Статьи и учебные материалы Книги и брошюры КурсыКонференции
Сообщества как педагогические направления Совместные сообщества педагогов, студентов, родителей, детей Сообщества как большие образовательные проекты
Step by step Вальдорфская педагогика Вероятностное образование Дидактика Зайцева КСО Методики Кушнира «Новое образование» Педагогика Амонашвили Педагогика Монтессори Пост- коммунарство Ролевое моделирование Система Шулешко Скаутская методика Шаталов и ... Школа диалога культур Школа Толстого Клуб БабушкинойКорчаковское сообществоПедагогика поддержки Семейное образованиеСемейные клубыСистема Леонгард Красивая школаМакаренковские чтенияЭврика
Список форумов
Новости от Агентства Новые материалы сайта Новости педагогических сообществ Архив новостей Написать новость
Дети-читатели Учитесь со Scratch! АРТ-ИГРА…"БЭММс" Детский сад со всех сторон Детский сад. Управление Школа без домашних заданий Социо-игровая педагогика
О проекте Ориентация на сайте Как работать на сайте
О проекте Замысел сайта О структуре сайтаДругие проекты Агентства образовательного сотрудничества О насСвяжитесь с нами Путеводители по книгам, курсам, конференциям В первый раз на сайте? Как работать на сайте Проблемы с регистрациейЧто такое «Личные сообщения» и как ими пользоваться? Как публиковать статьи в Библиотеке статей
Напомнить пароль ЗарегистрироватьсяИнструкция по регистрации
Лаборатория «Сельская школа» Лаборатория «Начальная школа» Лаборатория «Пятый класс»Лаборатория «Подростковая педагогика» Лаборатория «Галерея художественных методик»Лаборатория старшего дошкольного возраста
Библиотека :: Книжный шкаф. Новая классика методической литературы

Русаков А. ШКОЛА ПЕРЕД ЭПОХОЙ ПЕРЕМЕН. ОБРАЗОВАНИЕ И ОБРАЗЫ БУДУЩЕГО


Содержание:
  1. Глава 10. Преемственность и благородство
  2. ДВЕ ЦИТАТЫ ПО ДВУМ ПОВОДАМ,
    ПРАЗДНИЧНОМУ И ПЕЧАЛЬНОМУ
  3. ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ КАК СОСТОЯНИЕ ШКОЛЬНИКА
  4. ПОЧВА ПРЕЕМСТВЕННОСТИ. ВЗРОСЛЫЕ И ДЕТИ
  5. ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ КАК СОСТОЯНИЕ ВЗРОСЛЫХ
Информация об авторе: Андрей Русаков
Русаков Андрей Сергеевич – журналист газеты «Первое сентября», участник проекта Сетевых исследовательских лабораторий, автор книг «Школа после эпохи перемен» и «Эпоха великих открытий в школе 90-х годов».

Глава 10. Преемственность и благородство

ДВЕ ЦИТАТЫ ПО ДВУМ ПОВОДАМ,
ПРАЗДНИЧНОМУ И ПЕЧАЛЬНОМУ

Этот сентябрь – месяц славного юбилея, о котором вспомнили не так давно (да и немногие учителя, наверное, до сих пор о нём слышали). Исполняется 150 лет со дня открытия первого детского сада в России. Открыт он был в небольшом деревянном доме на 9-й линии Васильевского острова в Петербурге Софьей Андреевной Люгебиль, женой университетского профессора.
В октябре 1863 года был опубликован и первый репортаж из первого детского сада1. Автор его – Иван Дмитриевич Белов, учитель и журналист, в будущем автор многих педагогических книг. Завершалась статья вот таким выводом о перспективах дошкольного воспитания:

«…Система Фрёбеля непременно должна пошатнуть школу с её мертвящим однообразием, с её свойством мешать детям жить тогда, когда так хочется жить. Вспомним сухость преподавания, формальность занятий, многочисленность предметов для изучения, убийственное однообразие хода всей машины, – иначе нельзя назвать такую школу, – вспомним всё это, и мы согласимся, что настоящая школа, надламывая жизнь ребёнка, иначе сказать, мешая ему жить, кладёт зародыш будущего нервного расстройства, болезненного раздражения, недовольства своим состоянием, хотя бы это состояние было обеспечено самым выгодным образом в материальном отношении, – зародыш мрачного взгляда на жизнь и людей, зародыш страшной апатии и равнодушия к труду, который со школьной скамейки делается чем-то возмутительно тяжёлым.
Мы твёрдо веруем, что система Фрёбеля рано или поздно должна будет вступить в отчаянную борьбу с настоящей школой, что она преобразует школу в те же детские сады, устроив их на началах новых, согласных с требованиями более строгого и систематического обучения, что она соединит в гармоническом целом условия развития тела и души, так неразрывно связанных между собою. Настоящая нормальная школа далека в будущем, однако же, не так далека, чтобы потерять всякую надежду увидать её; настоящая школа заучивает детей, заучивает до того, что 12-летний ребёнок, попавший случайно в детский сад, оказывается, по степени умственного развития, гораздо ниже 6-летнего дитяти. Убийственная вещь книга для детского ума, если только она рано вторгается в тот мир, где должна кипеть жизнь, жизнь горячая и светлая, без признаков тени…»


