Статьи и учебные материалы Книги и брошюры КурсыКонференции
Сообщества как педагогические направления Совместные сообщества педагогов, студентов, родителей, детей Сообщества как большие образовательные проекты
Step by step Вальдорфская педагогика Вероятностное образование Дидактика Зайцева КСО Методики Кушнира «Новое образование» Педагогика Амонашвили Педагогика Монтессори Пост- коммунарство Ролевое моделирование Система Шулешко Скаутская методика Шаталов и ... Школа диалога культур Школа Толстого Клуб БабушкинойКорчаковское сообществоПедагогика поддержки Семейное образованиеСемейные клубыСистема Леонгард Красивая школаМакаренковские чтенияЭврика
Список форумов
Новости от Агентства Новые материалы сайта Новости педагогических сообществ Архив новостей Написать новость
Дети-читатели Учитесь со Scratch! АРТ-ИГРА…"БЭММс" Детский сад со всех сторон Детский сад. Управление Школа без домашних заданий Социо-игровая педагогика
О проекте Ориентация на сайте Как работать на сайте
О проекте Замысел сайта О структуре сайтаДругие проекты Агентства образовательного сотрудничества О насСвяжитесь с нами Путеводители по книгам, курсам, конференциям В первый раз на сайте? Как работать на сайте Проблемы с регистрациейЧто такое «Личные сообщения» и как ими пользоваться? Как публиковать статьи в Библиотеке статей
Напомнить пароль ЗарегистрироватьсяИнструкция по регистрации
Лаборатория «Сельская школа» Лаборатория «Начальная школа» Лаборатория «Пятый класс»Лаборатория «Подростковая педагогика» Лаборатория «Галерея художественных методик»Лаборатория старшего дошкольного возраста
Библиотека :: Книжный шкаф. Новая классика методической литературы

Бабушкина Т. О ЩЕДРОЙ РАДОСТИ ДЕТСТВА


Содержание:
  1. Райское дерево Ёлка[1]
Информация об авторе: Бабушкина Татьяна
Татьяна Викторовна Бабушкина - многолетний руководитель клуба «Эстетика. Творчество. Общение», преподаватель кафедры педагогики Ростовского педагогического университета, организатор совместной педагогической работы с детьми и взрослыми всех возрастов.

Райское дерево Ёлка[1]

...Я особенно переживаю, когда вижу ёлки, оформленные по правилам симметрии, потому что ничего более антидетского не может быть.

И обратная картина: подходит взрослый человек, видит это нагромождение игрушек на моём столе возле ёлки; ему это может показаться эклектикой — предметов слишком много, и рука, привычно гоняющаяся за красивостью и за симметрией, конечно, быстро бы причесала такой стол.

Но всё детское (даже «Чёрный квадрат» Малевича), асимметрично, и всё живое немножко кривое. Поэтому взрослый скажет: что это? почему? — а маленький ребёнок мгновенно понимает, что весь этот ёлочный сыр-бор начался с маленькой девочки, которая сидит недалеко от Деда Мороза и, не знаю, в тайне от мамы или нет, кормит спаниеля любительской колбасой.

И вот к этой девочке, к этому спаниелю с любительской колбасой все почему-то собираются, и отсюда идёт удивительная организация пространства. Она диктуется даже не распределением пространства, а чётким переживанием, организовавшим его, чтобы всем было:

не холодно

— не знаю, заметили ли вы, что девушка самая высокая и прекрасная, она в горностаево-кружевной шубе (это потому, что из форточки веют холодные ветры, она, конечно, может простудиться, я абсолютно чётко знаю, что ей бывает холодно, а если учесть, что она похожа на Таню Зорину, то этого тем более допустить нельзя),

— тут вот собирает Дед Мороз перчатки для тех, кто замёрз,

— мало, наверное, кто увидел, но под спиной королевского зайчика, который едет с мишкой на верблюде, есть меховая шкурка, чтобы зайчику не было жёстко.

Я понимаю, что я сейчас выгляжу несколько странновато, но дети не удивляются и даже говорят: а почему под мишкой больше шкурки, а под зайчиком меньше?

А потому что — объясняю я — у них родился маленький медведь, и его держит именно мишка, а не зайка королевы, поэтому ему нужна большая тёплая опора.

И дальше здесь такой момент:

чтобы все успели

Поэтому мальчик на лошадке находится в этом удивительном только детском состоянии, когда дом простирается до леса, а лес простирается до дома и входит в окно. Поэтому мальчик на детской игрушечной лошадке прямо из леса, прямо от гномиков, конечно, уже просто влетел в комнату.

Я очень люблю вот эту избушку деревянную, на которой осуществляется ещё одна задача

чтобы всем было не голодно

Поэтому на этой избушке сушатся орехи, грибы, яблоки, даже месяц, промокший под дождём.

и происходит что-то новое

Маленькие дети всегда себя выдают. Сегодня девочка Юля пришла и сразу говорит: «Что здесь нового?» А взрослому человеку покажется, что всё стоит одинаково и только дети — Дора, Юля, ещё девочки — приходят и сразу замечают это.

В этом году здесь есть совершенно новая вещь — там, у снеговиков, я залила каток из блестящих льдинок, у них даже есть шайба или шарик стеклянный, вот, и они играют в ледяной хоккей.

И у тех, кто разместился на ветках,

заметно предрасположение друг к другу...

