Статьи и учебные материалы Книги и брошюры КурсыКонференции
Сообщества как педагогические направления Совместные сообщества педагогов, студентов, родителей, детей Сообщества как большие образовательные проекты
Step by step Вальдорфская педагогика Вероятностное образование Дидактика Зайцева КСО Методики Кушнира «Новое образование» Педагогика Амонашвили Педагогика Монтессори Пост- коммунарство Ролевое моделирование Система Шулешко Скаутская методика Шаталов и ... Школа диалога культур Школа Толстого Клуб БабушкинойКорчаковское сообществоПедагогика поддержки Семейное образованиеСемейные клубыСистема Леонгард Красивая школаМакаренковские чтенияЭврика
Список форумов
Новости от Агентства Новые материалы сайта Новости педагогических сообществ Архив новостей Написать новость
Дети-читатели Учитесь со Scratch! АРТ-ИГРА…"БЭММс" Детский сад со всех сторон Детский сад. Управление Школа без домашних заданий Социо-игровая педагогика
О проекте Ориентация на сайте Как работать на сайте
О проекте Замысел сайта О структуре сайтаДругие проекты Агентства образовательного сотрудничества О насСвяжитесь с нами Путеводители по книгам, курсам, конференциям В первый раз на сайте? Как работать на сайте Проблемы с регистрациейЧто такое «Личные сообщения» и как ими пользоваться? Как публиковать статьи в Библиотеке статей
Напомнить пароль ЗарегистрироватьсяИнструкция по регистрации
Лаборатория «Сельская школа» Лаборатория «Начальная школа» Лаборатория «Пятый класс»Лаборатория «Подростковая педагогика» Лаборатория «Галерея художественных методик»Лаборатория старшего дошкольного возраста
Библиотека :: Книжный шкаф. Новая классика методической литературы

Русаков А. ШКОЛА ПЕРЕД ЭПОХОЙ ПЕРЕМЕН. ОБРАЗОВАНИЕ И ОБРАЗЫ БУДУЩЕГО


Содержание:
  1. Глава 3. Образование и устойчивое развитие
Информация об авторе: Андрей Русаков
Русаков Андрей Сергеевич – журналист газеты «Первое сентября», участник проекта Сетевых исследовательских лабораторий, автор книг «Школа после эпохи перемен» и «Эпоха великих открытий в школе 90-х годов».

Глава 3. Образование и устойчивое развитие

Ровно сто лет назад Ярослав Гашек объявил о создании «Партии умеренного прогресса в рамках закона». Классик был уверен, что у партии с таким взглядом на вещи в любом обществе найдётся достаточно сторонников. И в современной России, наверное, большинство людей склонно поддержать подобную позицию: хорошо бы выбираться из нынешнего общественного тупика, но только без заметных потрясений.
На слуху и другие слова, которые вроде бы говорят о том же, но звучат не комично, а вполне респектабельно – «устойчивое развитие».
Но действительно ли они о том же? Настолько ли тривиальны стоящие за ними смыслы? И что означают эти смыслы для школы?

Каково обычное восприятие? «Устойчивое развитие – это когда сохраняем всё, как есть, а ещё немного развиваемся».
Применительно к школе это выглядит примерно так: сохраняем как есть «устойчивость традиционной школы» и добавляем новации с компьютерами и прочими «элементами передовых технологий».
Рискну предположить, что именно к этому сводится наличествующая идеология современной российской системы образования (даже не спускаемая сверху, а сформировавшаяся по факту: в силу накопившейся усталости и разочарований, желания «меняться, не меняясь», понимания, что для оценок «сверху» безразлично реальное положение дел, а важен «фиктивно-демонстративный продукт»).
Как говорил один успешный управленец, надо успевать суетиться, но ни в коем случае не рыпаться.
Всё это довольно точно соответствует государственной мечте о прочной вертикали власти, обвитой гирляндами нанотехнологий.

