Статьи и учебные материалы Книги и брошюры КурсыКонференции
Сообщества как педагогические направления Совместные сообщества педагогов, студентов, родителей, детей Сообщества как большие образовательные проекты
Step by step Вальдорфская педагогика Вероятностное образование Дидактика Зайцева КСО Методики Кушнира «Новое образование» Педагогика Амонашвили Педагогика Монтессори Пост- коммунарство Ролевое моделирование Система Шулешко Скаутская методика Шаталов и ... Школа диалога культур Школа Толстого Клуб БабушкинойКорчаковское сообществоПедагогика поддержки Семейное образованиеСемейные клубыСистема Леонгард Красивая школаМакаренковские чтенияЭврика
Список форумов
Новости от Агентства Новые материалы сайта Новости педагогических сообществ Архив новостей Написать новость
Дети-читатели Учитесь со Scratch! АРТ-ИГРА…"БЭММс" Детский сад со всех сторон Детский сад. Управление Школа без домашних заданий Социо-игровая педагогика
О проекте Ориентация на сайте Как работать на сайте
О проекте Замысел сайта О структуре сайтаДругие проекты Агентства образовательного сотрудничества О насСвяжитесь с нами Путеводители по книгам, курсам, конференциям В первый раз на сайте? Как работать на сайте Проблемы с регистрациейЧто такое «Личные сообщения» и как ими пользоваться? Как публиковать статьи в Библиотеке статей
Напомнить пароль ЗарегистрироватьсяИнструкция по регистрации
Лаборатория «Сельская школа» Лаборатория «Начальная школа» Лаборатория «Пятый класс»Лаборатория «Подростковая педагогика» Лаборатория «Галерея художественных методик»Лаборатория старшего дошкольного возраста
Библиотека :: Книжный шкаф. Новая классика методической литературы

Бабушкина Т. О ЩЕДРОЙ РАДОСТИ ДЕТСТВА


Содержание:
  1. Мозаика домашнего пространства
  2. КОЛЫБЕЛЬКИ
  3. ИГРУШКА КАК СУММА ОТНОШЕНИЙ
  4. ЗЕРКАЛА
  5. СТАРЫЙ ПРЕДМЕТ ФОТОГРАФИЯ
  6. ВЫСТАВКА ДОМАШНИХ ХИТРОСТЕЙ
  7. СЛЕДЫ ОТ ПИСЕМ. МЕСТО ДЛЯ ПИСЬМА...
  8. ВСТРЕЧИ ПО-ГУЛЛИВЕРСКИ
Информация об авторе: Бабушкина Татьяна
Татьяна Викторовна Бабушкина - многолетний руководитель клуба «Эстетика. Творчество. Общение», преподаватель кафедры педагогики Ростовского педагогического университета, организатор совместной педагогической работы с детьми и взрослыми всех возрастов.

Мозаика домашнего пространства

КОЛЫБЕЛЬКИ

Я очень дружу с семьёй Никитиных. Сейчас у них стало ещё больше внуков. Когда заходишь, там тишина невероятная и когда спрашиваешь, почему так тихо, — то оказывается, что они продолжают делать свои колыбели по рецепту народной педагогики.

Мы мечтаем сделать музей колыбели, ведь это целое искусство.

Что такое вообще колыбель? Это продолжение скорее внутреннего состояния ребёнка, а не внешнего. Младенец с помощью колыбели учится выдерживать равновесие внутреннего и внешнего, и при этом воспринимает мир как бы из центра вселенной.

Ведь когда ребёнка кладут в кроватку с решётками, это всё равно, что нас с вами положить посередине футбольного поля. Это такое несоразмерное пространство, которое не даёт ощутить соприкосновение.

Часто колыбельки украшали резными шишками, как трон.

Почему ребёнок спал под балдахином? Потому что, оказывается, дети обожают складки материала, они их успокаивают, дети испытывают в этом потребность. Дети, оказывается, играли в этот лабиринт складок.

