Статьи и учебные материалы Книги и брошюры КурсыКонференции
Сообщества как педагогические направления Совместные сообщества педагогов, студентов, родителей, детей Сообщества как большие образовательные проекты
Step by step Вальдорфская педагогика Вероятностное образование Дидактика Зайцева КСО Методики Кушнира «Новое образование» Педагогика Амонашвили Педагогика Монтессори Пост- коммунарство Ролевое моделирование Система Шулешко Скаутская методика Шаталов и ... Школа диалога культур Школа Толстого Клуб БабушкинойКорчаковское сообществоПедагогика поддержки Семейное образованиеСемейные клубыСистема Леонгард Красивая школаМакаренковские чтенияЭврика
Список форумов
Новости от Агентства Новые материалы сайта Новости педагогических сообществ Архив новостей Написать новость
Дети-читатели Учитесь со Scratch! АРТ-ИГРА…"БЭММс" Детский сад со всех сторон Детский сад. Управление Школа без домашних заданий Социо-игровая педагогика
О проекте Ориентация на сайте Как работать на сайте
О проекте Замысел сайта О структуре сайтаДругие проекты Агентства образовательного сотрудничества О насСвяжитесь с нами Путеводители по книгам, курсам, конференциям В первый раз на сайте? Как работать на сайте Проблемы с регистрациейЧто такое «Личные сообщения» и как ими пользоваться? Как публиковать статьи в Библиотеке статей
Напомнить пароль ЗарегистрироватьсяИнструкция по регистрации
Лаборатория «Сельская школа» Лаборатория «Начальная школа» Лаборатория «Пятый класс»Лаборатория «Подростковая педагогика» Лаборатория «Галерея художественных методик»Лаборатория старшего дошкольного возраста
Библиотека :: Книжный шкаф. Новая классика методической литературы

Курганов C. ШЕСТИЛЕТНИЕ ПЕРВОКЛАССНИКИ


Информация об авторе: Сергей Курганов
Сергей Юрьевич Курганов, педагог-исследователь, один из создателей Школы Диалога Культур, учитель начальных классов, учитель математики, истории, биологии, литературы в 1-11 классах различных школ Харькова и Красноярска, соразработчик программы по математике в системе развивающего обучения (Эльконина - Давыдова), автор книги «Ребёнок и взрослый в учебном диалоге».
2.7. Корней Чуковский - учитель Школы диалога культур
Для понимания, чем может быть теоретически обоснованообучение маленьких детей в Школе диалога культур, весьма полезны книги Мирона Петровского. *  Это он, Мирон Петровский, впервые рассмотрел «Золотой ключик» Алексея Толстого как весёлую пародию на российскую действительность. Он придумал, что Пьеро - это Блок, а Карабас-Барабас - Мейерхольд. **
 
Вот Мирон Петровский полемизирует с Блоком. Оказывается, Блок полагал, что многообразные работы Чуковского не объединены никакой «длинной фантастической мыслью».
Между тем, полагает Петровский, таковая мысль у Чуковского была. «Длинной фантастической мыслью» Чуковского - или «темой жизни», как он сам это называл,- был синтез демократии и культуры, демократическая культура.
Отсюда постоянное внимание Чуковского ко всяческим проявлениям «низовой» культуры. Отсюда же происходит стилистика критических и литературоведческих работ Чуковского, словно бы нарочно приспособленных к тому, чтобы говорить о самых сложных и высоких материях с самым простодушным читателем и одновременно радовать вкус читателя изощрённого. Подобную задачу - своим нелёгким путём - решал для себя Александр Блок.
 
Петровский полагает, что сказки Чуковского - «мои крокодилиады», как именовал их автор, - представляют собой перевод на «детский язык» великой традиции русской поэзии.
К оценкам Петровского в «Книгах нашего детства» стоит прислушаться внимательнее.
 
«…То обстоятельство, что ритмический рисунок первой строфы «Крокодила» роднит Чуковского с Блоком, было замечено гораздо позже»; «Строфа даёт чрезвычайно выразительное соответствие ритмическим ходам «Двенадцати» - за два года до великой поэмы Блока».
«Чуковский как бы распахнул окно кабинета на улицу, и оттуда ворвались отголоски эстрадной песенки, стишка полубульварного поэта и воровской частушки, смешавшись с голосами литературной классики, звучавшими в помещении».
 
Позже, уже в советское время, мир гимназии и мир жизни столкнёт Валентин Катаев, познакомив Гаврика и Петю, подобно тому, как Николай Кузанский познакомил Ложечника и Кардинала и выяснил, что как субъекты мышления они равны и не могут существовать друг без друга.
Мирон Петровский подчёркивает «полигенетичность» цитат Блока и строф Чуковского - они восходят ко многим источникам сразу.
«Обилие голосов и отголосков русской поэзии - от её вершин до уличных низов - превращает сказку…в творчески переработанную хрестоматию или антологию, в необыкновенный «парафраз культуры». «Крокодил» -…альбом, принявший на свои страницы…невольные вклады десятков поэтов».
«Система образов превращает «Крокодила» в предварительный, вводный курс русской поэзии… Для читателя-ребёнка эти отзвуки неощутимы, они отсылают его не к текстам, пока ещё не знакомым, а к будущей встрече с этими текстами».
«Чужие ритмы и лексика намекают на образ стихотворения, с которым сказочник хочет познакомить маленького читателя».
 