Но что на самом деле подразумевают в мире под «устойчивым развитием» последние сорок лет? Эта идея последовательно оттачивалась в ходе научных и политических конференций под эгидой ООН и была связана с переосмыслением проблем сохранения жизненной среды на Земле. Идея «устойчивого развития» означала переход от технократического отношения к проблемам экологии (и чисто экономического к проблемам бедности) к поиску связных социальных и культурных решений. Приходило понимание, что дело не только в изменении законодательств и промышленных технологий, а в готовности людей к переменам в своём жизненном стиле.
Было осознано, что единых рецептов не будет: каждая страна должна находить их сама. Каждый город, посёлок, школа, предприятие должны разрабатывать собственный план действий: стремиться к такому изменению жизни, чтобы удерживать равновесие во взаимоотношениях с природой и обеспечением человеческих потребностей, между развитием за счёт места обитания и «умного развития» самого этого места.
Понятию экономики возвращали его изначальный смысл: от науки о зарабатывании денег её «переосмысливали обратно» как культуру обустройства «домашнего» пространства (пусть даже и в очень больших масштабах). «Устойчивым развитием» обозначили задачу перехода от общества-завода, общества, мыслящего в логике «производство-потребление» к обществу, «живущему в своём доме» и о своём доме заботящемся.
Удалось ли это осуществить? Во многих странах в значительной мере. Почти во всём это получилось у скандинавов.
Что удалось шведам, финнам, датчанам, норвежцам? – Именно «экологическое» переосмысление и переустройство индустриального мира:
– и отношений «производство-природа»,
– и социо-культурных отношений местных сообществ и местного пространства,
– и предпочтение внешнему богатству и вычурности простоты и практичности «проектов будущего»,
– и создание прочной «социальной экологии»: необходимого минимума общественной справедливости и взаимопонимания,
– и резкое расширения круга лиц, чувствующих на себе ответственность за то, что происходит рядом с ними.
Заработали пограничные между экономикой-экологией-обществом категории справедливости, взаимоприемлемости, общедоступности, жизнеспособности.

Таким образом, «устойчивое развитие» – это не принцип сохранения имеющегося и добавления к нему новых достижений. Это принцип отношения к жизни, основанный на открытии возможностей развития для каждого (причём не столько равных возможностей, сколько вариативных, почти индивидуальных). «Устойчивое развитие» запускается движением не «вперёд», а «вглубь и вширь» – не консервируя, а радикально преобразуя фундаментальные основы жизненного стиля. При этом резко меняются и структуры производства, и отношения местных сообществ к экономике, образованию, пространству жизни.
Движение «вверх» (и достаточно стремительное), явное улучшение и традиционных показателей «прогресса» возникло при этом в скандинавских странах спонтанно, во многом непредсказуемо, в качестве «дополнительного эффекта».
Как на этом фоне менялись скандинавские школы – тема отдельного обсуждения (будь то делегирование большинства полномочий на уровень педагогических и родительских сообществ, проектный характер обучения, сочетание определённого уравнивания предоставляемых ресурсов с многообразием педагогических решений по их использованию, фактическая общедоступность высшего образования и т.д.). Впрочем, происходили эти перемены по-разному – и за время, которое потребуется, чтобы в них подробно разобраться, финские и шведские школы наверняка заметно переустроятся и дальше.
Да и вряд ли продуктивно копировать отдельные организационные моменты скандинавских перемен; куда важнее понять смысл движения к «школе устойчивого развития»: то, в каком направлении искать свои пути к ней.

Что значит принцип «устойчивого развития» для школы? – это, как минимум, означает желание стать школой-домом для всех детей и домом, открытым в окружающую местность, согласующим с её обстоятельствами свои задачи, замыслы и правила. Организационные и педагогические цели перестают рассматриваться сами по себе, они постоянно соизмеряются с оценками ресурсов окружающего пространства и ресурсов отношений между людьми, ресурсов культурных и экономических, ресурсов сложившихся и перспективных связей и ассоциаций, ресурсов личностных ценностей, местных традиций, семейных увлечений, проявившихся инициатив, потенциала разных поколений…

Перед лицом отторжения или принятия идеи «устойчивого развития» наглядно высвечиваются два возможных идеала для школы: идеал «социальной мобильности» (конкурентного индивидуального развития как самоценности) – и идеал «человека, растущего у себя на родине».
Во втором случае индивидуальное развитие рассматривается не само по себе, а в связи с жизнью других людей вокруг, связью поколений, самим «местом развития».
Попробуем перечислить наиболее очевидные черты школы, следующей идеалам «устойчивого развития»:
  • переосмысление характера школьной жизни с точки зрения «экологии человеческих отношений»: нарабатывание опыта общения, сотрудничества, творческой инициативности, сочувствия и соучастия перестаёт рассматриваться как дополнительный эффект образования, а оказывается в центре внимания всего хода педагогической работы как стержень личностного развития;
  • переосмысление акцентов в «содержании образования», методах и направленности обучения с точки зрения их соответствия местным возможностям, потребностям и ресурсам, перспективам взаимодействия с доступными людьми и обстоятельствами;
  • переосмысление важного и неважного в методах и содержании обучения с точки зрения предполагаемых «ближних» и «дальних» перспектив детей;
  • все, кто прямо или косвенно связан со школой, могут быть причастны к её жизни и эта причастность специально организуется;
  • восприятие «школьной энергетики» как «душевной энергетики» и политика «энергосбережения» (к любой цели правильно стремиться наименее затратным для учителей способом; сохранность здоровья, творческих сил и общего эмоционального благополучия учителей, учеников и их семей служит мерилом принятия или отторжения тех или иных задач и методов обучения).