Каждый может по своему может расценить, в какой мере и на что повлияли изобретённые Фредериком Фрёбелем детские сады, стала ли привычней за полтора столетия грезившаяся автору «настоящая нормальная школа»... Но обратим внимание на саму предложенную тогда И.Д.Беловым формулу «преемственности двух ступеней образования»: она для него видится в преемственности самой жизни, которая должна продолжаться, пробиваться сквозь «мертвящее однообразие».

* * *
В июне скончалась Татьяна Владимировна Тарунтаева – самый признанный в стране специалист по преемственности детского сада и школы; многие годы она возглавляла соответствующую лабораторию сначала в НИИ Дошкольного воспитания, потом в Центре «Дошкольное детство» им. А.В.Запорожца.
Десятки тысяч педагогов-дошкольников знали Татьяну Владимировну не столько по её книгам и статьям, сколько лично: в семидесятые, восьмидесятые, девяностые годы она объездила чуть ли не всю нашу страну с семинарами, лекциями, встречами. Эти встречи не только объясняли практикам сущность новых исследований и выводов «большой дошкольной науки», но и воодушевляли педагогов, вселяли веру в свои силы и своих детей. С тысячами людей в самых дальних уголках Татьяну Владимировну связывала долгая дружба, многолетняя переписка, совместные размышления и взаимная поддержка.
Воспользуемся записью одного из её выступлений-разговоров:

«…Мы вкладываем в понятие преемственности детского сада и школы смысл, очевидный для людей, занимавшихся исследованием детского развития, но зачастую выглядящий непривычно.
Когда говорят о согласовании методов и форм обучения – всё это ерунда.
Когда говорят о согласовании программных задач – это тоже ерунда.
Суть в другом. Замечательный социолог Игорь Васильевич Бестужев-Лада формулирует так: «Преемственность – это состояние человека»…»


А затем Тарунтаева обсуждает со слушателями, что же это за состояния. И о чьём состоянии может зайти речь…

ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ КАК СОСТОЯНИЕ ШКОЛЬНИКА

Сначала о детях:

«…Можно отметить пять аспектов, которые лежат в основе преемственности:
– умение сосредотачиваться и удерживать внутреннее состояние работоспособности;
– умение найти напарника для работы (это одна из важнейших задач – снять «социальную болячку» разобщённости);
– умение войти в общий темп занятия;
– умение войти в общий разговор;
– умение предлагаемую тему обсудить.
Если в школу приходят дети с такими умениями – они готовы, они уже ученики...»


Что чаще всего «западает» в школе? – общегрупповой темп работы. Без него на уроке не обойтись, но каково учителю налаживать этот темп? Дети приходят в первый класс, и, ещё не сложившись, класс моментально распадается – каждый работает в своём темпе, учитель придумывает какой-то «усреднённый темп» (который часто ни одному ребёнку на деле не соответствует), и вскоре дети автоматически сортируются на «успевающих» и «неуспевающих», хороших и дурных. «Хорошим» – скучно, «дурным» – обидно, учитель обеспечивает то самое мертвящее однообразие, чтобы напряжённая для него ситуация совсем не пошла вразнос.
Если привычка к общегрупповому темпу не складывалась у детей в детском саду, то ей будет очень нелегко проявиться и в школе.
Потому об истоках «готовности к школе», Тарунтаева рассказывает несколько непривычным образом:

«…Общий темп работы возникает не на занятиях письмом, не на занятиях по чтению, нет! – он возникает на музыкальных занятиях, где нужно одновременно начать песню, одновременно вступить в такт, одновременно закончить пение, одновременно закончить движение, потом это проецируется на письме. Он возникает на физкультурных занятиях, где дети одновременно начинают делать упражнения и одновременно заканчивают. Если это происходит нормально в детском саду, если музыкальный работник с детьми в группе работает не «под музыку», а в музыке, если танцуют не по приказу, а по приглашению, это значит, что соблюдаются характеристики, в которых складывается преемственность отношений…»

