Статьи и учебные материалы Книги и брошюры КурсыКонференции
Сообщества как педагогические направления Совместные сообщества педагогов, студентов, родителей, детей Сообщества как большие образовательные проекты
Step by step Вальдорфская педагогика Вероятностное образование Дидактика Зайцева КСО Методики Кушнира «Новое образование» Педагогика Амонашвили Педагогика Монтессори Пост- коммунарство Ролевое моделирование Система Шулешко Скаутская методика Шаталов и ... Школа диалога культур Школа Толстого Клуб БабушкинойКорчаковское сообществоПедагогика поддержки Семейное образованиеСемейные клубыСистема Леонгард Красивая школаМакаренковские чтенияЭврика
Список форумов
Новости от Агентства Новые материалы сайта Новости педагогических сообществ Архив новостей Написать новость
Дети-читатели Учитесь со Scratch! АРТ-ИГРА…"БЭММс" Детский сад со всех сторон Детский сад. Управление Школа без домашних заданий Социо-игровая педагогика
О проекте Ориентация на сайте Как работать на сайте
О проекте Замысел сайта О структуре сайтаДругие проекты Агентства образовательного сотрудничества О насСвяжитесь с нами Путеводители по книгам, курсам, конференциям В первый раз на сайте? Как работать на сайте Проблемы с регистрациейЧто такое «Личные сообщения» и как ими пользоваться? Как публиковать статьи в Библиотеке статей
Напомнить пароль ЗарегистрироватьсяИнструкция по регистрации
Лаборатория «Сельская школа» Лаборатория «Начальная школа» Лаборатория «Пятый класс»Лаборатория «Подростковая педагогика» Лаборатория «Галерея художественных методик»Лаборатория старшего дошкольного возраста
Библиотека :: Книжный шкаф. Новая классика методической литературы

Курганов С. РЕБЕНОК И ВЗРОСЛЫЙ В УЧЕБНОМ ДИАЛОГЕ


Информация об авторе: Сергей Курганов
Сергей Юрьевич Курганов, педагог-исследователь, один из создателей Школы Диалога Культур, учитель начальных классов, учитель математики, истории, биологии, литературы в 1-11 классах различных школ Харькова и Красноярска, соразработчик программы по математике в системе развивающего обучения (Эльконина – Давыдова), автор книги «Ребёнок и взрослый в учебном диалоге».

2. ТРУДНО БЫТЬ БОГОМ?

Геракл:   Власть  Зевса — это  мир и справедливое   устройство   жизни* Вы не знаете людей, не знаете, что здесь было раньше, да и сейчас, вообще, что было бы, если бы не Зевс. Л. Мештерхази
А что такое мир, по-вашему?
Вадик Бабырев—Зевсу

