Статьи и учебные материалы Книги и брошюры КурсыКонференции
Сообщества как педагогические направления Совместные сообщества педагогов, студентов, родителей, детей Сообщества как большие образовательные проекты
Step by step Вальдорфская педагогика Вероятностное образование Дидактика Зайцева КСО Методики Кушнира «Новое образование» Педагогика Амонашвили Педагогика Монтессори Пост- коммунарство Ролевое моделирование Система Шулешко Скаутская методика Шаталов и ... Школа диалога культур Школа Толстого Клуб БабушкинойКорчаковское сообществоПедагогика поддержки Семейное образованиеСемейные клубыСистема Леонгард Красивая школаМакаренковские чтенияЭврика
Список форумов
Новости от Агентства Новые материалы сайта Новости педагогических сообществ Архив новостей Написать новость
Дети-читатели Учитесь со Scratch! АРТ-ИГРА…"БЭММс" Детский сад со всех сторон Детский сад. Управление Школа без домашних заданий Социо-игровая педагогика
О проекте Ориентация на сайте Как работать на сайте
О проекте Замысел сайта О структуре сайтаДругие проекты Агентства образовательного сотрудничества О насСвяжитесь с нами Путеводители по книгам, курсам, конференциям В первый раз на сайте? Как работать на сайте Проблемы с регистрациейЧто такое «Личные сообщения» и как ими пользоваться? Как публиковать статьи в Библиотеке статей
Напомнить пароль ЗарегистрироватьсяИнструкция по регистрации
Лаборатория «Сельская школа» Лаборатория «Начальная школа» Лаборатория «Пятый класс»Лаборатория «Подростковая педагогика» Лаборатория «Галерея художественных методик»Лаборатория старшего дошкольного возраста
Библиотека :: Книжный шкаф. Новая классика методической литературы

Букатов В., Ганькина М. РЕЖИССУРА ШКОЛЬНОЙ ПОВСЕДНЕВНОСТИ


Информация об авторе: Мария Ганькина, Вячеслав Букатов
Мария Владимировна Ганькина – учительница словесности, «ученица» Л.К.Филякиной и Е.Е.Шулешко, изобретатель многих методических решений в области преподавания русского языка, редактор газеты «Классное руководство и воспитание школьников».
Вячеслав Михайлович Букатов – известный театральный педагог, разработчик (вместе с А.П.Ершовой) социо-игровых подходов в образовании, доктор педагогических наук, автор многих педагогических и культурологических работ.

Оглавление

4.5. Пять с крестом

Из размышлений учителя литературы Сергея Плахотникова
 
Некоторые педагоги отказываются от оценок, не потому что они такие большие гуманисты, а потому что не знают, что с ними делать.
 
В 1862 ГОДУ один из учителей Толстовской школы вспоминал на страницах “Яснополянского педагогического журнала”: "Когда я одному ученику поставил пять с крестом, он три раза перекрестился перед образом и прибавил: "Слава Тебе Господи, что я получил пять с крестом!".
Всем нам неоднократно приходилось видеть, с какой неподдельной радостью встречают дети свою хорошую оценку. Одному учителю даже посчастливилось увидеть, как ученик после урока встал из-за парты, подбежал к учительскому столу, схватил свою тетрадь и расцеловал ее на глазах у класса.
В педагогике последних десятилетий отношение к школьной оценке неоднозначно. Часто это связано с тем, что педагогика стремится стать человечнее и уйти от технократических причинно-следственных связей. Но не всегда отказ от отметок оказывается подлинным гуманизмом. Увы, подчас он может стать лишь прикрытием для учительской неосведомленности.
 