ИГРУШКА КАК СУММА ОТНОШЕНИЙ

У человека есть два периода в жизни: до пяти лет и после. До пяти лет вещь выбирает нас и каждая вещь — это событие, она приходит из вечности, вот именно эта, а не другая, а потом мы забираем вещь. И вот эту первую вещь мы запоминаем на всю жизнь.

Если восьми-девятимесячному ребёнку дать 5—6 игрушек одинаковых и среди них будет та, с которой он играл, он мгновенно найдёт свою (хотя остальные точно такие же).

Потому что для него важна не только вещь, а сумма взаимоотношений, возникающая вместе с ней.

Когда малыш начинает неостановимо бросать предметы, бедные родители, поднимая, начинают думать, избаловали они его или нет. А ребёнок не капризничает, он уже рассматривает наши с вами отношения вокруг вещи. Он смотрит, как мама подобрала, она терпелива или нет, как она себя в этот момент ведёт.

Почему мы так любим какого-то мишеньку, какую-то куклу? Может быть потому, что мы в этот момент опредмечиваем всю сумму отношений, которая сложилась со взрослыми в тот момент жизни.

Сюда входит, на мой взгляд, ещё один секрет. Мне кажется, что до пяти лет ребёнок во время праздника (особенно ёлки) метит на всю жизнь отношения с близкими взрослыми.

ЗЕРКАЛА

Раньше стремились иметь много зеркал в доме, в том числе и таких, которые находились на уровне роста детей.

Возможно, кто-то вспомнит начало книги дочери Цветаевой, Анастасии: она начинается со слов, что первое опредмечивание своего «я» произошло в зеркале.

Такого рода события интимны, и надо иметь массу зеркал, чтобы взрослые не успевали заметить, что ребёнок где-то скрытно себя анализирует.

При этом зеркала вводили внешний мир в наше самосозерцание, умножая внутренний мир. Ты всматриваешься в себя, а видишь свой образ окружённым предметами, ветками деревьев, книгами, фотографиями, фрагментами пейзажа за окном.

В доме, полном зеркал, было гораздо свободнее, было больше света, больше воздуха. Ведь часто не воспринимаешь красоту своего дома. А отошёл, посмотрел на фотографию — ведь красиво! Посмотрел в зеркало на отображение комода — ведь красив!

СТАРЫЙ ПРЕДМЕТ ФОТОГРАФИЯ

Помните в деревне семейные голоса? Бабушки и дедушки всех возрастов пели, и все они тебе в глаза смотрят, и всем ты отвечаешь. Сейчас это уходит.

Есть исследование о том, что дети с четырёх лет лучше воспринимают своих родителей (особенно мальчики своих мам) через фотографию. Ребёнок не запоминает маму непосредственно, зато он вспоминает ощущения, связанные с ней.

Зацепки памяти идут отсюда.

Все увлеклись видеозаписями. Но это не замена фотографии. Домашняя видеозапись чаще всего — механическое повторение всё той же суетности жизни, воспроизведение былого мельтешения движущихся фигур. А фотография — это момент жизни, превращённый в поэтическую личность.

Если вы фотографируетесь по какому-то случаю или без случая, а потом с ребёнком, лёжа, разглядываете эти фотографии, то он запоминает ваш образ.

Особенно об этом важно рассказывать мамам мальчиков, у них складываются совершенно иные отношения, мальчики мам чувствуют именно через фотографии. Это очень важно и для их будущего взрослого выбора — запомнить маму такой молодой, какой она была.

В современных домах фотографии уходят в компьютер, получается уход портрета, уход живших из дома, обрезание возможного общения взглядами.

И повсеместно выкидываются сейчас старые предметы. Почему они так важны? Старый предмет — это в широком смысле слова семейный портрет, только в предметном варианте. Когда у тебя сохраняются предметы, мальчик или девочка могут посмотреть, что у тебя было когда-то в жизни и размышлять, фантазировать о том, что происходило вокруг тогда, что намечалось дальше.

