Статьи и учебные материалы Книги и брошюры КурсыКонференции
Сообщества как педагогические направления Совместные сообщества педагогов, студентов, родителей, детей Сообщества как большие образовательные проекты
Step by step Вальдорфская педагогика Вероятностное образование Дидактика Зайцева КСО Методики Кушнира «Новое образование» Педагогика Амонашвили Педагогика Монтессори Пост- коммунарство Ролевое моделирование Система Шулешко Скаутская методика Шаталов и ... Школа диалога культур Школа Толстого Клуб БабушкинойКорчаковское сообществоПедагогика поддержки Семейное образованиеСемейные клубыСистема Леонгард Красивая школаМакаренковские чтенияЭврика
Список форумов
Новости от Агентства Новые материалы сайта Новости педагогических сообществ Архив новостей Написать новость
Дети-читатели Учитесь со Scratch! АРТ-ИГРА…"БЭММс" Детский сад со всех сторон Детский сад. Управление Школа без домашних заданий Социо-игровая педагогика
О проекте Ориентация на сайте Как работать на сайте
О проекте Замысел сайта О структуре сайтаДругие проекты Агентства образовательного сотрудничества О насСвяжитесь с нами Путеводители по книгам, курсам, конференциям В первый раз на сайте? Как работать на сайте Проблемы с регистрациейЧто такое «Личные сообщения» и как ими пользоваться? Как публиковать статьи в Библиотеке статей
Напомнить пароль ЗарегистрироватьсяИнструкция по регистрации
Лаборатория «Сельская школа» Лаборатория «Начальная школа» Лаборатория «Пятый класс»Лаборатория «Подростковая педагогика» Лаборатория «Галерея художественных методик»Лаборатория старшего дошкольного возраста
Библиотека :: Книжный шкаф. Новая классика методической литературы

Бабушкина Т. ЧТО ХРАНИТСЯ В КАРМАНАХ ДЕТСТВА


Информация об авторе: Бабушкина Татьяна
Татьяна Викторовна Бабушкина - многолетний руководитель клуба «Эстетика. Творчество. Общение», преподаватель кафедры педагогики Ростовского педагогического университета, организатор совместной педагогической работы с детьми и взрослыми всех возрастов.

Глава 7. ФИЛОСОФИЯ ПИРА

«Ты думал, что это на мне шляпа?
Нет, малыш, это все растет из меня.
Видишь, я рада, что ты пришел, и сразу расцвела.
А когда я печалюсь,на мне все увядает».
И она взяла кувшин и полила себя как цветок.
Бастиан ел, а мама Айола радовалась
и расцветала…
Михаэль Энде «Бесконечная история»

«Ты думал, что это на мне шляпа?
Нет, малыш, это все растет из меня.
Видишь, я рада, что ты пришел, и сразу расцвела.
А когда я печалюсь,на мне все увядает».
И она взяла кувшин и полила себя как цветок.
Бастиан ел, а мама Айола радовалась
и расцветала…
Михаэль Энде «Бесконечная история»

1. ПИР

А у нас на пиру есть такие гости,
Что у нас на земле ещё не рождались.
Потому что бывают такие годы,
О которых мечтают тысячелетья
И последующие народы
К губам подносят лёгкие флейты.
Виталий Калашников

  Еда - самый обычный и таинственный ритуал, сопровождающий человека. Глубина его чаще всего скрыта за своей простотой и повседневностью. Упрощенность, которая особо сейчас отражается в имени процесса поедания (перехватить, пожрать, похавать) совершенно неожиданно сказывается на очень многих областях жизни современного человека.

  Мы иногда и подумать не можем, что проблема доверия к миру может зависеть от того, каков был первый глоток молока в младенчестве. Автор замечательной книге «Отцовство» замечает, что присутствие младенца в доме можно ощутить по его дыханию. В нем как бы есть прелесть ответственного и трудолюбивого отношения к жизни. Малыш тянет воздух как густое питье, вкушая саму плоть мироздания. Вторая мелодия, выводимая младенцем - это причмокивание, посапывание, посасывание. Так в первые дни жизни озвучивается в полном смысле приятие мира.
  Удивительно, что именно в это время закладывается совмещение удовольствия от еды с удовольствием от общения с родным и близким. Тепло, запах, вкус мамы не менее важен, чем полнота её груди, а отсутствующий взрослый взгляд, или холодность кормления, могут оставить голодным даже накормленного малыша. И в любом возрасте нам важно, насколько теплы и щедры руки, нас кормящие.

