Статьи и учебные материалы Книги и брошюры КурсыКонференции
Сообщества как педагогические направления Совместные сообщества педагогов, студентов, родителей, детей Сообщества как большие образовательные проекты
Step by step Вальдорфская педагогика Вероятностное образование Дидактика Зайцева КСО Методики Кушнира «Новое образование» Педагогика Амонашвили Педагогика Монтессори Пост- коммунарство Ролевое моделирование Система Шулешко Скаутская методика Шаталов и ... Школа диалога культур Школа Толстого Клуб БабушкинойКорчаковское сообществоПедагогика поддержки Семейное образованиеСемейные клубыСистема Леонгард Красивая школаМакаренковские чтенияЭврика
Список форумов
Новости от Агентства Новые материалы сайта Новости педагогических сообществ Архив новостей Написать новость
Дети-читатели Учитесь со Scratch! АРТ-ИГРА…"БЭММс" Детский сад со всех сторон Детский сад. Управление Школа без домашних заданий Социо-игровая педагогика
О проекте Ориентация на сайте Как работать на сайте
О проекте Замысел сайта О структуре сайтаДругие проекты Агентства образовательного сотрудничества О насСвяжитесь с нами Путеводители по книгам, курсам, конференциям В первый раз на сайте? Как работать на сайте Проблемы с регистрациейЧто такое «Личные сообщения» и как ими пользоваться? Как публиковать статьи в Библиотеке статей
Напомнить пароль ЗарегистрироватьсяИнструкция по регистрации
Лаборатория «Сельская школа» Лаборатория «Начальная школа» Лаборатория «Пятый класс»Лаборатория «Подростковая педагогика» Лаборатория «Галерея художественных методик»Лаборатория старшего дошкольного возраста
Библиотека :: Книжный шкаф. Новая классика методической литературы

Шулешко Е. ПОНИМАНИЕ ГРАМОТНОСТИ. ЧАСТЬ ВТОРАЯ. МЕТОДИКИ ОБУЧЕНИЯ ЧТЕНИЮ, ПИСЬМУ И СЧЁТУ


Содержание:
  1. Глава 11. ПРИЛОЖЕНИЕ.
    НЕСКОЛЬКО СЖАТЫХ КОММЕНТАРИЕВ
  2. 11.1. ВЫРАЖЕНИЕ И ВЫРАЗИТЕЛЬНОСТЬ В ЯЗЫКЕ.
    Примечания к Гюставу Гийому
Информация об авторе: Евгений Евгеньевич Шулешко
Москва,
один из крупнейших отечественных исследователей педагогики и философов образования. Создатель системы "ровеснического образования" детей от 5 до 10 лет, оформленной как Программа "Обновление и самообразование".

← Оглавление

Глава 11. ПРИЛОЖЕНИЕ.
НЕСКОЛЬКО СЖАТЫХ КОММЕНТАРИЕВ

В приложение мы включили ряд фрагментов: некоторые научные цитаты и наши комментарии к ним, а также заметки по поводу отдельных тем, не разъясненных достаточно внятно в основной части книги - но которые и в предлагаемом довольно сумбурном виде для кого-то могут оказаться полезны.
 
Читателя-педагога эта глава может испугать; мы просим у него прощения. А вот читатель-лингвист или читатель-психолог найдет в ней ссылки на те уже вошедшие в научный обиход взгляды, которые уточняют принципы разворачиваемой нами педагогической практики.
 

11.1. ВЫРАЖЕНИЕ И ВЫРАЗИТЕЛЬНОСТЬ В ЯЗЫКЕ.
Примечания к Гюставу Гийому

Образная мысль в языковом её существовании все ещё оставалась предметом обсуждения в ХХ веке как понятие, фиксирующее таинственно бытующий в жизни феномен. Французский лингвист Гюстав Гийом назвал его «общим, обыкновенным мышлением» в отличии от научного мышления: «Обычное мышление принадлежит всем носителям языка, оно совершается не на знаковом уровне, а на уровне образов и понятий; оно направляется догадливостью, оно исторически изменчиво, ибо является строителем языка».
 
Такое представление находится по ту сторону модного в последние годы различения мышления «теоретического» и «эмпирического». Ведь в этом различение не учитывается, что человек живет, мыслит и чувствует не только в пространстве конкретных предметов и отвлеченных понятий, но прежде всего в насыщенном живым богатством смыслов языке - хранителе того необозримого взаимосвязанного мира «содержательных обобщений», что создавался народом столетиями.
 
*  *  *
Обсуждая проблемы языка, важно помнить об их двусторонности: о речи как выражении и речи как выразительности.
 
Г.Гийом пишет: «Народный, или разговорный язык действует в ущерб выражению и в пользу выразительности… В общей истории языка как речевой деятельности выразительность первична, выражение вторично. Впрочем, также было бы правильно сказать, что любой конкретный язык, рассматриваемый в конкретную эпоху, представляет собой изобретение средств выражения, тем самым сокращающим потребность в средствах выразительности (экспрессивных средствах)». Формула Г.Гийома: выражение+выразительность=целому включает любой вариант их долевого соотношения. (Предельный случай - междометие, олицетворяющее собой выразительность, которая в какой-то мере поглотила и уничтожила выражение. Междометие стало предложением (фразой). Оно стало частью речи. Тем самым эмоция человека, облекшись словом, теперь живёт как человеческое чувство и воплощает по-человечески его переживание во всей палитре выразительных движений.)
 
