Статьи и учебные материалы Книги и брошюры КурсыКонференции
Сообщества как педагогические направления Совместные сообщества педагогов, студентов, родителей, детей Сообщества как большие образовательные проекты
Step by step Вальдорфская педагогика Вероятностное образование Дидактика Зайцева КСО Методики Кушнира «Новое образование» Педагогика Амонашвили Педагогика Монтессори Пост- коммунарство Ролевое моделирование Система Шулешко Скаутская методика Шаталов и ... Школа диалога культур Школа Толстого Клуб БабушкинойКорчаковское сообществоПедагогика поддержки Семейное образованиеСемейные клубыСистема Леонгард Красивая школаМакаренковские чтенияЭврика
Список форумов
Новости от Агентства Новые материалы сайта Новости педагогических сообществ Архив новостей Написать новость
Дети-читатели Учитесь со Scratch! АРТ-ИГРА…"БЭММс" Детский сад со всех сторон Детский сад. Управление Школа без домашних заданий Социо-игровая педагогика
О проекте Ориентация на сайте Как работать на сайте
О проекте Замысел сайта О структуре сайтаДругие проекты Агентства образовательного сотрудничества О насСвяжитесь с нами Путеводители по книгам, курсам, конференциям В первый раз на сайте? Как работать на сайте Проблемы с регистрациейЧто такое «Личные сообщения» и как ими пользоваться? Как публиковать статьи в Библиотеке статей
Напомнить пароль ЗарегистрироватьсяИнструкция по регистрации
Лаборатория «Сельская школа» Лаборатория «Начальная школа» Лаборатория «Пятый класс»Лаборатория «Подростковая педагогика» Лаборатория «Галерея художественных методик»Лаборатория старшего дошкольного возраста
Библиотека :: Книжный шкаф. Новая классика методической литературы

Реморенко И. ПОТЕРЯННОЕ УПРАВЛЕНИЕ


1.11. Возможны ли управленческие исследования?

  «Исследовать» – «идти по следу». Возможно, потому, что время от времени на поле образования появляются новые следы, активизируются исследования.
Вот и сейчас у всех на устах такие понятия как мониторинг, оценка, экспертиза, диагностика... И всё это применяется к управлению образованием. Стоит понять, какие изменения, свидетельствующие о необходимости управленческих исследований, происходят в современном образовании.

Кому это надо?

  Так уж повелось, что исследования в области управления традиционно связываются со сбором данных или с заполнением отчётности. Неважно, кто перед кем отчитывается. В любом случае, исследовательские выводы возникают из солидного нагромождения цифр как чёртик из табакерки. Ведь данные собираются не столько для анализа ситуации, сколько для определения аргументов давления вышестоящих управленческих структур на нижестоящие. Так уж устроена логика ведомственной статистики. Однако в последнее время в управлении начинают осваиваться иные исследовательские методы. Во многом это происходит благодаря тому, что, пусть и очень постепенно, но складываются ориентиры современной образовательной политики.
  Образовательная политика, как относительно новая действительность социальной жизни, позволяет формулировать ориентиры развития – а потому требует средств осмысления и оценки образовательных реформ. Именно благодаря образовательной политике приостановлена компания по внедрению двенадцатилетки. Не без помощи образовательной политики постепенно прокладывает себе дорогу идея единого экзамена – и она же единый экзамен меняет и ограничивает.
   Быть может вскоре, если ориентиром образовательной политики станет прозрачность финансовых потоков (только, в первую очередь прозрачность не для казначейства, а для общества), можно будет проводить серьёзную реформу в области экономики образования. Почему, например, в школах до сих пор не устанавливаются позволяющие экономить на коммунальных услугах  теплосчётчики и водосчётчики? Потому что сэкономленные школами деньги не реинвестируется в образовательные учреждения. Почему нельзя добиться реинвестирования? Потому что пока финансовые потоки скрыты от граждан, они не смогут выбрать депутатов, способных бороться за справедливость и рациональность финансирования сферы образования. Ибо ни те, ни другие не в силах даже угадать задачу, которую надо решить. А вот если бы на практике показать, что реинвестированные средства существенно уменьшают родительские взносы на ремонт школы и другие негласные, но многочисленные расходы… Но такое возможно лишь при определённых ориентирах образовательной политики.
  Сопоставить общественные интересы и возможности сферы образования –  в этом предназначение современной образовательной политики. Провести реформы по итогам сопоставления – в этом задача системы управления образованием. Любая реформа имеет шанс стать успешной лишь тогда, когда в её основании лежит определенный ориентир образовательной политики.
  И чем яснее при таком положении дел отражены в исследованиях образовательные возможности страны, тем конкретнее могут быть определены ориентиры образовательной политики и общественные интересы.

Исследование = забота?

