Естественно, что накопленный в Якутии и некоторых других регионах страны локальный опыт хотелось бы сделать достоянием многих. Существует соблазн объявления нового этапа преобразований на федеральном уровне.
Но мы уже пережили немало реформ в образовании, были непосредственными участниками некоторых из них, исследовали исторический опыт реформ – всё это приводит нас к выводу о необходимости взвешенности и осторожности. Не только потому, что фундаментальные преобразования, тем более в такой тонкой сфере, требуют тщательной и всесторонней подготовки. Не менее важно оценить риски социокультурной модернизации системы образования в реальном государстве и обществе, каким является Российская Федерация.

Вот некоторые из них:
  • разрыв культурно-образовательного пространства страны, автономизация образовательных систем регионов;
  • возобладание технократической парадигмы, привычного государственно-упрощенческого подхода к модернизациям и реформам;
  • формализация и бюрократизация новой образовательной практики;
  • торможение инноваций на федеральном уровне;
  • риски «четырёхэлементной схемы» (см. выше).
Некоторые из этих рисков, возможно, иллюзорны, зато другие вполне реальны, и по меньшей мере два кроются не во внешних обстоятельствах, а, что называется, в головах – ценностях, представлениях, стереотипах – то есть, в том, что меняется с трудом и не берётся наскоком.
Вспомним про «научно выращенный» прусский лес, и его печальный конец, который легко проецируется на педагогику «модернизации» и трех «Е» — единоначалия, единообразия и единомыслия, наглядно присутствующих в уже начатых осуществляться мечтах отечественного бюрократа (едином государственном экзамене, едином учебнике истории и единой форме одежды).
Но вопрос остался — чего мы хотим: простого, понятного «научного лесоводства» или сложного и разнообразного, живого леса образования?
Опыты, или лучше сказать, жизненные явления, которые нас привлекают, относятся ко второму виду. В свое время. как уже отмечалось, мы ввели для их обозначения полушутливый термин НПО – «неопознанный педагогический объект». То, что на поверхности вроде не имеет никакого отношения к педагогике, а заглянешь внутрь… Разные сюжеты и героев в ситуации «НПО» роднит одна особенность — эти люди уходят от агрессивного государства и пассивного общества и начинают выстраивать в отдалении свои особенные, доморощенные формы жизни. А в ее складках возникает живая педагогика!
Слово «доморощенный» может вызвать снисходительную усмешку, но в этом понятии, по-моему, нет ничего уничижительного, «доморощенный» означает выращенный в доме, где ты живешь, на твоей родине, это строительство своего дома. В одиночку, без кооперации и взаимопомощи оно вряд ли возможно, о чем говорит русская история. И не только русская. Недавно я подумал: то, что мы называем чудачествами, артефактами, отклонениями, в иных местах — норма. В предместьях города Хельсинки, где живет наша добрая знакомая (возродившая, к слову сказать, в России Монтессори-педагогику), есть окруженная парком старинная вилла, половину которой живущая там хозяйка передала безвозмездно чудесному детскому экологическому музею. В трех километрах от этой виллы есть другая, хозяин которой разместил для публики картинную галерею. А во дворы обыкновенных финских домов временами приезжает машина, и служащий приспускает на мачте государственный флаг. Я думал — какое-то национальное бедствие, а оказалось, что в этом доме просто покинул мир старый человек, и государство в лице муниципальной службы выражает скорбь о нем вот таким образом…
Из таких ниточек связываются другое общество и другая педагогика.
Представляется, что картинки нашей неопознанной, доморощенной педагогики сигналят о том же. Конечно же, это — не столбовая дорога правительственных инноваций, но общественные процессы, известно, редко являются средним арифметическим, а чаще вырастают неожиданно из чего-то, возникшего на обочине, вначале разового, а потом все более наполняющего будущее…
Якутский опыт может служить доказательством этого положения. Он показывает, как маргинальное преобразуется в норму, феномены – трансформируются в культурные практики.
Изменить оптику, то есть перейти от простого «немецкого научного лесоведения» к сложному, непричёсанному «живому лесу образования», не так просто. Поэтому возможности продвижения социокультурной модернизации образования в России автор видит пока в скромных, но важных направлениях:
  • накопление локального опыта в регионах;
  • его осторожное мультиплицирование;
  • изменение (там, где это возможно) характера деятельности власти в области образования;
  • книги, методики, обучение, просвещение…
Иными словами, путь постепенных, но настойчивых изменений.
Якутии для качественных изменений в системе образования понадобилось 20 лет. Сколько понадобится всей России?




1 — Проблема. Материал из Википедии – свободной энциклопедии. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Проблема. Философский словарь // URL: http://gufo.me/content_fil/problema-826.html     (Назад)

2 — См., напр.: Гавров С.Н. Социокультурная традиция и модернизация российского общества. – М.: МГУКИ, 2002; Межуев В.М. Ценности современности в контексте модернизации и глобализации. // Электронный журнал «Знание. Понимание. Умение», 2009, №1.     (Назад)

3 — См. об этом, напр.: Скотт Дж. Благими намерениями государства. Почему и как проваливались проекты улучшения условий человеческой жизни. // Пер. с англ. Гусинского Э.Н., Турчаниновой Ю.И. – М.: Университетская книга, 2005.     (Назад)
Подзаголовки
  1. Книга-комментарий к серии книг «Неопознанная педагогика»
Страницы: « 1 ... 18 19 20 21 (22) 23 24 25 26 27 »

Постоянный адрес этой статьи
  • URL: http://setilab.ru/modules/article/view.article.php/c24/273
  • Постоянный адрес этой статьи: http://setilab.ru/modules/article/trackback.php/273
Экспорт: Выбрать PM Email PDF Bookmark Print | Экспорт в RSS | Экспорт в RDF | Экспорт в ATOM
Copyright© А. М. Цирульников & Сетевые исследовательские лаборатории «Школа для всех»
Комментарии принадлежат их авторам. Мы не несем ответственности за их содержание.


© Агентство образовательного сотрудничества

Не вошли?