Статьи и учебные материалы Книги и брошюры КурсыКонференции
Сообщества как педагогические направления Совместные сообщества педагогов, студентов, родителей, детей Сообщества как большие образовательные проекты
Step by step Вальдорфская педагогика Вероятностное образование Дидактика Зайцева КСО Методики Кушнира «Новое образование» Педагогика Амонашвили Педагогика Монтессори Пост- коммунарство Ролевое моделирование Система Шулешко Скаутская методика Шаталов и ... Школа диалога культур Школа Толстого Клуб БабушкинойКорчаковское сообществоПедагогика поддержки Семейное образованиеСемейные клубыСистема Леонгард Красивая школаМакаренковские чтенияЭврика
Список форумов
Новости от Агентства Новые материалы сайта Новости педагогических сообществ Архив новостей Написать новость
Дети-читатели Учитесь со Scratch! АРТ-ИГРА…"БЭММс" Детский сад со всех сторон Детский сад. Управление Школа без домашних заданий Социо-игровая педагогика
О проекте Ориентация на сайте Как работать на сайте
О проекте Замысел сайта О структуре сайтаДругие проекты Агентства образовательного сотрудничества О насСвяжитесь с нами Путеводители по книгам, курсам, конференциям В первый раз на сайте? Как работать на сайте Проблемы с регистрациейЧто такое «Личные сообщения» и как ими пользоваться? Как публиковать статьи в Библиотеке статей
Напомнить пароль ЗарегистрироватьсяИнструкция по регистрации
Лаборатория «Сельская школа» Лаборатория «Начальная школа» Лаборатория «Пятый класс»Лаборатория «Подростковая педагогика» Лаборатория «Галерея художественных методик»Лаборатория старшего дошкольного возраста
Библиотека :: Книжный шкаф. Новая классика методической литературы

Букатов В., Ганькина М. РЕЖИССУРА ШКОЛЬНОЙ ПОВСЕДНЕВНОСТИ


Информация об авторе: Мария Ганькина, Вячеслав Букатов
Мария Владимировна Ганькина – учительница словесности, «ученица» Л.К.Филякиной и Е.Е.Шулешко, изобретатель многих методических решений в области преподавания русского языка, редактор газеты «Классное руководство и воспитание школьников».
Вячеслав Михайлович Букатов – известный театральный педагог, разработчик (вместе с А.П.Ершовой) социо-игровых подходов в образовании, доктор педагогических наук, автор многих педагогических и культурологических работ.

Оглавление

4.3. Дети и родители на фоне школьной оценки

Педагогические зарисовки учительницы английского Анны Пахомовой
 
Наташа
Наташу перевели в другую школу после первой четверти. А в середине второй появилась её мама. “Тяжело Наташеньке в новой школе, а с английским совсем беда. У вас-то она твёрдую четвёрку имела, и даже пятерки иногда приносила. А там из троек не вылезает”. За этим явно читалось: “Вот у других учителей требования серьёзные, и оценки они ставят за реальные знания, а вы, Анна Игоревна, знаний этих дать не могли, потому и оценки ставили высокие. Да неизвестно за что”.
Не объяснять же маме, что у ее дочки память плохая. Что учительница по русскому языку жаловалась на миллион ошибок в диктантах. Что по литературе она текст ни запомнить, ни пересказать связно не может. Да по всем предметам проблем навалом! А тут ещё я со своим английским…
А ведь если бы я тогда хоть одну двойку Наташе поставила, то мама ее гулять не пустила бы и мороженое не купила бы, а посадила бы за учебники часа на два. А толку от этого – ноль, потому как силой не вдолбить то, чего не дано или упущено. И просидела бы Наташа, обливаясь слезами и уклоняясь от подзатыльников, весь вечер над книгой, пытаясь выучить десять слов, которые завтра же и забыла бы. И возненавидела бы она и меня, и английский, и все уроки вместе взятые.
Вот и ставила я ей оценки не за реальные знания, а всего лишь за чёткое выполнение работы, пусть с ошибками, но с явным старанием. Пятёрками поощряла любое продвижение вперёд, любую инициативу, стараясь сгладить тот страх перед плохим результатом и уверенность в собственной неудаче, которые уже прочно поселились в Наташе и произрастают на многочисленном отрицательном опыте других уроков. И результатом я довольна.
Маме я не стала всё это объяснять. Да и жаль маму.
 
