Статьи и учебные материалы Книги и брошюры КурсыКонференции
Сообщества как педагогические направления Совместные сообщества педагогов, студентов, родителей, детей Сообщества как большие образовательные проекты
Step by step Вальдорфская педагогика Вероятностное образование Дидактика Зайцева КСО Методики Кушнира «Новое образование» Педагогика Амонашвили Педагогика Монтессори Пост- коммунарство Ролевое моделирование Система Шулешко Скаутская методика Шаталов и ... Школа диалога культур Школа Толстого Клуб БабушкинойКорчаковское сообществоПедагогика поддержки Семейное образованиеСемейные клубыСистема Леонгард Красивая школаМакаренковские чтенияЭврика
Список форумов
Новости от Агентства Новые материалы сайта Новости педагогических сообществ Архив новостей Написать новость
Дети-читатели Учитесь со Scratch! АРТ-ИГРА…"БЭММс" Детский сад со всех сторон Детский сад. Управление Школа без домашних заданий Социо-игровая педагогика
О проекте Ориентация на сайте Как работать на сайте
О проекте Замысел сайта О структуре сайтаДругие проекты Агентства образовательного сотрудничества О насСвяжитесь с нами Путеводители по книгам, курсам, конференциям В первый раз на сайте? Как работать на сайте Проблемы с регистрациейЧто такое «Личные сообщения» и как ими пользоваться? Как публиковать статьи в Библиотеке статей
Напомнить пароль ЗарегистрироватьсяИнструкция по регистрации
Лаборатория «Сельская школа» Лаборатория «Начальная школа» Лаборатория «Пятый класс»Лаборатория «Подростковая педагогика» Лаборатория «Галерея художественных методик»Лаборатория старшего дошкольного возраста
Библиотека :: Привязка ко времени, месту и людям. Социокультурные ориентиры

Кордонский М. Одесса, 116-ая


Первая публикация: журнал «На путях к новой школе», 2002 г., № 4
Известной 116-ой одесской ФМШ уже нет на педагогической карте Украины, остались лишь воспоминания тех, кто был причастен к жизни этого уникального сообщества. О том, "как это было" рассказывает выпускник 116-ой, наш постоянный автор, педагог и журналист Михаил Кордонский.

