Статьи и учебные материалы Книги и брошюры КурсыКонференции
Сообщества как педагогические направления Совместные сообщества педагогов, студентов, родителей, детей Сообщества как большие образовательные проекты
Step by step Вальдорфская педагогика Вероятностное образование Дидактика Зайцева КСО Методики Кушнира «Новое образование» Педагогика Амонашвили Педагогика Монтессори Пост- коммунарство Ролевое моделирование Система Шулешко Скаутская методика Шаталов и ... Школа диалога культур Школа Толстого Клуб БабушкинойКорчаковское сообществоПедагогика поддержки Семейное образованиеСемейные клубыСистема Леонгард Красивая школаМакаренковские чтенияЭврика
Список форумов
Новости от Агентства Новые материалы сайта Новости педагогических сообществ Архив новостей Написать новость
Дети-читатели Учитесь со Scratch! АРТ-ИГРА…"БЭММс" Детский сад со всех сторон Детский сад. Управление Школа без домашних заданий Социо-игровая педагогика
О проекте Ориентация на сайте Как работать на сайте
О проекте Замысел сайта О структуре сайтаДругие проекты Агентства образовательного сотрудничества О насСвяжитесь с нами Путеводители по книгам, курсам, конференциям В первый раз на сайте? Как работать на сайте Проблемы с регистрациейЧто такое «Личные сообщения» и как ими пользоваться? Как публиковать статьи в Библиотеке статей
Напомнить пароль ЗарегистрироватьсяИнструкция по регистрации
Лаборатория «Сельская школа» Лаборатория «Начальная школа» Лаборатория «Пятый класс»Лаборатория «Подростковая педагогика» Лаборатория «Галерея художественных методик»Лаборатория старшего дошкольного возраста
Библиотека :: Книжный шкаф. Новая классика методической литературы

Курганов C. ШЕСТИЛЕТНИЕ ПЕРВОКЛАССНИКИ


Информация об авторе: Сергей Курганов
Сергей Юрьевич Курганов, педагог-исследователь, один из создателей Школы Диалога Культур, учитель начальных классов, учитель математики, истории, биологии, литературы в 1-11 классах различных школ Харькова и Красноярска, соразработчик программы по математике в системе развивающего обучения (Эльконина - Давыдова), автор книги «Ребёнок и взрослый в учебном диалоге».
2.18. Мы продолжаем читать Репкина.
«Детские» вопросы к звуковому анализу
Дарина (28 января). В слове «астра» две гласных буквы а. Одна «а» начинает слово, а вторая - заканчивает. В словах «сел» и «ел» «е» выполняет разную работу. В слове «сел» «е» в середине слова, в слове «ел» - в начале.
 
Антон. Первая буква «а» в слове «астра» выполняет одну работу. Например, делает звуковой звук [а]. Вторая буква «а» в слове «астра» выполняет 2 работы. Например, поддерживает букву «р», а во вторых, тоже произносит звуковой звук [а].
 
Влад. В слове «астра» [АСТРА] первое «а» обозначает звук [А], а второе «а» делает твёрдой букву «р», и обозначает звук [А]. Я, е, ю, ё всегда выполняют 2 работы: делают мягкой согласную букву и обозначают звук. (Влад тщательно соблюдает наши правила: запись слова буквами выполняет ручкой и «письменными» буквами, как в прописях. Запись слова звуками - только карандашом, в квадратных скобочках и печатными буквами. Это нужно, чтобы не разрушился образ слова, написанного буквами. Замечу, что некоторые учителя, убедившись в разрушительной для письма роли «транскрипции», стали звуковую запись слова выполнять латинскими буквами.)
Буква «я» даёт мягкость согласной букве «р», а звучит как «а».
Тут говорится, что костюмы - это звуки. Им (героям стихотворения Вадима Левина, приведённого в учебнике Репкина) понадобилось по 2 костюма, потому что (а, я), (о, ё),(у, ю) - это как бы одинаковый гласный из алфавита.
Буква «я» даёт мягкость звуку [«р»], он звучит нежно и ласково, с буквой «а» звук [р] дрынчит как трактор.
 