При этом Татьяна Владимировна была убеждена, что началами грамоты можно и нужно заниматься в детском саду (и сама была автором оригинальных математических методик). Но менее всего значима была для неё «продвинутость» ребёнка в умениях считать или писать. Важно другое – становление у дошкольников привычки быть грамотными людьми. Людьми, которые ощущают, что все стороны культуры открыты и доступны для них. Да, идея грамотности нашла своё концентрированное выражение в овладении чтением, письмом и счётом, но связана далеко не только с ними. Грамотно всё то «умное делание», что в любом занятии достойно уважения.
Если каждый из пяти-шестилетних детей сможет почувствовать себя грамотным человеком в кругу других грамотных людей, сможет пронести такой взгляд на себя и на мир через свою жизнь – то это окажется одним из главных сокровищ того «золотого фонда детства», формирование которого (по мысли А.В.Запорожца) и составляет смысл дошкольного воспитания.
Такую грамотность нельзя рассматривать как результат «целенаправленной отработки навыков»; это итог, «венец», совокупность всего, чем ребёнок был обогащён в детском саду и смог воплотить в своём умении грамотно действовать: «…Только тогда, когда ребята нарисовались, находились вместе, держась за руки, наигрались, смотря друг другу в глаза, нашли общий разговор, нашли, как помочь друг другу, поняли, что такое «общий локоть», – тогда появляется чтение и письмо».

ПОЧВА ПРЕЕМСТВЕННОСТИ. ВЗРОСЛЫЕ И ДЕТИ

То, что является человечески значимым, значительным, не выводится линейно; оно служит «фокусом», произведением многих других сторон, многих отношений. Сумма этих отношений может быть только отчасти рационально понята, а отчасти всегда останется лишь угадываемой интуитивно. Именно так сознание людей сцепляется, срабатывается с символическим пространством культуры.
Здесь скрыта «лакмусовая» бумажка, позволяющая различить культурный взгляд на человеческое развитие и административно-хозяйственный.
Если мы нацелены на дрессировку технических навыков, то постараемся надеть методические шоры, помогающие двигаться прямо по программе, «не замечать ничего лишнего и не отвлекаться».
Культурному взгляду важно ухватить целостность. Если у учителя есть понимание, что успехи детей в любом конкретном деле на три четверти обусловлены их успехами в других делах – то становится нужен круговой обзор, открытость, свобода маневра, контакт с коллегами, вариативность решений.
Ведь основания живой преемственности коренятся не в знаниях, а в привычках: кем человек считает себя, кого ожидает увидеть в других, на что готов рискнуть вместе с другими… Смогут ли согласоваться привычки двух-трёх десятков детей с новой реальностью – или пойдут вразрез с ней, вразнобой?
Культурные привычки – не предмет дрессировки; они воспитываются, прорастают. Для прорастания нужна почва. А почва эта – утверждает Тарунтаева – отношения, разговоры. Разговоры педагога с детьми, детей с ним, детей между собой, взрослых между собой…

«…Но о чём, о ком? – Когда встречаются воспитатели на пересменке, что они обычно обсуждают? Кто из них что сделал. Но это не педагогический разговор. Педагогический разговор, если они говорят: «Ты знаешь, вот у меня сегодня утром Феликс, который ну никак не хотел вступать ни в какие контакты, подошёл к Егорушке и поговорил с ним. Посмотри, что будет во второй половине дня, закрепится это или нет?»
Вот это разговор воспитателей одной группы. На группе должны работать напарницы, а не сменщицы, именно напарницы, которые дополняют друг друга. И тогда их разговоры не только о событиях в группе, но и о каждом ребёнке как о человеке. И тогда почва преемственности будет нарастать день за днём в их ежедневном общении.
…Неважно, что человек умеет, авторитарный ли у него прошлый опыт работы или нет, но если он не хочет видеть в детском саду маленькую казарму, а хочет сохранить нормальное детство, нормальные человеческие отношения с детьми, когда ребёнку не надо тянуть руку, чтобы задать вопрос – этого достаточно».


А что в среде учителей? Да примерно то же:

«Если понимание чтения и письма как результата общевоспитательной работы, общего развития детей передаётся от воспитателей учителям – тогда и возникает преемственность.
Перед учителем, пожелавшим разобраться, возникает по-своему трудная программа, но реальная, посильная…
Не инструктивное обращение: «Положить это слева, это справа», – а предложение детям самим организовать своё рабочее место. Педагог не играет лидирующую роль – он здесь, он рядом с детьми, но он не всезнайка.
…Ведь в основе лежит нормализация человеческой жизни, человеческих отношений».