  Итак, титаны разгромлены, чудовища повержены. Зевс победил. Наступило торжество богов — олимпийцев. Богов светлых, человекоподобных, разумных. Дети Зевса сходят на землю, чтобы установить законы патриархата. По мифологическому преданию (которое повторяет и Плутарх), эти герои являются основателями первых античных городов-государств. Наиболее яркий пример — Тесей.
  Хтонические мифы сменяются героическими. При этом речь идет не о героях трагедий, а о людях, не знающих страха и сомнений, побеждающих всех врагов. Можно было бы в нашем обучении на втором его витке познакомить детей с мифами о Тесее, Геракле, Персее. С  большинством из них ученики, правда, знакомы из курса истории V класса, из книг и даже мультипликационных фильмов. Но за множеством подвигов героев затушевывается характер деяний Геракла или Тесея, в тени остается главный субъект, волю которого исполняют герои,— Зевс. Поэтому мы сразу решили взять Быка за рога и столкнуть учащихся с подлинным героем патриархальных мифов.
  Диалог с Зевсом имел совершенно другую структуру по сравнению с предшествующим этапом «погружения» в мифы. Если ранее дети сами реконструировали из текста образы тех или иных персонажей, то теперь они получают возможность прямого общения с персонажем, реплики которого становятся внеположными, непредсказуемыми.
  В ходе диалогов об Атланте и Зевсе у детей уже сложился некий устойчивый образ Зевса (у каждого — свой). При этом возникла опасность некоторой консервации субъекта культуры, сведения его к тому образу, который сложился у ребенка. Диалог с Зевсом разрушит законсервированные образы. Каждый ребенок будет переосмысливать свой образ: перед ним — совсем иной Зевс, более глубокий, убедительный в своей Зевесовой правде.
  Диалог с Зевсом, роль которого играет учитель (В. Ф. Литовский), начинает Женя Ковалев:
— Завидовали ли вы титанам?
  Учитель—Зевс: Нет. Чем живут титаны? Они никому не подчиняются только потому, что никем не правят. Они не знают счастья управлять и быть управляемыми. У меня не было зависти. Я, а не титаны, ввел в мир новое. Я ввел в мир власть.
  Миша Гринберг: Зачем вы захватили власть над миром? Зачем вы дарили власть миру? Вы сделали миру добро?
  Зевс: Да.
 Костя Хавин: Но это добро обернулось злом.
  Зевс: Добро и зло всегда оборотно. Вам, людям, подарили огонь. Это добро? Но вы не только готовили на нем еду, но и людей поджаривали!
  Аня Королева: А чем вам Атлант не нравился?
  Костя Хавин: Зевс боялся, что Атлант может его свергнуть.
  Миша Гринберг: Зевс был подлый трус!
  - Как мы видим, на уроке опять воспроизводится позиция «коллективного Симпличио» — маленького всезнайки, с легкостью превращающего Собеседника в Двойника, навязывающего ему свою логику, выносящего скорые приговоры. Учитель—Зевс наносит этому Симпличио сокрушительный удар.
  Зевс: Я отвоевал мир у титанов для вас, люди. В мире титанов вам не ужиться. Титаны вами не интересовались. Атланту вы, люди, не нужны. Вам надо дать огонь, научить строить хижины. Атланту не нужна хижина: он заворачивается в тучу... Вам надо было рассказать о Добре и Зле...
  Костя Хавин: Мы до сих пор не знаем, что добро и что зло. Значит, ваши усилия пропали даром!
  Зевс: ...Титаны не знают границ. Если им захочется, они и вас раздавят.
  Женя Скорик: Вы боялись Сторуких?
  Зевс: Лично я никого не боялся. Лично мне Сторукие не опасны. Сторукие опасны для вас, для вашего мира. Потому что никто, даже сами Сторукие, не знают, что они сделают в следующее мгновение.
  Костя: По вашим словам, нами, людьми, нужно управлять, как стадом?
  Вита Митина: Вы, значит, свергли титанов для блага мира?
  Зевс: Да. Для блага мира.
  Аня Королева: Не задумывались ли вы, почтеннейший Зевс, что люди — тоже не дураки и могут добраться и до вас?
  Зевс: Меня уже нет. А законы ваши —это придуманные мной законы. Я запретил убивать отцов и детей...
  Вадик Бабырев; Но для этого вы убили и отца, и детей!
  Зевс: Что ж, это, увы, необходимые издержка,..
  Вадик Бабырев: А что такое мир, по-вашему?
  Зевс: Наконец-то! Это вопрос настоящего сына Зевса! Мир — это законы. Законы течения рек. Законы извержения вулканов. Законы жизни богов и людей. Мир—это великое благо ЗАКОНА.
  Вадик Бабырев: Благо для законов или благо для людей?
  Образ Зевса в сознании детей переосмысливается. Дети перестали выносить античному Собеседнику приговоры, а стали задавать вопросы, стараясь понять его логику.