Паша. Зачем букве «я» нужна буква «а»? Потому что буква «я» делает 2 работы. Первая работа у буквы «я» - который согласный мягкий. А вторая работа - как она делает звук [а]. А зачем нужна букве «ю» буква «у», потому что буква «ю» делает 2 работы. Первая работа - она делает мягким согласный. У буквы «ю» другая работа - как она создаёт звук [у].
… Я согласен с Алёшей (персонажем книги Репкина - С. К.), потому что в слове «утюги» буква «ю» делает 2 работы: первая работа - как она показывает, что согласный мягкий, а вторая работа - как она выражает звук [у].
 
Аня. Каждый гласный звук обозначает 2 гласные буквы, поэтому они имеют по 2 костюма. Этими костюмами являются сами буквы. Звук [А] обозначается двумя буквами «а» и «я». Это происходит, потому что звук переодевает свои костюмы, а их у него 2.
 
Богдан. Гласные звуки жадные. Они хотят дружить с согласными - и с твёрдыми,и с мягкими. Гласный звук [А] переоделся в другой костюм.
 
Никита. Здесь говорится о костюмах - звуках. Им нравятся такие буквы.
 
Саша Антонюк.
НАРЯДЫ.
Звук [А] обозначен двумя разными буквами ( а и я). Первый звук [А] выполняет свою роль, второй звук [А] смягчает звук [р], и получается [р*].
 
Андрей. Два костюма нужны звукам для обозначения букв. Например: наряды - [НА Р*АДЫ].
 
Саша Скляревский. Костюмы - это буквы. Они нужны, чтобы смягчить согласный звук или показать его твёрдость.
 
Почему «ь» и «ъ» - буквы, а не просто значки?
 
Катя (11 февраля). Я согласна с Небойсиком (персонаж книги Репкина - С. К.), потому что буква «ч» и так слышится с мягким знаком.
 
Таня. Мягкий знак звука не обозначает. Он нужен для того, чтобы делать мягкий звук перед ним.
 
Мы видим, как трудно даётся шестилетним детям терминология, связанная с идеями М.В.Панова и В.В.Репкина. Даже когда книга Репкина перед глазами, ребёнок в своих вольных рассуждениях о прочитанном всё норовит переобозначить, «передразнить» Репкина, всё переименовать по-своему.
Учителя Развивающего обучения с таким переопределением учебных заданий никогда не работают. Встретившись с характерным детским словоупотреблением «смягчает», учитель пожмёт плечами, всем своим видом покажет ребёнку, что так говорить нельзя («Ничего она не смягчает» - как будто слышу «через года» строгий голос П.С.Жедек), поддержит любимое «обозначает», услужливо подсказанное ребёнком из «группы прорыва».
«Группа прорыва» привыкает к правилам речевой игры, предлагаемой учителем. Именно в таких «точках» урока учитель Развивающего обучения и теряет те 25% детей, о которых пишет Г.А.Цукерман - детей, неизбежно переходящих в разряд «молчащего меньшинства».
 
При всех различиях в логике размышлений детей, никак не попадающих в тон рассуждений М.В.Панова-В.В.Репкина, в этих рассуждениях просматривается определённая тенденция, однако, «поймать» и выразить её в слове не так просто. Ведь это ещё очень маленькие дети, и они сами плохо понимают, что говорят, когда пытаются «переиначивать» Репкина.
 
Чтобы понять хотя бы часть из них, применим прием, когда-то предложенный И.Лакатосом. Сконструируем в жанре «Бумажной школы» ученика-первоклассника, наделённого острой интуицией представителя «молчащего меньшинства» на уроках Развивающего обучения и - вместе с тем - умеющего свободно выражать свои мысли (не хуже представителей «группы прорыва»).
Разница между этим «великим немым» и «пай-мальчиком» из группы прорыва только в одном. «Пай-мальчик» из лидирующей группы укрепляет свою мысль, присваивая уже готовые штампы взрослой речи (речи М.В.Панова, речи В.В.Репкина, в которых эти ученые, не обнажая своего трудного пути к «истине», излагают в логике «восхождения от абстрактного к конкретному» определённую теорию).
«Великий немой», попавший на урок, стремится не выразить, но совершить свою мысль в своём слове. В речевой атмосфере присвоения общих для всех способов действий его мысль загоняется в подполье, «не идёт в слова». Он говорит: «Эх, нету слова у нашего брата…» и навеки замолкает, попадая в 25% аутсайдеров развивающего обучения.
Попробуем помочь «Великому немому» и дать ему слово. Вот что мы тогда услышим.
 
