Статьи и учебные материалы Книги и брошюры КурсыКонференции
Сообщества как педагогические направления Совместные сообщества педагогов, студентов, родителей, детей Сообщества как большие образовательные проекты
Step by step Вальдорфская педагогика Вероятностное образование Дидактика Зайцева КСО Методики Кушнира «Новое образование» Педагогика Амонашвили Педагогика Монтессори Пост- коммунарство Ролевое моделирование Система Шулешко Скаутская методика Шаталов и ... Школа диалога культур Школа Толстого Клуб БабушкинойКорчаковское сообществоПедагогика поддержки Семейное образованиеСемейные клубыСистема Леонгард Красивая школаМакаренковские чтенияЭврика
Список форумов
Новости от Агентства Новые материалы сайта Новости педагогических сообществ Архив новостей Написать новость
Дети-читатели Учитесь со Scratch! АРТ-ИГРА…"БЭММс" Детский сад со всех сторон Детский сад. Управление Школа без домашних заданий Социо-игровая педагогика
О проекте Ориентация на сайте Как работать на сайте
О проекте Замысел сайта О структуре сайтаДругие проекты Агентства образовательного сотрудничества О насСвяжитесь с нами Путеводители по книгам, курсам, конференциям В первый раз на сайте? Как работать на сайте Проблемы с регистрациейЧто такое «Личные сообщения» и как ими пользоваться? Как публиковать статьи в Библиотеке статей
Напомнить пароль ЗарегистрироватьсяИнструкция по регистрации
Лаборатория «Сельская школа» Лаборатория «Начальная школа» Лаборатория «Пятый класс»Лаборатория «Подростковая педагогика» Лаборатория «Галерея художественных методик»Лаборатория старшего дошкольного возраста
Библиотека :: Книжный шкаф. Новая классика методической литературы

Шулешко Е. ПОНИМАНИЕ ГРАМОТНОСТИ. ЧАСТЬ ВТОРАЯ. МЕТОДИКИ ОБУЧЕНИЯ ЧТЕНИЮ, ПИСЬМУ И СЧЁТУ


Содержание:
  1. Глава 10. О РАБОЧЕМ НАСТРОЕ.
    К характеристике среднесрочной программы работы педагогов
  2. 10.1. ГРАНИ НЕИЗВЕСТНОГО. «АГНОНИМЫ»
Информация об авторе: Евгений Евгеньевич Шулешко
Москва,
один из крупнейших отечественных исследователей педагогики и философов образования. Создатель системы "ровеснического образования" детей от 5 до 10 лет, оформленной как Программа "Обновление и самообразование".

← Оглавление

Глава 10. О РАБОЧЕМ НАСТРОЕ.
К характеристике среднесрочной программы работы педагогов

10.1. ГРАНИ НЕИЗВЕСТНОГО. «АГНОНИМЫ»

Понимание грамотности опирается на характер освоения новых слов - «тех, которые мы не знаем» - агнонимов. Речь идёт про общеизвестные слова, записанные во все словари, но не получившие хождения в новом для нового поколения кругу общения.
Для детей агнонимом будет и слово «математика», и слово «лица» (которое звучит и слышится как слово-действие). Такое слово может быть представлено и как часть ребуса, и быть именем категории разряда части речи - местоимений в 3-х лицах: Оно - Он - Она; Они - Мы - Вы. И ещё: «3-е лицо - 2-е лицо - 1-е лицо».
В устной речи эти слова уже поняты к шести годам жизни. Но «знать» их как особую часть речи, восприняв их общее имя - местоимения, дети смогут к 7 годам.
 
Для детей в это время узнать что-то новое о слове не сложнее, чем работа с цифрами и числами. Они ведь тоже знаки-агнонимы, принадлежащие символической форме речи. Если к семи годам дети решают - отвечают на вопрос задачи, то и знание идеи трёх лиц в триединстве, представивших им задачную ситуацию - контекст использования чисел, - им всегда поможет догадаться, какими лицами сделан данный текст.
 