  Георгий Дмитриевич Гачев называет еду приготовленную - письмом, отправленным любимому человеку. Печально заметить, что так же как уходят письма (написанные своей рукой со скольжением запястья по листу, где постепенно рождается текст), уходит смысл тщательно приготовленной, перемешанной своими руками еды.  Ведь в ней, как и в конверте, запечатываются знаки неповторимого отношения.
  Итак, дегустация мира каждым отдельным человеком начинается с молока, а радость совместной еды дарит хлеб. Многие считают, что стол вырос из алтаря, отсюда трепетность отношения к трапезе. Есть предположение (на нем особо настаивает охранитель скифско-греческого Танаиса, Валерий Федорович Чеснок), что стол - это бывший костер, со своей объединяющей силой теплоты и приближения к жизненному источнику. Отсюда и собирание у еды, как и собирание в круг у тепла на единоправном расстоянии от вкушения.
  Выдолбленный центр раскалённого камня сначала преподносил собравшимся жидкий хлеб, кашицу (отсюда - хлебало). Потом открытие о затвердении лепёшки дало возможность перенести отражение солнца в круглом хлебе в то место, где собирается круг людей.

  Библейская глубина события обозначила хлеб и как пищу духовную. Человечество разделило вкушение на еду и трапезу. Еду, как каждодневное приятие даров мира, без которых невозможна часть телесного. И трапезу, в которой соединено телесное приятие пищи, как поддержка духовного, с моментом доверительности за семейным или дружеским столом. А как избыточный довесок или подарок, видимо, жизнь подарила человечеству праздничный стол или его вершину - пир, где импровизированная театрализация, создаваемая участниками-гостями, превращает блюда в персонажи действия.
  Особая ритуальность принятия еды, должное обращение с яствами накрытого стола представляет собой не только причину и следствие многих жизненных хитросплетений, но и сигналит, радостно или тревожно, о каких-то проявлениях жизни ребёнка.

2. РЕЦЕПТЫ ПРИГОТОВЛЕНИЯ К ПРИГОТОВЛЕНИЮ

  Возня мамы на кухне во взрослые годы вспоминается как священнодействие. Видимо, это связано с тем, что малыш, мешающий и попадающий под руку в пространстве кухни, в это время включает в работу все свои чувства: слух, осязание, зрение… (И, конечно, чувство, когда человек нюхает - даже не обоняние, а онюхание…). А близость мамы и свобода выбранной территории делает остроту этих чувств неизгладимой на долгие годы.
  Многим запоминается звук приготавливаемой еды. Выросшие дети помнят и любят звук шинкования капусты, или чисто детский хруст откусываемого яблока. А что стоит звучание твоего имени, брошенное в весеннее окно из распаренной кухни, когда тебя, досадно прервав игру, зовут к ужину…

  Детей очень занимает процесс самой готовки. Вот моя знакомая девочка Поля прекрасно овладела приготовлением борща, рагу, плова (или как это по-детски называется?) из улиток, виноградных листьев,  семечек, песка и тому подобных вещей. Рецепты можно бесконечно продолжать благодаря терпению родителей и воображению поварихи.
  Процесс такого приготовления тем более важен, что он связан не со вкусом, а с тайной смешения компонентов, с эстетическим приготовлением и оформлением блюда. Пропуск этой кажущейся игры в определенном возрасте очень трудно восполняется в подростковом периоде жизни. В фильме Алексея Габриловича «Без оркестра» мальчик, выросший в детском доме, лишённый возможности смешивать и пробовать, не может потом приготовить самые простые вещи, начиная с чая, и мучается, даже зная составляющие элементы приготовления…

  Детские «куличики» из песка - это первый опыт приготовления хозяйки к внутреннему, никому не видимому празднику яств. Но и в серьезных взрослых приготовлениях, особенно приготовлениях к празднику, всегда присутствовала традиция детской помощи  взрослым - через игру. Готовились пироги, а скорлупки от орехов тут же отдавались детям, и они возились неподалеку, делая из них лодочки, мастерили что-то из яичной скорлупы, укладывали мозаику из зёрен будущей каши… Костяшки, кожура, косточки тоже выделялись взрослыми для, к сожалению, давно забытых или уходящих игр.
  Полагаю, что это и была невидимая семейная поварская книга, которая не столько читалась, сколько слышалась, передаваясь какими-то репликами, точностью именно в этом доме отведенного времени на приготовления, и какими-то никому не ведомыми женскими секретами, тщательно передающимися во времени.

  И как счастлив ребёнок, которого уставший взрослый терпит на кухне! Ведь именно там происходит соединение внешнего мира с внутренним миром ребёнка. Именно в это время ребёнок мудро связывает два своих самых насущных и неотъемлемых жизненных центра - еду и игру.

