Статьи и учебные материалы Книги и брошюры КурсыКонференции
Сообщества как педагогические направления Совместные сообщества педагогов, студентов, родителей, детей Сообщества как большие образовательные проекты
Step by step Вальдорфская педагогика Вероятностное образование Дидактика Зайцева КСО Методики Кушнира «Новое образование» Педагогика Амонашвили Педагогика Монтессори Пост- коммунарство Ролевое моделирование Система Шулешко Скаутская методика Шаталов и ... Школа диалога культур Школа Толстого Клуб БабушкинойКорчаковское сообществоПедагогика поддержки Семейное образованиеСемейные клубыСистема Леонгард Красивая школаМакаренковские чтенияЭврика
Список форумов
Новости от Агентства Новые материалы сайта Новости педагогических сообществ Архив новостей Написать новость
Дети-читатели Учитесь со Scratch! АРТ-ИГРА…"БЭММс" Детский сад со всех сторон Детский сад. Управление Школа без домашних заданий Социо-игровая педагогика
О проекте Ориентация на сайте Как работать на сайте
О проекте Замысел сайта О структуре сайтаДругие проекты Агентства образовательного сотрудничества О насСвяжитесь с нами Путеводители по книгам, курсам, конференциям В первый раз на сайте? Как работать на сайте Проблемы с регистрациейЧто такое «Личные сообщения» и как ими пользоваться? Как публиковать статьи в Библиотеке статей
Напомнить пароль ЗарегистрироватьсяИнструкция по регистрации
Лаборатория «Сельская школа» Лаборатория «Начальная школа» Лаборатория «Пятый класс»Лаборатория «Подростковая педагогика» Лаборатория «Галерея художественных методик»Лаборатория старшего дошкольного возраста
Библиотека :: Книжный шкаф. Новая классика методической литературы

Букатов В., Ганькина М. РЕЖИССУРА ШКОЛЬНОЙ ПОВСЕДНЕВНОСТИ


Информация об авторе: Мария Ганькина, Вячеслав Букатов
Мария Владимировна Ганькина – учительница словесности, «ученица» Л.К.Филякиной и Е.Е.Шулешко, изобретатель многих методических решений в области преподавания русского языка, редактор газеты «Классное руководство и воспитание школьников».
Вячеслав Михайлович Букатов – известный театральный педагог, разработчик (вместе с А.П.Ершовой) социо-игровых подходов в образовании, доктор педагогических наук, автор многих педагогических и культурологических работ.

Оглавление

4.7. Контурная карта школьных отметок

Выстраданное мнение учительницы старшего поколения Ольги Палёновой
 
За долгие годы моего учительства я выставила великое множество пятерок, четверок, унылых троек, двоек, даже колов. Что поделать? Никакой достойной альтернативы традиционной пятибалльной системе так и не сложилось.
Кому из моих коллег удавалось быть всегда справедливым, выводя отметку в журнале? У кого из нас дети не лили слезы над дневником? Кто положа руку на сердце может считать себя не причастным к скандалам, которыми родители силятся поднять пошатнувшуюся успеваемость своих чад? Мы судим и выносим в аттестате приговор, который обжалованию не подлежит. Но всегда ли мы уверены в собственной компетентности?
Кажется, ближайшая наша задача – дать ребенку хотя бы минимальный объем знаний и навыков, которые понадобятся ему для его дальнейшего пути. В средней школе мы чаще всего действуем в рамках своего предмета, деля мир на алгебру, химию, языки, черчение. Но, оценивая успеваемость, не себе ли мы ставим отметку? В конце концов, это качество нашей работы. Может быть, это мы сами плохо объяснили, не смогли найти ключ к головам (или сердцам?).
А не иллюзия ли пресловутый личный подход к каждому? Хорошо, когда учитель заслуживает доверия и внимания, но на успеваемости учеников его педагогический талант может и не сказываться. Оценка, плохая или хорошая, зависит от многих факторов, но авторов у нее по меньшей мере двое – учитель и ученик.
 
