Статьи и учебные материалы Книги и брошюры КурсыКонференции
Сообщества как педагогические направления Совместные сообщества педагогов, студентов, родителей, детей Сообщества как большие образовательные проекты
Step by step Вальдорфская педагогика Вероятностное образование Дидактика Зайцева КСО Методики Кушнира «Новое образование» Педагогика Амонашвили Педагогика Монтессори Пост- коммунарство Ролевое моделирование Система Шулешко Скаутская методика Шаталов и ... Школа диалога культур Школа Толстого Клуб БабушкинойКорчаковское сообществоПедагогика поддержки Семейное образованиеСемейные клубыСистема Леонгард Красивая школаМакаренковские чтенияЭврика
Список форумов
Новости от Агентства Новые материалы сайта Новости педагогических сообществ Архив новостей Написать новость
Дети-читатели Учитесь со Scratch! АРТ-ИГРА…"БЭММс" Детский сад со всех сторон Детский сад. Управление Школа без домашних заданий Социо-игровая педагогика
О проекте Ориентация на сайте Как работать на сайте
О проекте Замысел сайта О структуре сайтаДругие проекты Агентства образовательного сотрудничества О насСвяжитесь с нами Путеводители по книгам, курсам, конференциям В первый раз на сайте? Как работать на сайте Проблемы с регистрациейЧто такое «Личные сообщения» и как ими пользоваться? Как публиковать статьи в Библиотеке статей
Напомнить пароль ЗарегистрироватьсяИнструкция по регистрации
Лаборатория «Сельская школа» Лаборатория «Начальная школа» Лаборатория «Пятый класс»Лаборатория «Подростковая педагогика» Лаборатория «Галерея художественных методик»Лаборатория старшего дошкольного возраста
Библиотека :: Книжный шкаф. Новая классика методической литературы

Миркес М., Кордонский М. и другие. ДЕТСКИЕ ДОМА – ДРУГАЯ ПЕДАГОГИКА. Сборник


Информация об авторе: Мария МИРКЕС, Геннадий АСИНЬЯРОВ, Хайке ГЛЕДЕ, Михаил КОРДОНСКИЙ, Светлана КАТАРГИНА
Мария Моисеевна МИРКЕС – преподаватель математики и искусствоведения Красноярского университета, активный участник группы «Нооген», директор НОУ «Школа антропоники», организатор образовательных программ в детских домах и летних школах.
Геннадий Захарович АСИНЬЯРОВ – доцент Новосибирского педагогического университета, биолог, научный руководитель школы развития «Нооген».
Хайке ГЛЕДЕ – немецкий социальный педагог, проходившая практику в российском детском доме.
Михаил Борисович КОРДОНСКИЙ – педагог, журналист, организатор и участник большого числа программ помощи детям в Одессе, один из организаторов сайта altruism.ru.
Светлана Григорьевна КАТАРГИНА – директор детского дома в городе Железногорске Красноярского края, консультант в области обучения и развития организаций.

Мария Миркес

Социальное партнерство – реплики и комментарии

  Социальное партнерство – тема очень популярная. И очень непонятная.
  С одной стороны, уже очевидно, что государству не вынести ноши социальной ответственности, с другой стороны – как-то странно оно «происходит». Да и трудно отличить истинное социальное партнерство от рынка социальных услуг или просто «купи-продай по поводу детей-сирот и бабушек-старушек» (цитата из реплики одного из участников загадочного процесса формирования социальных партнеров).
  Представленная Вашему вниманию статья – собрание реплик на обозначенную тему и некоторые комментарии автора. В качестве основного материала выбрано взаимодействие различных субъектов с детскими домами (пока не будем называть этих субъектов ни партнерами, ни как-либо еще, поскольку само называние – вопрос сложный!).
  Такое сужение темы связано с личной историей автора – наше негосударственное образовательное учреждение уже три года сопровождает Детский дом. Мы обеспечиваем образовательную программу для сотрудников, помогаем в разработке концепции развития, у нас есть и совместные проекты.
  Кто мы для Детского дома – шефы? научное руководство? партнеры? – хороший вопрос!
  Детский дом за последние два года оброс знакомыми и друзьями – кто они? Какова их роль в развитии учреждения в целом и самих воспитанников? Зачем им Детский дом?
  Для понимания сути происходящего вокруг «нашего» Детского дома и детских домов вообще мы и затеяли небольшое исследование, встретившись с различными действующими лицами и попробовав понять их видение происходящего. Действующие лица очень разные и даже города разные – не важно. Похоже, закономерности выделить можно.
   Теме социального сиротства будет посвящена работа конференции (точнее – одной из ее секций), а сейчас – некоторые материалы.
  Итак, СОЦИАЛЬНОЕ ПАРТНЕРСТВО – реплики и комментарии