ВЫСТАВКА ДОМАШНИХ ХИТРОСТЕЙ

Недавно на выставке «Рождество» я видела предметы, уважающие характерные особенности ребёнка.

Я видела фаянсовую посуду для тех, кто плохо кушает — фаянсовое блюдце, на нём фаянсовый тюльпан, а в тюльпане маленькая Дюймовочка, и чтобы она не захлебнулась, ребёнку надо есть кашу, суп...

Я видела замечательную зелёную кружку, на дне которой лягушонок, он очень маленький. Так ребята с удовольствием пили молоко, только бы увидеть этого лягушонка. Я видела потрясающие горшки для детей-холериков и флегматиков. Для флегматиков — это трон, ребёнок сел и сидит солидно. А для холериков — лошадка.

Раньше, если вы замечали, углы в мебели были часто сглажены. На выставке «Рождество» была представлена такая полукруглая мебель, со сглаженными углами.

Следующий момент оформления комнаты — это учёт детских размеров. Ведь ребёнок всё время живёт во взрослых размерах, и представьте, как ему это неудобно.

СЛЕДЫ ОТ ПИСЕМ. МЕСТО ДЛЯ ПИСЬМА...

Когда люди переписываются, то в письме человек всегда лучше себя обычного. Проговорив это «лучшее» словами, он себя подтягивает к тому образу, который он в письме передаёт. Человек невольно даже в самом простом письме всё равно оказывается создателем своего образа, который ложится под рукой. Даже запах от руки на листе важен, ритм буквы, которые он пишет.

Потому я так боюсь компьютера — я не знаю, как сохранить в нём это возвышенное общение.

Переписывающиеся ребята моего клуба жили внутренней приподнятостью, они заряжались, они — по закону письма и встречи — переживали какие-то внутренние «восхождения на ступеньки».

(А я считаю, что и встречное общение, которое предполагает «дискретность» совместной жизни и возможность встреч — это опять «общение вдоха», возвышенное, как и письмо).

ВСТРЕЧИ ПО-ГУЛЛИВЕРСКИ

...Я прошла по коридору детского сада и увидела маленькие домики. Есть ли место маленьким домикам, самодельным халабудам в вашем доме? Ребёнок, который может находиться то внутри, то снаружи своего домика, он и чувствует себя то большим, то маленьким.

Вот он сидит, свесив ножки, смотрит на нас; но хорошо бы нам над ним не нависать, не с «крыши» должны бы смотреть на него мои глаза. Глядя наискосок сверху, мы не передаём ему взглядом теплоту, не подкармливаем его душевной энергией. Да и чаще всего, глядя на нас снизу, он видит только наши ноги.

Ребёнок очень устаёт быть маленьким, он требует позиций, где он больше и выше.

Очень мудрые мамы садятся перед ребёнком так, чтобы смотреть на него вверх. Мудрые папы подкидывают ребёнка вверх, чтобы во-первых, малыш увидел весёлые глаза, обращённые к небу, а вовторых, он увидел бы больше взрослого и увидел бы его сверху.

* * *

И ещё одна фраза.

Детская комната как рюкзак для жизненного путешествия...

Страницы: « 1 ... 14 15 16 17 (18) 19 20 21 22 ... 24 »

Постоянный адрес этой статьи
  • URL: http://setilab.ru/modules/article/view.article.php/c24/252
  • Постоянный адрес этой статьи: http://setilab.ru/modules/article/trackback.php/252
Экспорт: Выбрать PM Email PDF Bookmark Print | Экспорт в RSS | Экспорт в RDF | Экспорт в ATOM
Copyright© Бабушкина Татьяна & Сетевые исследовательские лаборатории «Школа для всех»
Комментарии принадлежат их авторам. Мы не несем ответственности за их содержание.


© Агентство образовательного сотрудничества

Не вошли?