  В английском образовательном менеджменте один из самых частых терминов – looking after, что, в зависимости от пристрастий переводчика, означает «присматривание, забота». Фактически же, за этим стоит серьезный качественный анализ происходящего в том или ином образовательном учреждении. Нередко школы нанимают консультантов, позволяющих такой анализ произвести. По итогам анализа, на основе из года в год накапливающихся данных, формулируются представления о необходимых реформах. Очень постепенно и последовательно, сопоставляя полученные материалы с общественными интересами, определяется содержание реформ.
  Надо заметить, что и у нас появляются разные и порой весьма интересные находки в области управленческих исследований в образовании. Однако для их описания крайне важно понять к какой реальности системы управления они относятся.
  А таковых у нас несколько. И в каждой из них есть свои путь становления исследовательской деятельности.

Управление как любовь к себе с элементами устрашения. Задачи исследований

  Быть может самая распространенная и неподдающаяся логике реальность управления – это управление ради власти. Причём идеологизированной – но самым парадоксальным образом.
  В этой реальности управленческие действия осуществляются не для того, чтобы произвести определённые изменения в практике и даже не для её обеспечения и поддержки. Для меня было удивительным узнать, что в советскую эпоху пятилеток, всеобщей плановости, управление образованием практически не стремилось решать практических задач. Оно в первую очередь обеспечивало трансляцию партийных идеологем. Даже вроде бы продуктивные действия по строительству школ, ремонту образовательных учреждений, введению дополнительных штатных единиц появлялись не из логики решения самостоятельно поставленных целей, а из стремления «обогнать и перегнать», выбиться в передовики социалистического соревнования.
  И сейчас не многое изменилось. В условиях исчезновения идеологии управленческие органы стремятся заполнить образовавшийся вакуум идеологией собственной власти. При этом совсем не важно, какие проблемы такая ведомственная власть решает. Важно, что она существует и диктует правила игры образовательным учреждениям.
  Быть может поэтому, у нас в управлении ещё  живут такие иррациональные по своей сути процедуры, как инспекция. Она всегда по-разному называется. Иногда её кличут проверкой, иногда исследованием; сейчас вот в южных регионах России стали проводить собеседования. Смысл во всех этих разновидностях инспектирования один и тот же – не выявить, не проанализировать образовательные потребности и способы их удовлетворения, а реализовать свои властные полномочия, усмирить время от времени отбивающихся от рук муниципальных начальников.
  Да и организационная структура таких «исследований» однотипна. Из региона в муниципалитет выезжает команда проверяющих и, находясь там неделю, «шерстит» по всем параметрам школы и муниципальные органы. Поскольку параметров сотни, всегда есть, за что упрекнуть местных управленцев. При  этом на каждый параметр найдётся своя инструкция, положение или другой ведомственный документ. Иногда вместо инспекторов «на объект» выезжает какой-нибудь маститый начальник и на проводимом производственном совещании, неожиданно спрашивает: «А вот скажите, сколько у вас в районе спортивных сооружений для подростков (компьютеров, медицинских кабинетов, тиров, противогазов и прочее, выбирается из соображений политконъюнктуры)? Не знаете? Значит, не выполняете поручение президента. Нехорошо, товарищи!» Суть этих «исследований» одна – реализуется стремление удержать властные полномочия сами по себе как базовую ведомственную ценность.
  Сейчас, похоже, нарождается особый слой вульгарных управленцев, желающих охватить всё и ни за что не отвечать.
  В такой реальности исследования в области управления никогда не появятся. Власть будет воспроизводить саму себя и ничего более.

Управление как любовь к учёности. Задачи исследований

  Наверное, почти каждый директор, которому доводилось выбирать своей школе научного руководителя, ощущал на себе вузовскую непогрешимость, монолитность научных концепций. Часто научный руководитель появлялся как безгрешный всезнайка и начинал раздавать учителям ценные указания. Бывало, правда, некоторые научные руководители вдруг останавливались, начинали прислушиваться к мнению учителей. Иногда, такое случалось, что научные руководители начинали сами преподавать, беседовать с родителями и учениками. Совсем изредка некоторые из них бросали вуз и полностью уходили в школу.
  Педагогические вузы вроде бы призваны оказывать огромное воздействие на систему образования. От того, какие знания, навыки, способы деятельности освоят студенты, напрямую зависит состояние школьной действительности. И, вроде бы, чем новее, современнее эти знания, тем лучше. Кажется, что наиболее эффективный вариант действий педагогического вуза как участника системы управления образованием, – это добыча новых педагогических знаний и их эффективная передача будущим педагогам. Однако, не всё так просто.
  Вузовская методология, подходы к получению знания, меняясь во времени, не успевают за изменением практической действительности. Последняя как бы «не упаковывается» в сложившиеся десятилетиями формы научных педагогических исследований. Научное педагогическое сообщество становится замкнутым и как бы воспроизводит само себя. Достаточно порой услышать научную степень и место проживания той или иной персоны, как, в общем, становится понятно о чём скажет этот научный деятель. Научное сообщество перестаёт обновляться. Сегодняшние выпускники педагогических факультетов ориентированы никак не на исследования в образовательной действительности. Их исследовательский интерес может сегодня скорее лежать в области политической деятельности, сфере консалтинга, «имиджмейкерства», PR-технологий, чем в области педагогической науки. (Хотя, быть может, политическая и экономическая деятельность ныне несут больший образовательный потенциал, нежели традиционные образовательные институции?)
  Получается, что вуз становится обречённым на консервацию старого знания, а не на передачу нового. Быть может поэтому, по свидетельству ряда экспертов высшей школы, снижается качество научных педагогических исследований. Они становятся формальными, отчётными. При анализе их актуальности, например, оценивается не сама актуальность, а её формальное соответствие задачам, выводам и другим стандартным меркам того или иного учёного совета. Живая педагогическая мысль порой умирает в узких рамках исследовательских норм.
  То же касается исследований и в области управления образованием. Они в основной своей массе либо просто сводятся к сбору данных и их математической обработке, либо становятся формальным выполнением норм «упаковки» и классификации знаний об образовании.
  Тем не менее, поддерживать связи с управленцами престижно. Это позволяет повысить собственный статус в глазах коллег. Востребованность в управлении ценится. В диссертациях престижно обозначать факт применения результатов исследования в той или иной программе развития образования, не анализируя (как правило) эффективность таких программ.
  Одним словом, научно-педагогическая позиция сама по себе, вне диалога с образовательной политикой, рискует оставаться неэффективной.