С началом жизни рождается чувственный контакт близких людей, их способность понимать язык чувств, интерпретировать его как выражение произвольных и непроизвольных движений. Само молчание понимается тогда как выразительное произвольное речевое движение и даже действие, нейтральная оценка.
 
В таком качестве молчание становится предметом актерской практики. Создано даже пособие под названием «Азбука молчания» для освоения сценического пространства с помощью языка бессловесных действий, выразительных движений.
 
Напомним, что выражение - это обращение к устоявшемуся, общепринятому аспекту языка, а выразительность - это обращение к импровизационному аспекту; причем собственные средства рече-языкового акта относятся к уровню импровизационного - неустоявшегося в языке.
 
Приведём длинный отрывок из Гийома: «Язык - это общественное явление. Никто в этом не сомневается, это очевидно… Но если в языке видеть только некоторый оптимальный способ взаимоотношений между людьми, не значит ли это принижение и недооценку его сущности? Разве в этом дискретном взаимоотношении создается и формируется язык?
 
Язык, при условии, что он содержит общую для людей понятийную и структурную базу, выступает посредником между людьми, желающими сказать друг другу какие-то вещи, не обязательно связанные с их отношениями в обществе, а связанные и с отношениями совсем другого рода: отношениями всех и каждого к миру (универсуму), к месту их существования. Именно благодаря этим отношениям, основе всех других, включая непосредственные социальные отношения, люди могут общаться друг с другом.
В истоках языка человека - и прозорливые философы это понимали - лежит не маленькое противостояние Человек/Человек, но великое противостояние Универсум/Человек…
 
Ставшее общим местом положение о том, что язык и речевая деятельность относятся к общественным явлениям, представляет собой один из упрощенческих и недостаточно продуманных взглядов, которые больше всего повредили прогрессу структурной лингвистики, сосредоточивая внимание исследователей на отношении Человек/Человек, оказавшем небольшое влияние на структуру языка, и отвлекая его от отношения Универсум/Человек, которому она обязана если не всем, то почти всем.
 
Одно из доказательств этого заключается в том факте, что за выражением 1-го лица (кто говорит) и 2-го лица (с кем говорят), отношение между которыми непосредственно входит в отношения человека с человеком, обнаруживается имплицитное присутствие 3-го лица (о ком говорят), которое так же, как имя и местоимение 3-го лица, принадлежит отношению универсум/человек. 1-е лицо - это тот, кто говорит и кто, говоря, говорит о себе, становясь, таким образом, по синапсии, не только 1-м говорящим лицом, но и 3-м лицом, о котором говорится, а это 3-е лицо может быть более или менее экстенсивным существом, принадлежащим универсуму, или даже, на границе объема и расширенности, само может быть универсумом. 2-е лицо - это тот, кому говорят и кому говорят о нем самом в процессе речи, поэтому в силу синапсии оно является не только 2-м лицом, которому говорится, но и 3-м лицом, о котором идёт речь. Эксплицитно выраженное 3-е лицо находится за пределами синапсии разрядов, являясь тем, о ком говорят и кто, будучи пассивной стороной в беседе, не говорит и к которому не обращаются.
 
Устойчивость имплицитного 3-го лица под эксплицитными лицами более высокого разряда (1-го и 2-го) следует из неразрывной связи малого противостояния Человек/Человек с великим противостоянием Универсум/Человек, из которого она возникает, но от которого не отделяется.
 
Признавать в языке социальное явление и не видеть в нем собственно человеческого являения, т.е. внесоциального, заключенного в самом человеке, говорящем или не говорящем, но думающем, - это значит лишить себя всякой возможности познания его структуры, возникшей не из встречи человека с человеком, а из вечного противостояния человека и вселенной, универсума, из специфически человеческих условий этого столкновения, определенным зеркалом которых и стала структура языка.»
 
Дополним это рассуждение и формулировкой российского лингвиста Б.М.Гаспарова: «Между тем, что данная личность сознает как часть своего собственного языкового опыта, и тем, что воспринимается ею как в той или иной степени новое, получаемое извне, и создается возможность языкового общения, — а отнюдь не за счет тождества языковой «компетенции»… Наша способность принять кем-то другим созданное высказывание в свой языковой мир - это результат общего языкового «цитатного фонда», к которому мы все, и каждый по своему, приобщены, результат многократных соприкосновений наших ресурсов памяти и связанного с ними жизненного опыта, — а вовсе не того, что нам всем каким-то образом известен алгоритм, при помощи которого эту фразу мог бы построить некий гипотетический «носитель языка», не имеющий никакого жизненно-языкового опыта, соотносимого с нашим собственным».

 

Страницы: « 1 ... 70 71 72 73 (74) 75 76 77 78 79 »

Постоянный адрес этой статьи
  • URL: http://setilab.ru/modules/article/view.article.php/c24/247
  • Постоянный адрес этой статьи: http://setilab.ru/modules/article/trackback.php/247
Экспорт: Выбрать PM Email PDF Bookmark Print | Экспорт в RSS | Экспорт в RDF | Экспорт в ATOM
Copyright© Евгений Евгеньевич Шулешко & Сетевые исследовательские лаборатории «Школа для всех»
Комментарии принадлежат их авторам. Мы не несем ответственности за их содержание.


© Агентство образовательного сотрудничества

Не вошли?