3. КАК МЫ СПЕЕМ

  Недаром Карлик Нос называл кухню «морем запахов»… Его волны проходят в самое сердце и остаются там на всю жизнь. Мандариновый запах Нового Года, ванильный запах дня рождения, первое усложнение палитры запахов корицей и гвоздикой…
  Бунин говорил Катаеву, что есть древний способ насладиться плодом, который попал к тебе в руки. Сначала нужно закрыть глаза и ощупать его. Затем вкусить его запах, и только потом резко открыть глаза и впустить в себя цвет. Ну а тогда можно и надкусить.
  В своё время моя дочь сделала открытие, что яблоко внутри и снаружи пахнет по-разному.

  Предложите детям знакомство с помидорами, огурцами, яблоками, тыквой. Как ни странно, многие дети вовсе и не знакомы с простыми, каждый день съедаемыми плодами.
  Можно устроить это знакомство. Сидящих кругом детей попросите честно-честно закрыть глаза и в тишине подносите им по очереди разные овощи и фрукты. «Что это такое? Чем это пахнет?» Ответы и ассоциации будут самыми разными. Какой это помидор, если вообще помидор? Что это пахнет так сладко или неслышно?
  Игрой можно увлечь всех присутствующих детей, прося их угадать по запаху не просто огурец, а огурец непременно весенний. Какое это яблоко? Чья это морковка? А петрушка? А что такое пастернак?
  Далее, все так же с закрытыми глазами, дайте потрогать шероховатость огурца, округлость апельсина, продолговатость морковки с бархатной зеленой косой. Осязание - это то же узнавание плода, внутреннее любование формой, её предвосхищение.

  Кому какие овощи нравятся? Найдите своё сходство, или сходство вашего друга с излюбленным фруктом, растением, наверняка оно есть.
  А теперь давайте вместе с детьми поразмыслим на тему: «Как мы спеем?» Особенно весной, вместе с молодыми плодами быстро растем и мы. Орех, созревая, твердеет. Вишня наливается соком. Персик становится мягким, а у груши розовеет бочок. Каждый спеет по-своему. Но человек удивительное существо, он зреет, и воля его твердеет, а душа становится мягче. И если помидору от того, что он краснеет - хорошо, то человеку, быть может, горько или стыдно, вот ведь как получается…

  Вместе с детьми любуйтесь изысканностью и простотой блюда, фантазируйте. Можно придумывать самые причудливые съедобные и несъедобные загадки. «Какая большая птица высиживает лимоны?» Конечно, чайник. Чай с лимоном пьют почти каждый вечер, почти в каждой семье, и из обыденности это может превратиться в сказку.

4.  ТАЙНОПИСЬ ЕДЫ

Корова мне кашу варила,
А дерево сказку читало…
Николай Заболоцкий

  В малыше поразительно рано просыпается человек кормящий. Это и попытки накормить друг друга уникальной, воображаемой едой (опять по рецептам Питера Пэна), и кормление любимой игрушки растаявшей конфетой… А чего стоит леденец, положенный пятилетним мальчиком на игрушечную шхуну, дабы проверить существование волшебных человечков, описанных Борисом Житковым…
  Опираясь на свою раннюю детскую память, хочется думать, что это не подражание взрослым, а проявление того душевного человеческого избытка, который таится в ребёнке, и проявляется только иногда через совершенно взрослый взгляд.
  Дмитрий Лихачев в последние годы жизни все чаще возвращался к точкам детства; он вспоминал о том, что мама каждому из шести детей готовила на день рождения какое-то совершенно неповторимое блюдо, даже в очень тяжелые годы… И душу Дмитрия Сергеевича в этот важный для него день грело сладкое горячее какао. Ибо, приготовленное только для тебя, переходит в разряд неповторимого.
  Думаю, сейчас во времена адаптации и упрощения телевизионных рецептов, нас лишают приготовления ценности неповторимого фирменного блюда своего очага, этой черты, подчеркивающей уникальность Дома.
  Мы забываем, что нравственный смысл еды состоит в том, чтобы разделить пищу, а значит, понять, принять другого. Совместная еда - это возможность создания пространства единомыслия.
  Георгий Дмитриевич Гачев замечательно отмечает таинство беседы за столом. Он говорит, что рот человека вкушающего и говорящего - это то место, где соединяется плод земли и плод мысли в слове. Именно поэтому в истории некоторых культур было запрещено есть в одиночку. Печально, что многие современные дети приучены к обратному, и первые опыты совместных выходов на природу, как правило, кончаются лоскутными трапезами в одиночку и долгим приучением к радости совместного вкушения.
  Лена Алексеевна Никитина как-то сказала мне: «Когда мои дети в перерывах между едой  не отщипывают кусочки, а ждут общего стола, я знаю: в семье все в порядке». А в детском саду Лилии Анатольевны Блудовой на столиках было по супнице. В полном доверии со стороны взрослого дети брали себе еды столько, сколько хотели, при условии, что все будет съедено. Не было проблемы недоеденных порций, и продукты расходились в соответствии с нормой. В том же саду каждый стол был накрыт своеобразной скатертью, посуда по возможности тоже была особенной - кому какая больше нравилась. Накрывали на стол не спеша и со вкусом, и главное, все вместе.
 