Очень важно (и ты каждый раз думаешь об этом): а можно ли мышку — символ этого года — поместить с белой кошкой, которая владеет хрустальным замком изо льда?

Ты над этим долго думаешь, и это передаётся детям; и те, кто давно приходят в гости к моей ёлке, даже иногда знают, кто с кем, где, как живёт на веточке. Потому что у игрушек есть предрасположение друг к другу, и кому-то хочется быть поближе, кому-то подальше.

Дома идут наверх, а фрукты, овощи почему-то идут вниз.

Тут есть потрясающая фигурка Папанина, чукотская девочка, которая пасёт двух оленей (один из них даже музыкально образованный — у него ноты прикреплены к спине) — все эти игрушки совершенно искренне передают тебе просьбу поместить поближе к тому соседу, который мил их сердцу.

Мне кажется, что дети и те взрослые, которые не потеряли эту рамку пульсирующего видения, это очень хорошо чувствуют.

* * *

Обращаясь к воспитателям, я хочу сказать о том, насколько новогодняя ёлка серьёзная вещь в наше время, когда люди всё с большим трудом понимают друг друга.

Ёлка — это первая модель терпимости, прочувствование таинственной значимости разных предметов, всех людей и животных...

Дело в том, что ёлка представляет собой модель мирового древа. Новогодняя ёлка, даже у взрослого, вызывает какое-то удивительное райское ощущение. Как на райском древе были и животные, и растения, и фрукты, наверное, даже пейзажи... — так и новогодняя ель хранит в себе некий хаос живого многообразия. И такой хаотичный праздничный набор всего развивает многогранное мышление у детей.

В садике порой трудно живётся, иногда и подходящую ёлку достать нелегко (особенно у нас на юге). И всё-таки она нужна. Одни мои знакомые педагоги взяли и поставили акацию, её как-то разодели, и всё равно ёлка получилась.

Вот о чём бы я посоветовала рассказать родителям.

Пожалуйста, передайте им, убедите, что ёлка особенно нужна в наше помпезное время. И все ёлочные вещи и ритуалы очень важны.

Например, что мы сейчас делаем? Все готовят подарки. А дети готовят подарки?

Готовят ли подарки родителям? В детских садах, слава Богу, это происходит. А дома?

Украшать ёлку вместе с ребёнком или без него? Думаю, где-то лет до четырёх лучше втайне от ребёнка, а после — вместе с ним.

Попробуем на праздничном столе избежать зависимости от искусственной еды. Ведь часто, когда детям предлагают чипсы, сникерсы и одновременно какую-то живую еду, необычную (например, зимой клубнику), дети отказывались от неё, у них уже выработалась зависимость от определённой еды как предпочтительной.

В Новый год есть удивительная возможность ненавязчиво сделать тот сладкий стол, от которого уже отвыкли, и который может привлечь внимание. Ребёнок не может просто слушать поздравления, ему нужно что-то впитывать; вот он пошёл, забрал своё яблоко — и, например, отдал его маме. Потом они придут домой и откроют это яблоко, разрезав не так, как мы обычно делаем, а вот так, поперёк и почувствуют его вкус как-то по-другому.

Хочу поделиться впечатлением от ёлки ночью, когда она освещена огнями, и когда родители садятся в кресло рядом с ёлкой — то ёлка выглядит, как гора.

Ребёнок отдаляется, получается совсем маленьким, но и родители становятся маленькими, а когда он приближается и видит всех животных на ёлке, то он ощущает себя гигантом, ведь все вещи совсем маленькие рядом с ним.

А ещё можно просто включить ёлку, поставить какую-нибудь цветомузыку и сесть возле ёлки на пол, как возле костра. Почему дети могут сидеть возле костра? И на Руси, и в Европе были на Рождество такие обязательные семейные посиделки или у камина, или возле печки.

Я стою за право живой ёлки на Новый Год, а не искусственной. Человечество, которое съело половину лесов на земле и «скорбит по ёлочке», подаренной ребёнку на Новый Год — оно выступает фальшиво, в чём-то само себя оправдывает, пытаясь показаться себе с лучшей стороны.

В новогодней ёлке, мне кажется, звучит такая высокая жертвенность: принеся себя фактически на крест, она потом воскресает лучом на всю жизнь в душе человека, который с ней соприкасался в детстве.

* * *

Повтор даже самого прекрасного — всегда или назидание, или неестественность, упрощение. С другой стороны, передача традиции настолько значима и ничем не заменима, что мне показалось возможным выделить как бы строительные материалы из самых значимых. Из которых каждый из нас может построить своё здание ПРАЗДНИКА.



[1] Глава составлена на основе рассказа, записанного в январе 2008 года, и фрагментов выступления 2004 года перед воспитателями волгоградских детских садов.

Страницы: « 1 ... 19 20 21 22 (23) 24 »

Постоянный адрес этой статьи
  • URL: http://setilab.ru/modules/article/view.article.php/c24/252
  • Постоянный адрес этой статьи: http://setilab.ru/modules/article/trackback.php/252
Экспорт: Выбрать PM Email PDF Bookmark Print | Экспорт в RSS | Экспорт в RDF | Экспорт в ATOM
Copyright© Бабушкина Татьяна & Сетевые исследовательские лаборатории «Школа для всех»
Комментарии принадлежат их авторам. Мы не несем ответственности за их содержание.


© Агентство образовательного сотрудничества

Не вошли?