  Одна из формулировок сути дела следующая: «У государства нет денег на содержание сирот, инвалидов и пенсионеров, поэтому оно заставляет платить кого-то другого». Пусть это будет

РЕПЛИКА ПЕРВАЯ

  Автор реплики – представитель малого бизнеса. Назовем его… «предприниматель Николай Николаевич» (г. Красноярск), поскольку он очень не хотел бы быть узнан. Почему – думаю, понятно.
  Николай Николаевич регулярно получает обращения из районной администрации с просьбой «оказать спонсорскую помощь Детскому дому».
  М.М.: И Вы оказываете спонсорскую помощь?
  Н.Н.: Я такие бумаги сразу выбрасываю. Потому что государство ведет себя так по отношению к нам, что самим бы выжить. У них денег нет, и районная власть пытается заставить меня платить за то, за что сама должна платить. А я и так плачу налоги, я свои обязательства перед государством выполняю, так почему оно на меня перекладывает свои обязанности?! Пусть оно хотя бы ведет себя по-человечески, а то обдирает как липку, законы меняет каждый день и еще требует заплатить дополнительные деньги. А мне бы выжить! Я же не уверен в завтрашнем дне! Какая спонсорская помощь?!
  Еще и непонятно, куда на самом деле уйдут деньги. Иногда приходят люди и письма не только от администрации, а от самих учреждений или непонятно откуда. Но мы-то знаем, чем дело кончится, и где будут деньги. Всякое бывает.
  М.М.: Так Вы не помогаете Детскому дому?
  Н.Н.: Почему, конечно, помогаю. У меня же у самого внуки, так что я понимаю… Мой сосед-предприниматель каждую неделю отправляет машину продуктов в детский дом (у него там родственники работают), так мы с мужиками все обязательно участвуем – кто мешок муки, кто сахар, кто конфеты. Кто чем торгует, тот то и дает. И я точно знаю, что машина идет в Детский дом, и уверен, что все попадет по назначению!
  М.М.: А Детский дом знает, что именно Вы ему помогаете?
  Н.Н.: Нет, конечно, там и списков никаких нет – машина проезжает мимо складов, и все добавляют от себя. Договорились так с мужиками, так и делаем.
  М.М.: А… как же статьи в газетах с фотографиями, а благодарственные письма?..
  Н.Н.: … (пожатие плечами)

  Вот так.
  Я ни в коем случае не утверждаю, что такие письма писать не надо и что деньги спонсорской помощи уходят не туда. Речь не об этом. Хочется показать, как это выглядит «с той стороны» и что получается в результате. Видимо, дело не в самой спонсорской помощи и письмах по ее поводу, а в том, как это все обставляется. Дело как всегда в том, как именно мы делаем дело.