«Великий немой» (медленно и рассудительно):
Пункт первый. Гласные звуки.
Гласные звуки бывают мягкими и твёрдыми.
Гласные звуки - сложные. Они состоят из двух частей:
1) Мягкая или твёрдая часть, начало звука, очень короткая;
2) Сам звук.
[И] - это мягкий звук. Он состоит из двух частей [*] и собственно [И].
То, что мы обозначаем [И], - это два звука [Ь] + [И]. (Не надо путать звуки [Ь] и [Й*]!)
Звук [Ь] - это как бы вход для будущего мягкого согласного. Точнее, для его второй мягкой части, [И] - это сам звук. который мы тянем.
[Ы] - это твёрдый звук. [Ы] = [Ъ] + [Ы]
Начинается произнесение этого звука с твёрдого звука [Ъ] - входа для будущего твёрдого согласного звука (его второй твёрдой части).
Я пока говорю об отдельном гласном звуке, а не о гласном звуке в слове. В слове гласные звуки звучат не так, как при отдельном произнесении.
Соответственно, [Э] и [Е] = это разные звуки. [Э]=[Ъ]+[Э], [е]=[Ь]+[Е].
[Е] и начинается со звука [Ь] и далее звучит не так, как [Э]. У В.В.Репкина мы искусственно заменяем [Е] на [Э] по такой схеме протягивания:
ЬЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЪЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭ…
 
Именно это делает первоклассник, когда «доказывает», что буква е обозначает звук [Э]. Что, конечно, неправильно.
Видно, что имеется определённая степень сопротивления отождествлению вторых частей звуков, которые протягиваются. Так, вторые части звуков [ЬИ] и [ЪЫ], то есть собственно [И] и [Ы], настолько сильно отличаются, что многие лингвисты их считают разными фонемами. Даже Репкин не утверждает, что эти звуки тождественны.
Вторые части звуков [ЪЭ] и [ЬЕ], то есть собственно [Э] и [Е], тоже существенно различны. Но все лингвисты относят их к одной фонеме. Правда, одни обозначают её <э>, а другие (как, например, Гвоздев) <е>.
Но [Э] отличается от [Е] меньше, чем [Ы] от [И], поэтому можно научить ребёнка так изменять звук при протягивании, чтобы каждый раз получать из [Е] - [Э].
 
По существу, здесь в Развивающем обучении ребёнку дается не только образец общего способа, а и образец деформации действия, чтобы в результате произошло нужное обобщение. Детей учат фальсифицировать, имитировать предметное действие.
Принципиальное, обнаруживаемое предметным действием, отличие [Е] от [Э], учат не видеть, игнорировать во имя торжества общего способа рассуждения: есть-де такой закон, что мягкость согласных указывается гласной, есть пары гласных, гласная передаёт один и тот же звук, что и её пара, а, кроме того, обозначает мягкость или твёрдость предшествующего согласного.
Ребёнка учат не исследованию, а способу, «машине», управляющему устройству, которое накладывается на реальное исследование звуков родной речи и выпрямляет его под свой шаблон.
Исследование бытия своей (родной) речи подменяется «квазиисследованием» - присвоением результатов чужого и весьма спорного мышления. Дети обсуждают «придумки» теоретиков, полагая, что обнаруживают законы родного языка.
 
Звуки [ЪО] и [ЬЁ] - тоже отличаются своими вторыми (протяжными) частями, но отличаются меньше, чем [Э] и [Е]. Е.Е.Шулешко, имея в виду это отличие, настаивал когда-то в споре с П.С.Жедек на реальном существовании для детей звука [Ё].
Но в речи очень часто происходит реальное (а не идеологическое, как у Репкина с [Е] и [Э]) отождествление [ЬЁ] со звуком[ЬО].
Звуки [ЪА] и [ЬЯ] имеют практически тождественные протяжные части, так что [Я]=[А]. Здесь теория Репкина справедлива.
 