  Женя Скорик: Но Сторукие обещали, что против вас не будут воевать. Почему вы их не вернули на землю?
  Зевс: Нет места на земле для Сторуких.
  Ваня Ямпольский: Вы запретили сыновьям убивать своего отца. Вместе с тем вы не запретили убивать врагов. А вдруг отец — враг?
  Зевс: Я оставил вам право выбора закона.
  Вадик Бабырев: А зачем эти законы?
  Зевс: Без законов вы уподобились бы титанам. Но у титанов была высокая душа. У вас, людей, нет такой высокой души. Поэтому вами могут управлять только разумные законы.
  Вита Митина: Зачем вы позволили миру перестать в вас верить?
  Зевс: Если ты веришь в необходимость защиты родины, если ты никогда не убьешь своего отца, не причинишь вреда гостю — это значит, что ты веришь Зевсу. Я никогда не карал за безверие, за сомнение.
  Вита Митина: А если я не верю, что эти законы придумали вы?
  Зевс: А это меня не интересует.
  Ваня Ямпольский: Что значит — безверие? Вы караете за несоблюдение законов, значит — за безверие.
  Зевс: Да нет же! Я устроил жизнь людей так, что карает само несоблюдение законов! (Рассказывает несколько мифологических историй.)
  Аня Кушнир: Предвидел ли ваш мир миры других религий?
  Зевс: Эти религии — развитие моих идей. Ибо сама идея закона для людей сохраняется в любой религии.
  Женя Ковалев: Зачем вам мир?
  Зевс: Чтобы наслаждаться мыслью и властью.
  Аня Кушнир: Чем вы можете доказать, что именно вы создали законы?
  Зевс: Думайте, что вы сами создали мои законы. Главное, чтобы вы их выполняли.
  Саша Ахиезер: Но никто не видел Зевса!
  Гена Титов: Но видели, как карал Зевс!
  Аня Королева: А кто карал самого Зевса?
  Зевс: Есть сила посильней меня. Есть судьба, Рок, Зевс тоже не знает своей судьбы.
  Вадик Бабырев: Судьба — это произвольный ход обстоятельств!
  Учитель — Зевс (несколько выходя из роли): Это для нас. А для греков и их богов судьба — это тайна, определяющая их жизнь.
  Зевс: Итак, я вижу, что вы согласны с тем, что в борьбе с Атлантом я поступал верно.
  Саша Ахиезер: Нельзя так говорить! Ведь Атлант — это не существо, а воплощение мечты, Это —идеал. Идеал природы. Идеал внешнего мира. И Зевс — это тоже не реальное существо, а воплощение законов.
  Зевс (иронически): Ну, тогда считай, что воплощение законов победило идеал природы.
  Вадик Бабырев: Вы воспитывали людей?
  Зевс: Да.
  Вадик Бабырев: А почему вы не захотели воспитать Атланта?
  Зевс: Атлант не признавал самой идеи воспитания, улучшения. Он считал себя совершенством.
  Костя Хавин: Как нам жить дальше?
  Зевс: Выполняйте мои законы.
  Костя: Почему вы ушли из нашего мира?
  Зевс: Я ушел, когда вы научились выполнять мои законы и без меня.
  Учителя, которые захотят на уроках истории или на кружке продолжить развитие этого «узла» диалога, могут двигаться в двух основных направлениях.
  Во-первых, нужно насытить обсуждение конкретным мифологическим материалом. Это — подвиги Геракла, жизнеописание Тесея и Персея и т. д. Во-вторых, и это существенно, необходим «выход» за пределы мифологии, в область античной истории. Необходимо показать, как строился мир античного полиса, как воплощались «законы Зевса» в жизни людей, какие трагические коллизии здесь возникали. Надо строить дальнейшее обучение в двух плоскостях: показывая, как это всегда делается, происхождение мифов из особенностей бытия греков и вместе с тем демонстрируя (что обычно опускается) грандиозное обратное влияние мифа на бытие греков. Нужно более детально показать, что мифология — это не просто культурная «прибавка» к истории греков, вырастающая над ней, а определенный тип мышления, пронизывающий античную историю и заставляющий древнего грека в своем историческом бытии, а не только на подмостках трагедии поступать так, а не иначе.

Страницы: « 1 ... 7 8 9 10 (11) 12 13 14 15 ... 20 »

Постоянный адрес этой статьи
  • URL: http://setilab.ru/modules/article/view.article.php/c24/224
  • Постоянный адрес этой статьи: http://setilab.ru/modules/article/trackback.php/224
Экспорт: Выбрать PM Email PDF Bookmark Print | Экспорт в RSS | Экспорт в RDF | Экспорт в ATOM
Copyright© Сергей Курганов & Сетевые исследовательские лаборатории «Школа для всех»
Комментарии принадлежат их авторам. Мы не несем ответственности за их содержание.


© Агентство образовательного сотрудничества

Не вошли?