«Смысл словесных и ритмических отзвуков русской поэзии в «Крокодиле» - культурно-педагогический. Сказочник готовит наследника к вступлению в права наследования…».
Мы не ошиблись в выборе Поэта и Книги для переходного возраста. Чуковский - это поэт кризиса 7 лет. Великолепно обустроившись в устных жанрах возраста «от двух до пяти», Чуковский в «Тараканище», «Краденом солнце», «Бармалее» помогает шестилетнему ребёнку сохранить себя вечным дошкольником. А в «Крокодиле» и «Бибигоне» Чуковский на родном языке дошкольника создаёт идеальную форму будущего чтения - семилетний, восьмилетний, девятилетний младший школьник будет читать Пушкина, Крылова, Лермонтова, Толстого, Чехова, Маяковского, Ахматову, Гумилёва, Мандельштама, Пастернака. И мечтать о Наполеоне и Суворове. А может быть, как герой Павла Когана, и «о времени большевиков».
 
Мирон Петровский замечает: «Одну из следующих своих «Крокодилиад» - «Мойдодыр» - Чуковский снабдит подзаголовком «Кинематограф для детей». Великий литературовед и теоретик языка кино Юрий Тынянов напишет Чуковскому:
Пока
Я изучал проблему языка
её вы разрешили
В «Крокодиле».
 
«Тынянов писал, что в детской поэзии до «Крокодила» «улицы совсем не было… Только детская комната, площадка для игр и лоно природы были пространством детских стихов».
У Чуковского «поэтика, основанная на этикете, была заменена поэтикой глагольной». В каком-то смысле - это просто сжатое определение Школы диалога культур. И - одновременно - поэтическое определение великой советской культуры 1917 - 1991 годов.
«Если, скажем, «Мойдодыр» - повесть, то «Крокодил» - роман, и пусть шестилетние дети наряду с повестями - услаждаются чтением романа», - замечает Мирон Петровский. И рассказывает, что «Крокодил» печатался в журнале «Нива», как роман, номер за номером.
«В стихотворной сказке Чуковского Ре-Ми сделал замечательное открытие. Он открыл в ней…образ автора, образ сказочника… Совершив открытие, напоминающее отчасти тыняновское (речь идёт о понятии «лирический герой» - С. К.), Ре-Ми вывел образ сказочника - изобразил Чуковского в обществе Крокодила и Вани Васильчикова».
 
… В нашем классе на стене - занавес к постановке «Бармалея», изготовленный Аниной мамой. Посредине занавеса - маска Бармалея, выполненная художницей Ириной Литовской, посмотревшей наш спектакль и решившей изобразить одного из героев. (Эту маску потом можно было купить в магазинах Харькова. Получилась замечательная детская игрушка - маску можно было сделать самим по деталям и чертежу). Возле маски Бармалея - маска Акулы, она была на Ане во время спектакля. Много фотографий: Чуковский, Чуковский и Блок, Чуковский и Мандельштам. Дарина - фотомодель. Дарина на новогоднем утреннике. Катя в розовом платье («Могу и сейчас показать - оно в том шкафу висит») читает украинские стихи. Катина мама надувает шарик. Никита-крокодил сейчас проглотит Бармалея. Никита в Турции - нашёл магический квадрат, такой же, какой нужно было заполнить в математическом домашнем задании, и радуется. Андрюша держит в руках самое дорогое существо на свете - огромного паука.
Всё это мы заберём с собой во второй класс.
 
_____
* Петровский М.С. Книги нашего детства. Крокодил в Петрограде. М. «Книга», 1988; Петровский М.С. Книга о Корнее Чуковском. М.,1966
 
** Если бы книга вышла чуть позже, я уверен, Мирон Петровский пошёл бы дальше и догадался, что неунывающий лысый предводитель кукол, у которого папа - Карл, конечно, Владимир Ульянов… Кстати, моя бабушка, Ольга Викторовна Недригайлова-Николаева, была делегатом Первого съезда Советов, и рассказывала про то, как лысый, огненно-рыжий маленький весёлый человечек сидел в соседнем ряду. «Есть такая партия!» он закричал невероятно громко и весело, а выступающего почти что оттолкнул.
 
 
Страницы: « 1 ... 22 23 24 25 (26) 27 28 29 30 ... 44 »

Постоянный адрес этой статьи
  • URL: http://setilab.ru/modules/article/view.article.php/c24/185
  • Постоянный адрес этой статьи: http://setilab.ru/modules/article/trackback.php/185
Экспорт: Выбрать PM Email PDF Bookmark Print | Экспорт в RSS | Экспорт в RDF | Экспорт в ATOM
Copyright© Сергей Курганов & Сетевые исследовательские лаборатории «Школа для всех»
Комментарии принадлежат их авторам. Мы не несем ответственности за их содержание.


© Агентство образовательного сотрудничества

Не вошли?