Но речевая действительность гораздо богаче и интереснее.
От тождества протяжных частей мягких и твёрдых гласных [ЬА]=[ЬЯ] мы через этапы разотождествления приходим к полному различию: [ЬИ] не равен [ЬЫ]:
[ЬА] равен [ЬЯ]
[ЬУ] почти равен [ЬЮ]
[ЬО] лишь приблизительно равен [ЬЁ]
[ЬЭ] не равен [ЬЕ]
[ЬЫ] категорически не равен [ЬИ]
С математической точки зрения мы имеем нечто более близкое к отношению толерантности, чем к отношению эквивалентности. Транзитивность нарушается, с переходом от пары к паре различия нарастают. Звуки становятся похожими все меньше и меньше.
 
Итак, мы имеем такую картину строения отдельных гласных звуков речи:
 
твёрдые гласные           мягкие гласные
ЪЫЫЫЫЫЫЫЫ…           ЬИИИИИИИИ…
ЪЭЭЭЭЭЭЭЭ…                ЬЕЕЕЕЕЕЕЕ…
ЪОООООООО…              ЬЁЁЁЁЁ… (или ЬООООО?..)
ЪУУУУУУУУ…                  ЬУУУУУУУУ…  
ЪАААААААА…                 ЬАААААААА…
 
Последние два случая В.В.Репкин некорректно обобщает и так получает «закон» о двух работах гласных букв.
Произнося «словарный» (отдельный) гласный звук [ЪЫ] или [ЬИ], мы предвосхищаем тот согласный звук, который будет (может) стоять впереди: мягкий - перед мягким, твёрдый - перед твёрдым. Чтобы этому научиться, надо уметь «читать» гласные буквы. Читающий ребёнок умеет читать азбуку (алфавит), а в азбуке гласные буквы отделены от согласных.
Произнося отдельные звуки [ЪЫ] и [ЬИ], то есть читая отдельные буквы «ы» и «и» в азбуке, ребёнок учится «смягчать» и «утверждать», то есть произносить начала гласных звуков [Ъ]и[Ь].
Поэтому когда первоклассник говорит, что гласная буква смягчает, он прав: при произнесении отдельного гласного звука (при чтении отдельной гласной буквы) приходится начинать с действия смягчения [Ь] или утверждения [Ъ]. Иначе в отдельный гласный звук из пустоты, из тишины, из ничто - не войдёшь, не начнёшь его произносить. Нужно первоначальное волевое усилие (твёрдое или мягкое).
 
Пункт второй. Согласные звуки.
 
Отдельное произнесение согласного звука предполагает две части: произнесение собственно звука и - выразительное произнесение мягкости (твёрдости):
[Л]      ЛЪ!
[Л*]     ЛЬ!
При протягивании согласного звука (в отличие от его усиленно громкого произнесения) эта особенность скрадывается. Возникает диффузия [Ъ] и [Ь] внутрь тела звука. Кроме того, при протягивании окончание звука менее ударно, чем протянутая часть, и скрадывается.
При произнесении слога мягкие (твёрдые) части отдельных звуков интерферируют, сливаются. Так получается слитно звучащий слог. Его разделение на звуки должно сохранять эту структуру:
[М*Е] = [МЬЕ] =[МЬ]+[ЬЕ]                  
                       ММММММММЬЕЕЕЕЕЕЕЕ = МММЬ + ЬЕЕЕ
[МЭ] = [МЪЭ] =[МЪ]+[ЪЭ]                 
                      ММММММММЪЭЭЭЭЭЭЭ = МММЪ+ЪЭЭЭ
Поэтому буква «е» не просто условный значок, передающий звук [Э] и рассказывающий о мягкости предшествующего согласного.
Буква «е» - это название звука [ЬЕ], мягкого гласного звука. Чтение буквы «е» внутри слова связано с припоминанием этого обстоятельства. Видя в слове (в слоге) букву «е» («ме»), мы вспоминаем, что она (буква «е») обозначает мягкий звук [ЬЕ], и поэтому звук [МЬ] звучит мягко (весь слог получается мягким).
 