Дети уже в марте-апреле олицетворяют, персонализируют фразы задачного текста, добавляют ещё соавторов новых фраз, чтобы спросить то, что им видится недосказанным. Увеличивая и уменьшая объём текста задачи, они уясняют смысл и структуру, сюжет и интригу предложенного высказывания - и идею сделанного анонимным автором выбора одного вопроса из нескольких возможных.
 
*  *  *
Тем детям, которые живут сейчас с нами, быть первым российским поколением следующего столетия. В наступающем веке неизбежно будет меняться отношение к возможностям каждого человека овладеть основами культуры (а не просто её «техническими навыками»). Детям надо стать не просто русскоговорящими людьми, а русскими людьми с русской культурой. В первое десятилетие дети встретятся с женщинами двух профессий - воспитательницами садов и учительницами начальных классов. Они профессионально помогут детям принять культурное наследство своего народа.
 
Резервные возможности детей и на седьмом, и на восьмом-девятом годах жизни достаточны, чтобы своё умение считать, читать и писать сделать привычным, общепонятным и общезначимым - осознать как новый горизонт видения своих возможностей. Дети ощущают, что эти возможности сложились у них в связи с особым характером их ближайшего окружения - ровесническим. Здесь в сравнении друг с другом знают «кто есть кто» - в своих желаниях и интересах, в своих поисках и удачах.
 
Можем ли мы, обучающие, понимать своих детей: обучавшихся вместе с нами - но не нами наученных (ведь они сами освоили свои общечеловеческие возможности) - как воссоздателей самой практики умений вчитываться, вписываться, вговариваться и вслушиваться во все те жизненные обстоятельства, которыми для них стала их общая жизнь (включившая, между прочим, и все их отношения в семьях)? Попробуем найти ответ на этот вопрос.
 
*  *  *
Что означает слово «читать»?- Уравниваю до нейтральности разночтения представленных обстоятельств, находя соответствие по намекам, по разъяснениям, что привычное «хорошо» для одного и «нехорошо» для другого; что знаемое каждым станет принятым всеми. Принятым, в силу признания всеми и каждым облика знака, вещи, события, контекста как общего итого промысливания того, что дано как изобразимое в копии образа - в слове - общезначимого малопривычного в начале представления о месте и времени появления образа (т.е. блеск звезды, тень существа, свет мысли…)
 
Что означает слово «пишу»?- Утверждаю прошлое в виде разрешенного расчленения того, что по привычке нерасчленимо - цепи поступков, - узнаю там то, что было здесь практически воспринято и признано в облике и затем воплощено в очеловеченном образе, несущем память чувства о человеческом мире. Начало письма в представлении и представливании людей, конец - в изречениях, сохраненных традицией устной и письменной.
Вещь способна превращаться в знак, и наоборот. Знак определяет назначение одежды. Одежда - носитель знаковой символики. По ней узнаётся характер, стиль поведения, привычки конкретного представителя этнической группы. Наиболее ярко это проявляется в рисунке танца, обрядовом ритуале, где человеку предписываются его общие черты как социального субъекта. Привычка вписываться в контекст и подтекст песен раскрывает духовную жизнь самого этноса. Для соблюдения заключенной в ней тайны возможна репродукция отдельных речевых произведений только внутри данной группы и запрещено репродуцировать определенные тексты в других этнических группах. Третьи лица не могут быть посвящены в эти тайны.
 
Простое умение понимать текст или воспроизводить его под диктовку в настоящее время не раскрывает смысла слова «грамотность». Специалисты считают человека практически грамотным, если он может использовать эти умения для общения с образованным большинством его среды, социальной группы.
 
Рукописная речь в силу особенностей своего материала отчуждена от человека. Школа устраняет материальную разобщенность, обеспечивая освоение материала письма и орудий письма каждым человеком. Ю.В.Рождественский чётко указывает, что «под орудиями речи понимают органы артикуляции, орудия письма, печатное оборудование и т.п. Материалами речи называют те предметы или искусственно изготовленные вещи, в которых с помощью орудий речи воплощаются словесные произведения: например, воздух, кожа, бумага, электромагнитная лента и т.п.» (Ю.В.Рождественский «Общая филология»).
 