МАКСИМАЛИЗМ НАЧИНАЮЩЕГО учителя часто проявляется в отказе от каких-либо оценок. Они настойчиво заменяются какими-нибудь символами, изобретенными на ходу: например, улыбающимися рожицами в рабочих тетрадях. Некоторые утешаются пространными посланиями после каждого домашнего задания:
“Антон, не расстраивайся. Все это мелочи по сравнению с тем, что скоро лето”.
“Не думаю, что это все, на что способна твоя голова. Вот бы ее отделить от тела, она бы такие примерчики с задачками решала!”
“Чуть-чуть не дотянул до оркестра и лаврового венка!”
“Таня, твоя контрольная меня сразила наповал!”
“В низинах Нила тоже ужасно грязно, там болота”.
Ученики иногда письменно отвечают на учительские реплики – все в том же шутливом тоне. Но при этом не происходит главного: краткого разговора про работу, про значимые для учителя и учеников детали.
 
ПО СУТИ, школьная оценка – это акт соотнесения частного результата с результатами окружающих. Благодаря оценке ученик узнает то, как он учится и успевает ли.
Оценка может решать несколько проблем разных уровней.
Во-первых, оценка стимулирует работу учащихся. В седьмом классе одному ученику отец так и сказал: "Закончишь год без троек – куплю компьютер". Мальчишка с начала года ходил по учителям и выписывал все свои оценки в дневник, любая несправедливость или недогляд со стороны учителя вызывали у парня бурю негодования. Ему таки удалось закончить год без троек, он ездил с отцом выбирать компьютер.
Психологи могут возразить: мол, произошла подмена мотивации к учению мотивацией к обладанию. Но в том-то и дело, что этот семиклассник в течение года приобрел вкус к учебе – это было хорошо заметно по его творческим работам. С.Соловейчик тонко подметил существование заколдованного круга: “Человек не может заниматься с успехом, пока он не позанимается”. В конце года наш семиклассник сказал маме: "Мне нравится учиться без троек, и компьютер здесь ни при чем!"
Во-вторых, оценка отражает норму требований по тому или иному предмету. Так, к примеру, для того, чтобы получить тройку по геометрии у одного из моих коллег, ученику необходимо выйти к доске и рассказать теорему, снабдив ее соответствующим чертежом; на четверку необходимо не только письменное, но и четкое устное доказательство теоремы; на пятерку ученик должен иметь свой вариант доказательства теоремы, при этом он может оказаться и ошибочным.
Подобный ранжир мы можем встретить у многих грамотных учителей, которые стремятся избежать произвола и ситуативности в выставлении оценки и дать возможность ученикам самостоятельно определять уровень своих притязаний в предмете.
В-третьих, оценка – это соответствие определенному социальному статусу. Отличник и троечник в наших школах – неотъемлемое звено не только в обучении, но и в воспитании. Отличник зачастую смотрит свысока, а троечник исподлобья. Отличник шагает с грамотой подмышкой, а троечник с мятым дневником. Отличника приглашают участвовать во всякого рода мероприятиях, а троечник жмется на альтернативной галерке.
Здесь невольно вспоминаются слова чеховского героя: "Нет, милый мой, поднимай выше. Я уже до тайного дослужился... Две звезды имею". Увы, с тех пор почти ничего не изменилось.
 
СТАТУС ОЦЕНОК нередко сильно зависит от того отношения, которое испытывает к ним учитель. Так во многих классных журналах можно встретить несоответствие в оценках разных подгрупп одного и того же класса. У одного учителя оценки варьируют между тройками и четверками, а у другого – все пятерки. На экзамене же оказывается, что группы владеют предметом практически на одном уровне – просто учителя разные.
Да и от родителей можно слышать всякие суждения на этот счет, к примеру: "Пусть у моей тройка, но зато будет язык знать" или "Мой вкалывает, а больше тройки не имеет. Так ведь и руки опустятся".
Школьные оценки многолики, поскольку в них видны человеческая принципиальность и беспринципность, доброжелательность и амбициозность, планомерность и сиюминутный расчет.
 