Когда спутник забибикал над миром.
Когда лопнула на полигоне водородная бомба. (Это был первый, робкий опыт Андрея Сахарова по разрушительству. Ему еще предстоит сокрушить Империю.)
Тогда школы с номером 116 в Одессе еще не было.
Когда в лаборатории Басова и Прохорова в невидимом (скрытом от мирового империализма?) диапазоне пробудился лазер.
Когда Гагарин поехал по орбите на пару месяцев раньше и американский сенат срочно перебрасывал миллиарды долларов на реформу среднего образования, дабы не позволить русским более быть первыми.
Тогда эта школа уже была, некоторые выпускники ее уже имели допуск и были невыездными.
Среди плеяды Нобелевских или засекреченных великих мира сего, строивших Великую Железную Стену из стратегических ракет и бомб, коим нужны были реакторы, ускорители, полигоны размером со среднюю европейскую державу, анклавные государства закрытых городов, подопытные озера и чуть ли не планеты, был один просивший, вроде бы, скромно. Самому для работы требовались бумага с карандашом (теоретическая математика), а от Империи - всего-то несколько трехэтажных домишек и совсем не профессорских - учительских ставок.
Специальные физико-математические школы, для одаренных, изысканных по просторам, детей. Случайно ли фамилия ученого и общественного деятеля совпала по звучанию с названием родины Ломоносова - символа русского пробившегося гения? Академик А.Н. Колмогоров. Я, честно говоря, очень мало знаю об этом человеке.
Но деяния его испытал на себе: я учился в 116-й школе.
Как и всегда на Руси, столичные идеи трансформировались по пути в провинцию до неузнаваемости. Вместо интерната на несколько десятков особо одаренных (какой был при МГУ) - школа на 500 человек (только 9-е - 10-е классы) прибрала всех восьмиклассников из микрорайона, выучивала автослесарей и радиомонтажников - как ПТУ, пионервожатых - как лицей, и между тем имела пару классов физических и математических, олицетворяющих собственно колмогоровщину. Из стошестнатиков всегда и поныне состоит половина одесских КВН-команд, в том числе сборные КВН США и Израиля, почти все Знатоки, "Что?Где?Когда?-шники" и "БрейнРинговцы", но это только телевизионная вершина айсберга. Сколько докторов и кандидатов рассеяны по архипелагу ВПК и академической науки...
Не так уж, впрочем, рассеяны. В 1995 уже году скинулись на издание книжки о 116-й школе и за несколько месяцев собрали 4000 долларов.
Как и прочие колмогоровщины, 116-ая школа была убежищем, заповедником, анклавом. Схема, точно описанная Стругацкими в "Гадких лебедях": коли господа генералы хотят кадры для создания нового оружия, то извольте позволить иметь остров непуганых вольнодумцев, ибо невольнодумающие ничего нового не создадут.
Начиналось с малого: здесь можно было критиковать учителей. Публично: в стенгазетах, радиопередачах, сценках, спектаклях, что и делалось в большом количестве. Занятия были в одну смену, до двух часов, но по суете в коридорах отметить это время было не просто: бесчисленные факультативы, кружки, клубы, Советы самоуправления, театры, редакции и... буфет, работавший, бывало, до 10 часов вечера. В школу можно было приходить на всю реальную жизнь, только ночевать дома. И после блестяще проведенных уроков (половина выпускников физматклассов поступала в МФТИ, МИФИ и т.п.) была вторая половина жизни.
Здесь пелись и проигрывались Высоцкий и Биттлз, Ким, Галич и Роллинг Стоунз.
Здесь передавались из рук в руки Мандельштам и Бродский, Пастернак и Булгаков, вперемежку с так же дефицитными тогда книгами о технике секса.
Здесь сочинялись, читались, писались в стенгазетах и распевались собственные стихи, от любовной лирики до политических памфлетов, от эпиграмм до нецензурных частушек.
Все субботние вечера были заняты: концерт самодеятельности или приглашенных артистов и, естественно, танцы до упаду. Дискотеки еще были не в моде: играли живые школьные и городские рок-группы (в официальных отчетах называемые ВИА - вокально-инструментальный ансамбль). Физматвудеркинды, неотличимо от автослесарей, курили в туалетах, пили дешевый портвейн за углом, расходились в обнимку с девочками и делились друг с другом скромным интимным опытом. Наркотики прямо в школе, конечно, не продавали (тоталитаризм же был), но места, где неподалеку можно найти травку (тогда говорили "план"), были известны. Пробовали: не нравилось. Сходились на мнении, что лучше уж выпить сто грамм. А еще лучше: школа сама была самым мощным наркотиком, только духовным, а не физиологическим.
Здесь фотографировались, кладя голову в пасть монументального настенного красноармейца в буденовке и при этом истово пели про комиссаров в пыльных шлемах. Почти запрещенный тогда Булат Окуджава выступал здесь на... комсомольском собрании.
Когда меня в 15 лет, в 1966 году, в 116-й школе, обыденно спросили: "А ты веришь в коммунизм?" - это было как удар по голове. Сама постановка такого вопроса была оглушающе крамольна, но здесь допускались любые ответы и диспуты. Кстати, в прямом смысле по голове в этой школе я ни разу не получал. Как-то было не принято.
Вся эта, кажущаяся немыслимой, смесь коммунизма, вольнодумства, образования, науки, культуры и субкультуры, как и вся эпоха, воплощена была (и есть!) в Алевтине Ивановне Кудиновой, директоре школы. Дочь репрессированного с ограниченными правами на проживание. Член горкома партии (тогда - главного органа власти) в миллионном городе. Талантливейший администратор и выдающийся педагог. Да, и о педагогике вспомнить надо бы, что была у нас не менее совершенна, чем ракеты (а то откуда бы ракеты взялись?). Сухомлинский, Иванов, Соловейчик, Газман, Амонашвили в начале 60-х годов все это тоже делали, но почти не публиковались и семинаров не проводили. Узнавала ли Алевтина Ивановна какими-то тайными тропами? Интуитивно ли создавала это?..
Когда 116-ю закрыли (реформировали в педучилище, оно и сейчас в этом здании), прекрасные учителя разбрелись по другим школам, некоторые и поныне работают в соседней и по району, и по номеру 117-й. Находится она на улице Ришельевской (бывшей Ленина, бывшей Ришельевской) и на ней еще много лет после Великой Криминальной Революции висел барельеф Владимира Ильича с троекратным "Учиться!". Указ новообращенного антикоммуниста - президента Украины (бывшего зав. идеологическим отделом ЦК) об уничтожении коммунистической символики пришелся в аккурат на середину учебного года. А строители, кроме сумасшедшей за демонтаж суммы, потребовали... остановить на месяц занятия. Здоровенный вождь мирового пролетариата толстенными, оказалось, прутьями приварен к несущей конструкции здания, и по всем правилам безопасности перед такими работами живых людей положено эвакуировать. Это были настоящие Строители, - не разрушители, они оказались мудрее нас с вами.
Алевтина Ивановна сейчас торгует носками на рынке. Только не подумайте, что импортными: она их сама вяжет. Пенсии, после оплаты коммунальных услуг, ей остается на буханку хлеба в день. "Клуб выпускников 116-й" регулярно собирает членские взносы на помощь учителям-пенсионерам.
"99% великого вырастает не благодаря, а вопреки"(Юрий Устинов).
Может быть, оно и сейчас растет, несмотря на? Как и тогда росло: лаяло в космосе, светилось в кристалле, урчало холодильником на кухне и вещало телевизором в спальне. Его не замазать, оно было.
"Что было, то было! (Из истории 116-ой школы)" - так и называется книга Алевтины Ивановны. В находящемся на территории Украины одесском городе Одессе, на Греческой площади, в магазине "Русская книга" ее продавали за сумму, соответствующую трем американским долларам.
Для обложки книги нашли лучшую фотографию Алевтины Ивановны: с торжественного открытия нового троллейбусного маршрута номер 5, подвозившего прямо к школе. Но (все тот же сон!) на фоне символически-запрещенного вождя.


Постоянный адрес этой статьи
  • URL: http://setilab.ru/modules/article/view.article.php/c1/139
  • Постоянный адрес этой статьи: http://setilab.ru/modules/article/trackback.php/139
Школа для подростка
Экспорт: Выбрать PM Email PDF Bookmark Print | Экспорт в RSS | Экспорт в RDF | Экспорт в ATOM
Copyright© Dima & Сетевые исследовательские лаборатории «Школа для всех»
Комментарии принадлежат их авторам. Мы не несем ответственности за их содержание.


© Агентство образовательного сотрудничества

Не вошли?