Школа создает возможность писать и читать рукописные тексты. Возникают условия доступности письменных текстов как содержательно-языковых актов. И всё же влияние школы на осознание психологической установки к восприятию и истолкованию рукописных текстов остаётся слабым. Особая установка на выделение смысловых связей в письменных текстах возникает только на фоне парадоксального неразличения жанровых особенностей текстов (или при несложившемся умении интерпретировать тексты).
Неумение создавать рукописный текст (вписываться в строки) формирует негативное отношение к объему читаемого и толкуемого печатного текста (например, задачам математического содержания).
 
Что означает слово «говорю»? - К.С.Станиславский писал в 1937 году: «Говорить - значит действовать. Эту-то активность дает нам задача внедрять в других свои видения. Неважно, увидит другой или нет. Об этом позаботится матушка-природа и батюшка-подсознание. Ваше дело - хотеть внедрять, а хотение порождает действие».
Если очень нужно переделать сознание собеседника, он постарается задеть его за живое чувство, разбудить в нем чувство памяти интонациями своего голоса, ободрить его и даже удивить показом того, что всколыхнет его воображение.
Цель всей речевой деятельности партнёра - в выражении смысла успеха, предусмотренного в самом сочетании ожидания успеха и непризнания неудобных для дела обстоятельств. Цепью «обоснований» надо настойчиво привлекать внимание партнёра многозначностью воспроизводимой в рассказе картины достижимости результата. Надо придумать себе на двоих имя, которое бы подчеркивало веру в возможность смещения трудностей в сторону.
 
В диалоге слушающего и говорящего двое противостоят друг другу, но беседа разворачивается так, что говорящий уступает слушающему. Слушающий своими ответами приводит говорящего к соглашению с собой. Высказывания слушающего определяют действия и характер оценок говорящего. Тогда действия слушающего вызовут ответные действия говорящего, делом доказывающего возможность вдвоём решить задачу. В обсуждение включается третий, с пониманием подсказывающий общепринятые действия. Он тоже зовет обоих не задерживаться в простой по мысли ситуации.
 
*  *  *
Представим себе, что все три линии смыслов - читать, писать, говорить - сходятся с разных сторон в одну область, как три ребра пирамиды к одной вершине.
Вершина нам тоже известна - это область появления слов-агнонимов, которые мы тоже не знаем, но с их толкованием мы совместно втроём разберемся. Надо только решиться поименовать себя (каждого) новым именем, и, поняв, начать действовать.
 
Возникает три пары реальных отношений к принятой игре или принятому занятию. Они различаются как способы преодоления трудностей с помощью вполне понятных действий.
Если для троих понятно, что одному из них не надо бороться с запретом, он утвердится в согласии с двумя товарищами, что там, на новом месте, цель близка и узнаваема, достижима, разрешима для всех.
Если разъяснения нейтрализовали сомнения в том, кому лучше действовать, действовать возможно тому из троих, кому понятны намёки-подсказки товарищей.
Если один из троих понимает, что они в теперешних общих возможностях работают втроём, он найдёт такое действие и так поступит, что казавшееся непреодолимым станет реализуемым, возможным для каждого из трёх. И все удивятся его успеху и успеху всей команды.
 
Таким образом, деловая ситуация была освоена с настоящим рабочим настроением потому, что «нас трое». Таков известный теперь всем секрет общего дела, работы в малой группе и самостоятельной инициативы каждого ребёнка.

 

Страницы: « 1 ... 63 64 65 66 (67) 68 69 70 71 ... 79 »

Постоянный адрес этой статьи
  • URL: http://setilab.ru/modules/article/view.article.php/c24/247
  • Постоянный адрес этой статьи: http://setilab.ru/modules/article/trackback.php/247
Экспорт: Выбрать PM Email PDF Bookmark Print | Экспорт в RSS | Экспорт в RDF | Экспорт в ATOM
Copyright© Евгений Евгеньевич Шулешко & Сетевые исследовательские лаборатории «Школа для всех»
Комментарии принадлежат их авторам. Мы не несем ответственности за их содержание.


© Агентство образовательного сотрудничества

Не вошли?