В ИНТЕРВЬЮ мы слышим или читаем: "Дайте вашу оценку происходящим событиям". Когда журналист спрашивает об этом видного политического деятеля, он понимает, что оценка – какой бы она ни была – будет значимой для читателя, зрителя или слушателя.
Когда же ученик после ответа у доски спрашивает: “Скока?” – это свидетельство явного перегиба в использовании этого педагогического средства. Красноречивое свидетельство того, что оценка превратилась в цель. И здесь начинается то, что московская учительница Лидия Филякина, воспитавшая несколько поколений учителей, справедливо называет “торговлей”.
Когда учитель в начале своего педагогического пути отказывается от оценок, то не следует слепо зачислять его в гуманисты, он просто еще не знает, что с ними делать. Ведь оценка может стать и яблоком раздора – между детьми, между детьми и родителями, между детьми и учителями. По мере же приобретения учительского опыта нам открывается многогранность оценки.
У нас, учителей, – разные оценки одних и тех же событий, явлений. И наши разные или, напротив, единодушные оценки важны ученикам. Но при одном условии! – если мы оцениваем то, что нас просятоценить, а не то, что нам хочется оценить.
К сожалению, бывает и так: нас просят оценить владение материалом урока, а мы оцениваем поведение; нас просят оценить самостоятельность ученического мышления, а мы ищем в детской речи обрывки наших, учительских, умозаключений.
 
ОЦЕНКА "ЗА ДРУЖБУ" – звучит шокирующе, особенно, для ушей подлинного гуманиста. Но давайте посмотрим, что за этой оценкой крылось на уроке у учителя, который не побоялся прибегнуть к ней на своем уроке.
Ребята работали по четыре человека в группе, выполняли задание по алгебре. Учитель попросил выполнять работу дружно, то есть так, чтобы цифры в клеточках были записаны одинаково. Дети поняли это буквально, и при выполнении работы дело дошло до того, что если кто-то что-то у себя исправлял – это приходилось копировать в своих тетрадках и остальным. Ведь дружба – вещь бескомпромиссная.
В конце работы учитель попросил группы поменяться местами и поставить соседям две оценки: за дружбу и по алгебре. И сами оценки, и их соотношение было разным. Иногда вызывающим недоумение у хозяев работ. И поэтому между группами возникли разговоры.Кроме обсуждения математических записей, обсуждались и еле различимые детали как общей работы группы, так и каждого в отдельности.
В результате никаких глобальных обид или претензий по поводу оценок ни у кого не оказалось. Может быть, потому, что аргументы были взаимно услышаны учениками? А ученики услышали друг друга потому, что делали одно действительно общее, доступноекаждому дело (писать одинаково)?
При обсуждении в группах деталей этого с виду нехитрого дела взгляд и на математику стал более пристальным, всплыли на поверхность ошибки. Появилось любопытство: а как там в соседней группе пыхтят, как там у них? Оценивать соседей поэтому было интересно. По ходу оценивания всплылидетали, которые в своей работе были не видны. Разговоры между оценщиками и хозяевами были конкретны – по поводу тех или иных деталей работы. По ходу этих разговоров выяснился еще ряд деталей, удививших и тех и других.
Оценка в их глазах приобрела объективность.
Страницы: « 1 ... 26 27 28 29 (30) 31 32 33 34 ... 55 »

Постоянный адрес этой статьи
  • URL: http://setilab.ru/modules/article/view.article.php/c24/197
  • Постоянный адрес этой статьи: http://setilab.ru/modules/article/trackback.php/197
Экспорт: Выбрать PM Email PDF Bookmark Print | Экспорт в RSS | Экспорт в RDF | Экспорт в ATOM
Copyright© Мария Ганькина, Вячеслав Букатов & Сетевые исследовательские лаборатории «Школа для всех»
Комментарии принадлежат их авторам. Мы не несем ответственности за их содержание.


© Агентство образовательного сотрудничества

Не вошли?