Управление как поддержка проектных усилий. Задачи исследований.

  Но что означает диалог с образовательной политикой? Надо следовать лозунгам, принятым на политическом уровне?  Конечно, нет. Но это означает, что нужно пытаться соответствовать определенным ориентирам в развитии общества. Тем позитивным ориентирам, на становление которых образование может оказать и своё позитивное влияние. Если эта претензия у образования есть – следовать ориентирам развития общества, то возникает образовательный проект, культурно-образовательная инициатива. Она, реализуясь в том или ином образовательном учреждении или их сети, и позволяет сделать конструктивным вклад образования в развитие общества.
  Любопытно посмотреть на образование с точки зрения предпринимательской деятельности. Агнесса Мадияри, венгерский специалист по бизнес-планированию в образовании, как-то проводила свой семинар в России. По её мнению, эффективная проектная деятельность возможна только тогда, когда образовательное учреждение может самостоятельно ставить цели, независимо от прихотей учредителя. Более того, финансовая стабильность обеспечивается тогда, когда источников финансирования несколько, каждый из которых не превышает 30% от общей суммы инвестиций. В этом случае не страшно отказаться от одного из источников, можно будет потуже затянуть пояса, но выжить. Главное – быть верным своим собственным целям.
  При этом во время постановки целей в рамках бизнес-планирования важно не стремиться удовлетворять всех потребителей, кого только возможно – но ориентироваться на определённый сегмент рынка, на определённый тип образовательных потребностей. В теории маркетинга это называется сегментированием рынка. Говоря новомодным образовательным языком, важно формировать не только базовые компетенции, но и уникальные, присущие определённому кругу граждан. Причём определяться они должны по возможности всем коллективом образовательного учреждения, поскольку уклад школы, оказывающий влияние на качество образования, именно всеми и формируется.
  Важен и тот тезис, что каждый образовательный проект успешен настолько, насколько он не против чего-то, а за что-либо. Почему так плохо воспринята двенадцатилетка? В том числе и потому, что она по своему замыслу была будто бы против перегрузки, а не за какие-либо позитивные изменения.
  Конечно, образовательные проекты серьезно отличаются от бизнес-проектов. Главным образом тем, что наша образовательная услуга принципиально не дана в опыте. То есть те, кто ею воспользуется, должны ещё испытать на себе предлагаемые образовательные возможности и преимущества. Одно дело, когда речь идёт об изучении иностранного языка (там приблизительно понятно, какая образовательная услуга востребована) – и другое дело, когда речь идет о выборе образовательного учреждения с развивающими образовательными программами, предполагающими формирование мыслительных способностей, эстетического отношения и т.д.
  Вероятнее всего, именно в проектном подходе наиболее востребованными являются честные исследования в области управления образованием. Получается, что только здесь  возникает задача исследовать разрыв образовательных возможностей и общественных потребностей. Именно в этом случае становятся эффективными такие способы и методы исследований, как социологические опросы, кейс-стади, анализ документов, включенное и не включенное наблюдение и т.д.
  Говорят, что условием вхождения России во всемирную торговую организацию является появление «конкретного менеджмента». Быть может, это имеет отношение и к образовательной деятельности, становлению ее конкретной проектной направленности. Как вы думаете, это возможно?

Страницы: « 1 ... 9 10 11 12 (13) 14 15 16 17 ... 39 »

Постоянный адрес этой статьи
  • URL: http://setilab.ru/modules/article/view.article.php/c24/199
  • Постоянный адрес этой статьи: http://setilab.ru/modules/article/trackback.php/199
Сельская школа
Экспорт: Выбрать PM Email PDF Bookmark Print | Экспорт в RSS | Экспорт в RDF | Экспорт в ATOM
Copyright© dasha & Сетевые исследовательские лаборатории «Школа для всех»
Комментарии принадлежат их авторам. Мы не несем ответственности за их содержание.


© Агентство образовательного сотрудничества

Не вошли?