В чем опасность
Одна и та же оценка может быть плохой, а может быть и хорошей. Даже скромная тройка, которую при желании можно интерпретировать и как досадный промах, и как маленькую победу. Но “хорошо” и “плохо” — это не школьные принадлежности вроде контурной карты и пенала, это категории нравственные, и они остаются с человеком на всю жизнь.
В том-то и трудность наша, что приходится оценивать успеваемость школьников в понятиях, мало для того пригодных, слишком общих, слишком серьезных. И привычные числительные ничем не лучше, а по мне даже хуже старинных честных отл., хор. и удовл. (Десятибалльная система, позволяющая как будто проявлять гибкость и щадить детскую душу, тоже ничего не решила, а путаницу создала ту еще.)
А ведь оценка должна быть, во-первых, внятной, неразмытой, во-вторых, справедливой. Вот и получается, что, выставляя отметку, преподаватель оценивает не только уровень знаний, но и личность ребенка. Вот где опасность.
 
Первый опыт самопознания
Хронические двоечники – откуда они берутся? Неужели из тех милых первоклашек, которые широко открытыми глазами смотрели на классную доску и нарядную учительницу?
Начальная школа — место удивительное, как сказочный лес: и страшно, и чудно. Здесь происходит первый настоящий контакт личности с обществом, первое сражение за себя, первая попытка занять свое место, первый опыт самопознания.
Вы, конечно, наблюдали малышей в магазине накануне первого сентября? Какие они сосредоточенные, как пристально изучают все эти ручки, тетрадки, рюкзачки. А как дорожат потом своими успехами, своими новыми друзьями, хотя до настоящей дружбы скорее всего еще далеко. И мнение учительницы неоспоримо, и все глаза на нее: мы вас любим, вы для нас вторая мама.
Что ж, образ “второй мамы” выпестовывался в нашей школе десятилетиями. Конечно, именно он отвечает потребностям семилетнего малыша, который хоть и не желает больше быть малышом, но по-прежнему нуждается в любви и нежности. Разница между “первой” и “второй” мамой, пожалуй, в том, что материнская любовь безусловна, а учительница – любит того, кто достоин любви, отвечая тем самым требованиям ребенка, которому уже мало просто быть на свете. Ему необходимо быть каким-то, необходима оценка и признание. Ему, как тому цыпленку из старого мультфильма, надо срочно узнать, "что я за птица", чтобы стать равным среди других таких же птиц, с правом на внимание, понимание и заслуженную любовь.
Удивительно, насколько трудолюбивы бывают дети в этом возрасте. Они готовы завоевывать взрослый мир изо всех сил, ценой непомерных усилий, в тех условиях, которые психологи считают стрессовыми – ведь поток нового буквально взрывает еще совсем беззащитную душу. Но есть учительница, которая все может и все объяснит. Доверие к ней очень велико, гораздо больше, чем может вынести даже очень преданная детям, но усталая, замотанная женщина с минимальной зарплатой, в чей рабочий день должны вместиться человеческие судьбы. И стоит ли удивляться, что “мама” порой бывает “мачехой”?
 