Коля
А вот с Колиной мамой все было не так. Они получили новую квартиру и хотят учиться в нашей школе, в классе с углублённым изучением языка. Классный руководитель направил её ко мне, чтобы выяснить, соответствует ли уровень знаний ребёнка нашей программе. К сожалению, сам Коля болеет, а решать надо прямо сейчас.
Спрашиваю, какая ситуация была с английским языком в школе.
– Учили, со второго класса. Оценки хорошие, бывают и четвёрки, но по четвертям только пять.
"Ладно, – думаю, – пятёрка всё-таки. Уж что-что, а старание наверняка есть. Берём? Берем!"
На первом же уроке вижу, что ребёнок двух слов связать не может и о грамматике имеет весьма смутное представление. Позже выяснилось, что английский у них в школе вела учительница географии, а учебником была книжка с детскими стишками, которые они переписывали и учили наизусть, за что и получали свои “отличные” оценки.
Но пути обратно у меня не было. Так мы и мучились, стараясь догнать весь класс. Хорошо, что мама вовремя наняла репетитора, а мальчик оказался старательный и скоро вышел на общий уровень.
Пока Коля изучал азы языка, я ставила ему хорошие оценки за минимальный результат: ведь он-то не виноват в том, что у нас, взрослых, так всё получилось!
 
Артём
Артем начал изводить меня сразу. Уроки он не делал вообще. Вместо диктантов сдавал рисунки самолётиков и цветочков. На устных ответах просто молчал.
Поговорить с родителями никак не удавалось: дома не застать, дедушка же разводил руками и обещал “принять меры”.
Я решила двоек Артему не ставить. Какой смысл? Для него у меня нашлась такая формулировка: “Незачёт. И – вперед на пересдачу!”
Я вылавливала его после уроков и сажала за домашнее задание. Я сидела рядом с ним на диктантах и следила, чтобы он не отвлекался. Я оставалась с ним после уроков и заставляла переписывать контрольные. Он оказался удивительно способным. Когда не бездельничал, делал всё прекрасно. И тогда я ставила пять.
Артём не сразу понял, что происходит. Он всё ждал, когда же я не выдержу. Потом получил пять в четверти. В начале следующей четверти принёс в школу новую электронную игру и сказал:
– Анна Игоревна, это ВАМза игру спасибо.
– Как это? – удивилась я.
– Мне родители её за пятёрку по английскому купили!
 
Разговоры в учительской
Открываю журнал седьмого класса, чтобы выставить четвертные оценки. Смотрю на оценки параллельной группы: пятёрок почти нет, в основном, тройки.
– Что это они, такие слабенькие? – спрашиваю у классного руководителя. – Вроде класс ровно делили.
– Ты что, Татьяну не знаешь? Она всегда занижает (Татьяна Витальевна – учитель той группы).
– Зачем? – удивляюсь я.
– Как зачем? Вот ребёнок пойдёт в другую школу, здесь у него “три”, а там – “четыре”! Родители в восторге…
А я сижу и думаю: ведь у меня-то, в основном, пятёрки. Нет, я не либеральничаю. Просто вместо двойки сообщаю: “Незачёт”. И – вперёд, переделывать задание, переписывать контрольную. Эту и ещё чуть посложнее, до положительного результата. А в итоге – всё равно хорошая отметка. Зачем стращать двойкой и ребенка, и родителей? Пусть переделает работу и получит что-нибудь хорошее – и польза будет, и тема мимо не пройдёт. А троек лично для меня вообще не существует, тройка – это все тот же “незачёт”…
Что ж, по-моему, все упирается в цели. Я, например, стараюсь, ни на кого не пеняя, помогать каждому конкретному ребенку, который ко мне пришел, справляться с его конкретными проблемами. А не с родительскими амбициями.
Поэтому я в учительской всем говорю: “Не слушайте родителей! Оценка – не цель, а средство. И хорошо, когда средства на пути к хорошей цели – тоже хорошие!”
Страницы: « 1 ... 24 25 26 27 (28) 29 30 31 32 ... 55 »

Постоянный адрес этой статьи
  • URL: http://setilab.ru/modules/article/view.article.php/c24/197
  • Постоянный адрес этой статьи: http://setilab.ru/modules/article/trackback.php/197
Экспорт: Выбрать PM Email PDF Bookmark Print | Экспорт в RSS | Экспорт в RDF | Экспорт в ATOM
Copyright© Мария Ганькина, Вячеслав Букатов & Сетевые исследовательские лаборатории «Школа для всех»
Комментарии принадлежат их авторам. Мы не несем ответственности за их содержание.


© Агентство образовательного сотрудничества

Не вошли?