  Временной и географический хаос продуктов, на мой взгляд, лишает плод главного признака прирученной любимой вещи - его ожидания. Этому можно противопоставить только свои семейные праздничные традиции. Пир становится пиром для ребёнка только в сопровождении игры.
  Игры за праздничным столом уводят детей от обыденности, повторяемости, лечат от быстрого ежедневного темпоритма. Детям необычайно нравится праздничность стола, они мечтают об огромных тортах с панорамой, с кремом, с продолжением сказки. Из соленых хлебных палочек легко, как из спичек, выкладывается домик с бисквитной крышей, вокруг стелится мармеладный лед, из зефира лепится снеговик. Сотворив такой шедевр (пусть это будет раз в году!), дети почувствуют себя мастерами. Они вдруг вырастут в собственных глазах, и будто бы даже реально - ведь в их руках небольшой домик, маленький, подвластный им мир. Обычно, дети очень бережно относятся к своим творениям, постепенно объедая пейзаж, они до последнего засыхания берегут домик…

  Второе бесконечно длящееся совместное удовольствие вкушения - гоголь-моголь. Всем раздаются стаканы, и под звон ложек дети взбивают моголь - желток, а взрослые - гоголь, белок. Потом идёт обмен вкусностей или все это превращается в одно общее угощение, общее удовольствие.
  Вот ещё одна вкусная игра, она называется «винегрет». К вопросу: «Кто с кем готов разделить трапезу?», складываются группы из детей и родителей. По одному человеку от каждой группы приглашается к столу, на котором лежат мешочки с неизвестной едой: конфеты, моченый чеснок, лимон, кусочек дыни… Суть в том, чтобы, замирая, уметь разделить как вкусную, так и невкусную участь. И порадоваться неожиданному.
  Пусть взрослые и дети приготовят друг другу блюда из чувств и пожеланий. Вдруг обычные конфеты окажутся таблетками доброты, мудрости, понимания и ласки… Быть может, ваш ребёнок предложит вам самое неожиданное блюдо, проверьте.

  Моя мама рассказывала мне, как в голодное военное время каждая семья старалась сохранить традицию выпечки пирогов, пусть без сладостей, с листьями, с крапивой, но ароматных хлебных пирогов. В дневниках Даниила Гранина встречаются похожие размышления о том, что еда, выпавшая на самые голодные годы, кажется детям потом самой вкусной. Ибо в ней запечатляется не столько качество вкуса самого предмета, сколько бесконечно складывающиеся старания родных людей. Чем труднее, тем значимей вложенное туда внутреннее питание человека.

  Однажды, собрав родителей и детей на вкусные зимние посиделки, мы предложили ребятам на ватмане нарисовать фантастическое угощение для мам и пап. И в сгущающихся сумерках, когда пиршество было готово, используя простую шведскую стенку и фонарики, ребята тут же превратили её в многоэтажный дом и осветили свои рисунки, превратив их в окна… И оттуда, перекликаясь, начали по очереди, по именам, звать своих родителей к фантастичному ужину. Реакция была неожиданна, родители оцепенели и потом их взгляд, отклик, изменение позы, составили единую, общую цитату детства.

Страницы: « 1 ... 5 6 7 8 (9) 10 11 12 13 »

Постоянный адрес этой статьи
  • URL: http://setilab.ru/modules/article/view.article.php/c24/189
  • Постоянный адрес этой статьи: http://setilab.ru/modules/article/trackback.php/189
Экспорт: Выбрать PM Email PDF Bookmark Print | Экспорт в RSS | Экспорт в RDF | Экспорт в ATOM
Copyright© Бабушкина Татьяна & Сетевые исследовательские лаборатории «Школа для всех»
Комментарии принадлежат их авторам. Мы не несем ответственности за их содержание.


© Агентство образовательного сотрудничества

Не вошли?