Игра без правил
Известно, что неуспеваемость в начальной школе оборачивается для ребенка ярлыком неудачника именно из-за острой потребности в оценке. И двойка в дневнике легко перерастает в двойку вообще именно потому, что доверие ко взрослым еще очень велико.
Протест начнется потом, когда ребенок-подросток поймет, что его обманули. Что эти закорючки, из-за которых столько проблем, вовсе не обозначают его личные качества, что бы там Марьиванна себе ни думала. И происходит дискредитация оценки как таковой.
Помню, как мы рыдали всю ночь с моей десятилетней дочкой над первой тройкой в четверти. Через семь лет в ее аттестате троек было полно, почти по всем точным предметам, но мою гуманитарного склада девицу это мало беспокоило. Для многих школьников само по себе учение – вещь второстепенная, намного важнее для них общение со сверстниками, осознание себя в обществе. Тем более сейчас, когда не надо трястись за аттестат.
Но значит ли это, что надо отказаться от оценки вообще, перейдя, например, на систему зачетов-незачетов? Ни в коем разе! Как это ни парадоксально, но оценка, по моему мнению, необходима прежде всего там, где учитель и ученик действительно хотят добиться успеха.
Для многих детей оценка – наиболее реальный результат их труда. Ведь ученик не строит долгосрочных проектов, он учится день за днем, и для ребенка из третьего класса получение аттестата – событие столь же нереальное, как для его прапрабабушки – поездка в такси.
Удерживать же всю последовательность десятилетнего процесса – дело педагога. Но урок, учитель, задание существуют для ученика сейчас, и дальний результат складывается из повседневных усилий. Хотелось бы, чтобы школьник если не понимал, что тут происходит, то хотя бы чувствовал: да, что-то есть. И здесь оценка становится подчас единственно возможным средством подтвердить само существование действия, то есть обучения.
Мне приходилось не раз сталкиваться с тем, как мучились школьники, освобожденные от оценок очередным экспериментом. То ли был урок, то ли его не было? То ли это правда, то ли игра? Если игра, то какая-то странная, без правил...
Мне говорят, что правила должны придумывать сами дети, свободные и счастливые. Не обольщайтесь! Организация деятельности – задача взрослых, они обязаны выбирать и ставить цели. Когда мы пытаемся свалить это на детей, учение заканчивается и начинается халява, за которую стыдно получать жалованье.
Глупо и несправедливо заставлять ребенка заниматься делом, результата которого он не видит. В детстве есть “сегодня”, а “завтра” – красивая мечта. Не лишайте учеников возможности видеть плоды вашей с ними общей работы. Если они хороши, радуйтесь вместе, если нет – огорчайтесь. Но не оценив, что же все-таки вышло, как можно действовать дальше?
 
Повод к действию
Многие дети – я думаю, подавляющее большинство – просто не в состоянии учиться без оценки, теряют связь с реальностью. Так пусть ребенок будет лучше двоечником, чем никем.
Оценку можно принимать, можно сопротивляться, можно игнорировать, но она всегда дает повод к действию. В искренней и простой, как все гениальное, логике детской игры есть возможность для любых ролей – и плохих, и хороших. Роли могут меняться – они не приклеиваются намертво (если взрослые не помогут). Но нет ничего обиднее, чем быть никем, остаться в сторонке. И хорошо, что “режиссура урока” подсказывает, как выстроить урок так, чтобы никто не остался в сторонке.
Ведь в школе как? На немногих стопроцентных отличников и безнадежных двоечников приходятся сотни середнячков с прыгающей успеваемостью – в чем-то "секут", что-то "ни в зуб ногой", три по русскому, десять по геометрии. Здесь есть возможность для развития, для выбора, для осознания своих сил, для поиска и действия. Убрав оценку, что мы дадим детям взамен?
Вот я и возвращаюсь к тому, с чего начала: оценка – не просто крючок в дневнике. Она нужна при всех ее недостатках. Но каждый учитель должен помнить, что оценка – не цель, а средство, которое можно использовать как во благо, так и во зло.
А цель у нас одна – воспитание наших детей. То есть будущего, которое уже настало. И не важно, троечник перед тобой или вундеркинд. Все дети без исключения заслуживают любви и доверия. Более того – это их право, независимо от успеваемости.И если я пойму, что не могу или не хочу помогать детям реализовывать это наиглавнейшее право, с которого должна начинаться жизнь человека в обществе, – значит, меня как учителя больше не будет.
Потому что любовь к людям, большим и маленьким, и есть смысл нашей профессии, источник сил и незыблемое кредо, которому стоит следовать.
Страницы: « 1 ... 28 29 30 31 (32) 33 34 35 36 ... 55 »

Постоянный адрес этой статьи
  • URL: http://setilab.ru/modules/article/view.article.php/c24/197
  • Постоянный адрес этой статьи: http://setilab.ru/modules/article/trackback.php/197
Экспорт: Выбрать PM Email PDF Bookmark Print | Экспорт в RSS | Экспорт в RDF | Экспорт в ATOM
Copyright© Мария Ганькина, Вячеслав Букатов & Сетевые исследовательские лаборатории «Школа для всех»
Комментарии принадлежат их авторам. Мы не несем ответственности за их содержание.


© Агентство образовательного сотрудничества

Не вошли?