«Нормализация жизни», «нормальная школа» – это звучало 150 лет назад у Ивана Дмитриевича Белова, звучит и в этих строках. Слово это сегодня не то, чтобы режет слух, но отчасти раздражает; в нём аукается подростковое «как дела? – да никак… да нормально…»
Не попробовать ли подобрать подходящий синоним?
Думаю, он существует.
Сказать иначе можно так: облагораживание отношений.
Облагораживание человеческих отношений – первая и, может быть, единственная воспитательная забота школы.
Нормальная школа, нормальная педагогика – та, где в отношениях между людьми присутствует благородство.

ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ КАК СОСТОЯНИЕ ВЗРОСЛЫХ

Последняя цитата из выступления Татьяны Владимировны:

«Люди, разобравшиеся в своих отношениях с детством, с благодарностью принимающие детей друг от друга, и служат реальным олицетворением преемственности».

Теперь вспомним наш список «ключевых аспектов преемственности» – и попробуем приложить его к делам учительским:
– умение сосредотачиваться и удерживать внутреннее состояние работоспособности;
– умение найти напарника для работы (снять «социальную болячку» разобщённости);
– умение войти в общий темп занятия;
– умение войти с учениками в общий разговор;
– умение с учениками предлагаемую тему обсудить.

Не правда ли, перед нами в пять штрихов очерчен портрет умелого и успешного учителя?

* * *
Есть ещё один вопрос про взрослых: кому на кого равняться, кому перед кем в почёте быть? Те, кто работает с более маленькими детьми, должны подстраиваться под тех, кто возьмётся за детей позже – такова изумительная аксиома «административной преемственности». Вот эти, копошащиеся с мелкими, должны соответствовать требованиям школы, а те – требованиям вуза…
Хотя культурный (да и просто здравый) подход со всей очевидностью требует обратного:

Тот, кто входит в дело позже, учится у того, кто начал раньше.

Забота учителей – заинтересованно вникать в ход жизни детей в саду, дело преподавателей-предметников – расспрашивать подробности и просить совета у учителей начальных классов, достойный стиль вузовских профессоров – восхищаться учителями старшеклассников...
Такое, кстати, бывает. Наверное, не чаще и не реже, чем на самом деле удаётся решить проблемы преемственности.

* * *
Старший друг Пушкина, князь Пётр Андреевич Вяземский, прожил долгую жизнь, мучительно наблюдая глубокое отчуждение разных эпох русской культуры. Многократно разными словами он формулировал мысль о том, что стержень благородства в человеке – уважение к личности и делам своих предшественников, осознание себя прежде всего как наследника и продолжателя их трудов.
«Неблагородность» новых десятилетий пугала его даже не столько вульгарностью и агрессивностью суждений, сколько «зародышем» того самого «мрачного взгляда на жизнь и людей, болезненного раздражения, страшной апатии и равнодушия к труду», – с упоминания о которых в устах другого автора и начиналась наша статья.
Насколько же переполнена подобными эмоциями отечественная жизнь, особенно образовательная! Сколь знакомы всем гневные тирады наших учёных в адрес вузов, презрительные оценки вузовскими профессорами учительских дел, ирония учителей-предметников по отношению к учителям начальных классов, высокомерие тех по отношению к воспитателям…
«Да они же того заслуживают!»
Возможно.
А вдруг всё-таки не совсем?
Только до тех пор, пока мы убеждены, что те, у кого мы принимаем детей, понимают в своём деле куда хуже нас – нам не суждены претензии на благородство. Зато болезненное раздражение и апатия будут и дальше задавать тон в «едином образовательном пространстве».
Именно в той мере, в какой свои успехи мы сумеем расценить как заслуженный итог трудов и талантов не столько собственных, сколько предшественников своих и соратников – в той мере благородство будет возвращаться в стены школы.

Когда наши отношения пронизаны благодарностью – тогда мы оказываемся в мире благородных людей.



1   «Детский сад Фрёбеля, устроенный в С.-Петербурге», газета «Русский инвалид», № 220, 8(20) октября 1863 г.
 
 
 
 
Страницы: « 1 ... 8 9 10 11 (12) 13 14 »

Постоянный адрес этой статьи
  • URL: http://setilab.ru/modules/article/view.article.php/c24/271
  • Постоянный адрес этой статьи: http://setilab.ru/modules/article/trackback.php/271
Экспорт: Выбрать PM Email PDF Bookmark Print | Экспорт в RSS | Экспорт в RDF | Экспорт в ATOM
Copyright© Андрей Русаков & Сетевые исследовательские лаборатории «Школа для всех»
Комментарии принадлежат их авторам. Мы не несем ответственности за их содержание.


© Агентство образовательного сотрудничества

Не вошли?