Читающий ребёнок, запоминая буквы, на это и ориентируется: отдельная буква «э» читается как [ЪЭ], отдельная буква е читается как [ЙЬЕ]=[ЙЬ]+[ЬЕ]. Мягкое звучание буквы «е» запоминается ребёнком, как и твёрдое звучание буквы «э». Этот «акмеистический» образ чтения значительно ближе к реальности, чем та искусственная «символистская» схема, которую предлагает Д.Б.Эльконин.
Конечно, речь «Великого немого» - это не научная теория, а фантазм, «монстр» (в смысле И.Лакатоса), осознанное заострение проблемы, образ парадокса. Не следует понимать его слова чересчур всерьёз. Надо мысленно себе представить Петиного папу (из учебника Репкина), который, возмущаясь каждой репликой Немого, с жаром её оспаривает с позиций М.В.Панова.
Но речь «Великого немого» позволяет поставить перед концепцией звукового анализа целый ряд «детских» вопросов:
 
1. Основной единицей произнесения слов для ребёнка является слог. Как происходит расчленение молекулы слога на атомы-звуки? Вот есть слог «ПА». Когда мы произносим: «П», мы ведь произносим что-то другое, чем когда произносим «П» внутри слога «ПА». Как мы отождествляем оба эти «П»?
 
2. Вот есть слог «МЕ» и есть слог «МЭ». Как мы узнаём (если не знаем букв), что в первом звуке слога «МЕ» и в первом звуке слога «МЭ» есть нечто общее? Как мы узнаём, что это - твёрдая и мягкая модификация одного звука? Есть ли некая общая «мэшность» у звуков [М] и [М*], некая «рэшность» у звуков[Р]и [Р*] ? Мы имеем дело с «чтойностью» отдельного согласного звука и её двумя модификациями - твёрдым [М]и мягким[М*], или звуки [М] и [М*] - абсолютно различны? Звуковой анализ по Эльконину-Репкину скорее наводит на мысль, что эти звуки - абсолютно различны, мягкость и твёрдость - это характеристика, внутренне присущая самому звуку. Какой из звуков выбрать - мягкий или твёрдый - мы узнаём по последующей гласной букве. Но почему одна и та же буква может обозначать такие разные звуки?
 
3. Почему именно буква «и» обозначает мягкость согласного, а именно «ы» - твёрдость? Могло ли быть наоборот? Есть ли «чтойность» у отдельного гласного звука? Есть ли у самого гласного звука качество мягкости или твёрдости? Являются ли гласные буквы простыми знаками, символами стоящих перед ним задач («работ»), или согласные и гласные звуки, соединяясь в слог, «ищут» друг друга: мягкий звук [М*] сливается в слог только с мягким звуком[И], но никак не с твердым звуком [Ы]! Пример пары «ы-и» есть как бы образец для понимания того, что происходит с другими парами (но не так заметно)? Или, как у Репкина, ведущий частный случай, образец «работы» букв - это пара «а-я»?
 
4. Более общий вопрос. Звуковой анализ должен ориентироваться на:
1) идею знакового символизма,
2) признание вторичности письменной речи по отношению к речи устной,
3) признание вторичности буквы по отношению к звуку,
4) признание вторичности отдельного звука и отдельной буквы по отношению к общему закону письма?
 
Или это скорее:
1) «анализ через синтез», ориентированный на акмеистическое (Мандельштам)и футуристическое (Хлебников) вслушивание в каждый отдельный звук,
2) связанный с вглядыванием в каждую отдельную букву (с признанием историчности и неслучайности алфавита),
3) направленный на припоминание отдельного звучания каждого звука,
4) связанный с идеей «чтойности» каждого звука и каждой буквы,
5) ориентированный на признание равноправия письменной и устной речи,
6) настаивающий на преимуществе образа особенного перед абстрактной закономерностью, фиксируемой в символе (знаке)?
 
 
Страницы: « 1 ... 33 34 35 36 (37) 38 39 40 41 ... 44 »

Постоянный адрес этой статьи
  • URL: http://setilab.ru/modules/article/view.article.php/c24/185
  • Постоянный адрес этой статьи: http://setilab.ru/modules/article/trackback.php/185
Экспорт: Выбрать PM Email PDF Bookmark Print | Экспорт в RSS | Экспорт в RDF | Экспорт в ATOM
Copyright© Сергей Курганов & Сетевые исследовательские лаборатории «Школа для всех»
Комментарии принадлежат их авторам. Мы не несем ответственности за их содержание.


© Агентство образовательного сотрудничества

Не вошли?