Статьи и учебные материалы Книги и брошюры КурсыКонференции
Сообщества как педагогические направления Совместные сообщества педагогов, студентов, родителей, детей Сообщества как большие образовательные проекты
Step by step Вальдорфская педагогика Вероятностное образование Дидактика Зайцева КСО Методики Кушнира «Новое образование» Педагогика Амонашвили Педагогика Монтессори Пост- коммунарство Ролевое моделирование Система Шулешко Скаутская методика Шаталов и ... Школа диалога культур Школа Толстого Клуб БабушкинойКорчаковское сообществоПедагогика поддержки Семейное образованиеСемейные клубыСистема Леонгард Красивая школаМакаренковские чтенияЭврика
Список форумов
Новости от Агентства Новые материалы сайта Новости педагогических сообществ Архив новостей Написать новость
Дети-читатели Учитесь со Scratch! АРТ-ИГРА…"БЭММс" Детский сад со всех сторон Детский сад. Управление Школа без домашних заданий Социо-игровая педагогика
О проекте Ориентация на сайте Как работать на сайте
О проекте Замысел сайта О структуре сайтаДругие проекты Агентства образовательного сотрудничества О насСвяжитесь с нами Путеводители по книгам, курсам, конференциям В первый раз на сайте? Как работать на сайте Проблемы с регистрациейЧто такое «Личные сообщения» и как ими пользоваться? Как публиковать статьи в Библиотеке статей
Напомнить пароль ЗарегистрироватьсяИнструкция по регистрации
Лаборатория «Сельская школа» Лаборатория «Начальная школа» Лаборатория «Пятый класс»Лаборатория «Подростковая педагогика» Лаборатория «Галерея художественных методик»Лаборатория старшего дошкольного возраста
Библиотека :: Книжный шкаф. Новая классика методической литературы

Цирульников А. В УЧЕНИКАХ У РЕАЛЬНОСТИ


Содержание:
  1. Очерк десятый.
    УЧИТЕЛЬ НЕ ПРИСЛУЖИВАЕТ ГОСУДАРСТВУ, А СЛУЖИТ ДЕТСТВУ
Информация об авторе: А. М. Цирульников
Анатолий Маркович Цирульников, академик РАО, писатель, путешественник, лидер направления социокультурной экспертизы и проектирования в образовании

Очерк десятый.
УЧИТЕЛЬ НЕ ПРИСЛУЖИВАЕТ ГОСУДАРСТВУ, А СЛУЖИТ ДЕТСТВУ

Недоверие к уму, таланту, делу, если они исходят не от власти, а от Бога – одно из следствий вечного российского противостояния государства и человека. Профессионал как частный человек – понятие в «государственном сознании» отсутствующее. Независимый эксперт считается мифом в стране, где всё зависит от администрации.
Старый исторический спор: кому в России обязан прогресс – правительству или обществу? В народном образовании такие споры кипели в прошлом – позапрошлом веке горячо! Одни уверяли, что русская школа – классическая гимназия, лицей, университет – всецело обязана последовательным действиям правительства. Другие с цифрами в руках доказывали, что народное образование на девяносто девять процентов создано не ведомством, а обществом и народом.
Верно и то, и это. Но главное, всё что было посеяно и взошло на ниве просвещения создавалось трудом профессионалов – известных в России и за её пределами педагогов, писателей, почвоведов, статистиков...
Кому они принадлежали – государству или обществу? Чьи – Ушинский, Пирогов, Толстой, Вахтёров, Корф? Они служили по разным ведомствам, одни на государственной службе, другие в земстве, третьи вообще нигде не служили, а теперь всё в одном месте, в золотом фонде истории культуры.
А чьи требования выражал Александр Васильевич Головнин – маленький, сутулый человек о котором говорили, что ему была свойственна какая-то редкая «утончённая вежливость». Казалось бы, что особенного в тот век, для людей его круга, а вот почему-то запомнилось. Уж он-то, министр народного просвещения реформируемой России времён Александра Второго, был обязан по должности выражать требования правительства. Но в своих рукописных записках, озаглавленных «Для немногих» (написанных после увольнения с поста министра) признавался, что его никак нельзя считать членом правительства, которое тогда, в середине девятнадцатого века заведовало судьбами России, и он не может разделить ни славы того правительства, ни упрёков к нему.
Это правительство, кстати, одно из самых передовых в нашей истории, по какой то причине не смогло выполнить своих намерений, реформы были провалены. Но министр Головнин за четыре с половиной года успел кое-что сделать. Государственные расходы на образование выросли в России вдвое и стали, пусть ненадолго, самыми крупными в Европе. Вместе с земством была создана и встала на ноги народная школа. Получили автономию и поддержку университеты. Сто двадцать одарённых молодых людей, кандидатов на разные кафедры, были отправлены учиться за границу, и через десять–пятнадцать лет загорелось созвездие имён – Менделеев, Мечников, Тимирязев, Ключевский…
Выдающиеся профессионалы, частные люди, приват – доценты. Всё, что-нибудь стоящее во все времена создавали частные лица. Методику коллективных творческих дел, физматшколу, тифлосурдопедагогику – за всем, чем можно гордиться в образовании советского времени, стоят авторы, всемирно известные имена. А за тем, чего нельзя не стыдиться – безымянные деяния государства. Оно засекречивало своих «профессионалов», связывало круговой порукой, коллективным руководством. Кому известно, кто и как принимал «исторические решения» о среднем всеобщем и обязательном, интернатах на Крайнем Севере, закрытии горных школ на юге, ликвидации учебников родного языка, семьи, дома, деревни – теперь тех «решателей» след простыл. Но уже появились другие.
В Высшей школе экономики, где готовилась правительственная программа реструктуризации (закрытия маленьких сельских школ), оказывается, нет ни одного специалиста в области сельского образования. В комиссии по реализации этой программы, которая создана приказом министра в Управлении общего среднего образования – нет ни одного из известных учёных, занимающихся маленькой сельской школой. То, что готовится втихомолку, без общественного обсуждения, делают не профессионалы. А специалисты? Последних просто не зовут в комиссии и комитеты, потому что их участие осложнит принятие заранее известных решений, их непокладистость, научная честность, может стать препятствием на пути катка, который власть, вместе с покладистыми, катит на школу.
Печально… Один век сменяется другим, а недоверие власти к профессионалам остаётся прежним. В том близком нам веке – недоверие к педагогам-новаторам. В этом – к педагогам, предупреждающим о разрушительности поспешных, необдуманных реформ. Но варящееся в котле власти противопоставление негосударственного государственному – не плодотворно. Дело начинает делаться, когда министр Головнин выступает общественным деятелем, а Лев Толстой открывает школу государственной важности.
Подзаголовки
  1. Книга-комментарий к серии книг «Неопознанная педагогика»
Страницы: « 1 ... 15 16 17 18 (19) 20 21 22 23 ... 27 »

Постоянный адрес этой статьи
  • URL: http://setilab.ru/modules/article/view.article.php/c24/273
  • Постоянный адрес этой статьи: http://setilab.ru/modules/article/trackback.php/273
Экспорт: Выбрать PM Email PDF Bookmark Print | Экспорт в RSS | Экспорт в RDF | Экспорт в ATOM
Copyright© А. М. Цирульников & Сетевые исследовательские лаборатории «Школа для всех»
Комментарии принадлежат их авторам. Мы не несем ответственности за их содержание.


© Агентство образовательного сотрудничества

Не вошли?