Выбор одного из двух идеалов образования ведёт за собой и выбор одного из двух хорошо заметных сегодня в России вариантов «инновационного развития».

Первый путь:
  • Инновационные технологии – это или броские «бирюльки» для забавы и отчётов, или же эффективное средство разобщения людей в процессе обучения, форма изящной ликвидации взаимной ответственности, способ замены системы обучения системой проверки знаний.
  • Новаторские управленческие технологии: унификация, «прозрачность», мобилизация средств для «главных задач» со «второстепенных направлений» (в том числе за счёт упразднения «слишком затратных» учебных заведений), мобильность и подвижность подведомственных структур в связи с любыми новыми рекомендациями начальства (бодро регулируемая динамика перемен при взгляде сверху – и она же – бессмысленное, обычно разрушительное броуновское движение при взгляде изнутри).
  • Главное внимание – оцениванию, рейтингам, селекции, сортировке.
  • Качество работы школы – это сумма учебных и карьерных достижений наиболее успешных учеников + пристойная «среднестатистичность» учебных достижений большинства.

Второй путь:
  • Инновационные методы, технологии, организационные решения – средство адаптации учебного содержания к детям, учителям, местным обстоятельствам; средство налаживания взаимодействия детей между собой, детей с учителями, школы с родителями и местной жизнью.
  • Управленческие технологии – практика экспертных оценок внутренней ситуации и внешних возможностей, организация проектных разработок на этой основе, выбор адекватных сил, средств и решений (мелкое местечковое копошение при взгляде сверху – и прочное результативное развитие-укоренение при взгляде изнутри или «сбоку»).
  • Главное внимание тому, чтобы каждый ученик находил свой путь развития и укрепил свои силы.
  • Качество работы школы – качество жизни людей в школе и вокруг неё, дальнейшая «умная особость» учебной судьбы каждого выпускника.

В каких-то обстоятельствах цели «устойчивого развития» могут достигаться без больших перемен (в силу, например, многолетних глубоких традиций школы) – но в большинстве случаев они требуют использования тех методов, которые принято зачислять в «альтернативные» (хотя большую часть из них куда справедливей расценивать как разумные и нормальные в отличие от общепринятых).
Впрочем, в сегодняшней России «альтернативными» они считаются заслуженно: слишком уж это шаткая основа для прочного положения. Быть как все, не выделяться, действовать в полудрёме и планировать жизнь по инерции в бессознательном состоянии, под принятием решений понимать механические рефлексы на поступающие сверху сигналы – это означает быть гораздо более адаптированным в рамках сложившейся административной системы.
Но если стремиться к «устойчивому развитию» в настоящем смысле этих слов, то чаще всего необходимым условием окажется использование тех «альтернативных» методов, которые на деле обращены к успешному образованию всех учеников, укрепляют уверенность детей в своих силах и их умение продуктивно действовать, связывают цели развития школы и проекты территориального развития.
Эти методы давно уже не являются секретом, большинство проблем школы, о которых принято с пафосом восклицать, теоретически давно сняты (причём разными путями) в опытах исследователей и в практике десятков и сотен учителей. Немалая трудность в другом: как, за счёт каких усилий эти практики воспроизвести в том или ином конкретном месте в сегодняшних обстоятельствах, на нынешней стадии социального разложения.
Разумеется, трудно поверить в вырабатывание конструктивного подхода к целям «устойчивого развития» в российском образовании в целом. Тем не менее, движение к нему вполне возможно (да и происходит на деле) во многих конкретных ситуациях. Ведь даже в самом больном обществе вполне возможен молчаливый сговор людей, желающих сделать что-то доброе для школы и рядом со школой.
Страницы: « 1 2 3 4 (5) 6 7 8 9 ... 14 »

Постоянный адрес этой статьи
  • URL: http://setilab.ru/modules/article/view.article.php/c24/271
  • Постоянный адрес этой статьи: http://setilab.ru/modules/article/trackback.php/271
Экспорт: Выбрать PM Email PDF Bookmark Print | Экспорт в RSS | Экспорт в RDF | Экспорт в ATOM
Copyright© Андрей Русаков & Сетевые исследовательские лаборатории «Школа для всех»
Комментарии принадлежат их авторам. Мы не несем ответственности за их содержание.


© Агентство образовательного сотрудничества

Не вошли?