РЕПЛИКА ВТОРАЯ

  Управляющий Железногорским отделением Восточно-Сибирского Банка Сбербанка России Эдуард Геннадьевич Митюков: «Мой банк является партнером государства, а поскольку воспитание подрастающего поколения – дело государственное, то, значит, наше. Моё. Наш коллектив отделения является партнером Детского дома в нашем городе, мы им помогаем».
  М.М.: В чем специфика Вашей помощи, почему Вы называете такие отношения «партнерством», ведь многие помогают сиротам. И все они партнеры?
  Э.Г.: Я понимаю наше взаимодействие как возрождение традиции шефства. Но настоящего шефства, когда не деньги на вещи и не сами вещи (хотя мы с этого начинали, и это тоже важно), но главное – совместное участие коллектива Детского дома и коллектива банка в воспитании детей. Не столько материальная сторона дела, сколько духовный мир детей. Мы вместе воспитываем подрастающее поколение нашего города.
  Формы взаимодействия могут быть различными. Дети наших сотрудников вместе с детьми Детского дома выступают в спортивных соревнованиях – одной командой! Вместе ездят в летние Школы развития. Да и со взрослыми мы часто вместе на площадке и в других делах. Мы понимаем: важно, чтобы дети Детского дома видели обычных детей и обычных взрослых, чтобы проходили совместные мероприятия, когда не важно, кто ты и откуда, а важно, как ты играешь в волейбол или решаешь задачи.
  В моем коллективе обычные люди, которые живут и работают, у них свои дети, семьи. Надо показывать именно таких людей детям, потерявшим родительскую опеку и образ нормального взрослого человека.
  Мы оплачиваем образовательные программы для детей и взрослых Детского дома, поскольку образование влияет на становление человека, на то, кем он потом будет – алкоголиком или работягой. И поскольку мы видим результаты реализации образовательных программ – как на детях, так и на сотрудниках.
  Кстати, основным источником средств являются личные деньги работников Сбербанка.
  М.М.: Как Вы определяете, на что давать деньги, а на что не давать? И вообще: как Вы это решаете? Тем более раз деньги свои.
  Э.Г.: Я всякий раз очень дотошно разбираюсь, на что именно пойдут деньги, и это первое. Я специально трачу время (его у меня мало, поверьте) на то, чтобы понять, какие именно результаты будут получены. Кроме того, я обязательно проконтролирую и отслежу результаты – то получилось или не то.
  Считаю, что надо давать деньги на воспитание. Для меня важно, чтобы формировалась самостоятельная личность, которая потом сможет успешно жить и работать в нашем городе. На здоровый образ жизни – чтобы дети приобщались к спорту, к туризму.
  Надо помогать работникам Детского дома в их акциях и проектах. Например, в результате нашей совместной акции «Дети на лето в семью» шестеро детей уже не вернутся в Детский дом (их усыновили), а еще двадцать получили опыт жизни в настоящей семье. Вот это стоит того! Сейчас разворачивается следующая, более глобальная акция, и мы, конечно, помогаем. Хотя не «помогаем» в обычном смысле – мы вместе проводим акцию. У нас проходят и совместные семинары, на которых мы обсуждаем проекты – цели, задачи, идеологию… Так что именно «партнеры».
  М.М.: Хорошо быть таким «добреньким», Вы большой банк, можете себе позволить…
  Э.Г.: Да не «добренький» я! Просто Железногорск – город небольшой, и если количество детей-сирот будет расти (они ведь остаются в городе, почти не уезжают!), то кто же будет работать, зарабатывать и хранить деньги в моем банке?
  Можно считать наши действия  долгосрочными финансовыми вложениями. Я намерен работать в моем городе долго. И мне как руководителю отделения банка нужно, чтобы было меньше безработных и алкоголиков, а больше людей, зарабатывающих деньги и отвечающих за свою жизнь, за свой город.  Ведь социальное сиротство – всего лишь последствия, поэтому мы направляем наши совместные с Детским домом акции скорее на причины социального сиротства.
  М.М.: Что бы Вы ответили тем предпринимателям или даже просто жителям города, которые говорят: «Нам бы самим выжить, какие там детские дома?!».
  Э.Г.: Я бы сказал следующее: если Вы хотите жить в своем городе ДОЛГО, то необходимо что-то делать для того, чтобы город изменился к лучшему, чтобы жить в «хорошем» городе. Для того, чтобы было больше нормальных работающих людей и меньше социально-опасных и иждивенцев. Поэтому просто придется обратить внимание на проблему социального сиротства, если Вы, конечно, хотите жить и работать в своем городе долго.
  Я хочу помочь детям-сиротам, пока они не стали… ну, стандартную статистику по выпускникам детских домов Вы знаете…

КОММЕНТАРИИ

  Реплик на самом деле гораздо больше, чем две. И вопросы постепенно накапливаются:
  - Чем отличается социальное партнерство от прочих форм взаимодействия?
  - Как оно возникает? В чем энергетика его возникновения? Как и зачем кто-то берет на себя ответственность за сирот, пенсионеров, инвалидов?
  - Каковы наиболее адекватные формы действования?
  - Как устроено пространство партнерства? По каким правилам в нем принимаются решения и определяется кто главный? На каком языке говорят партнеры – бизнесмены, администрации, детские дома? В каких кабинетах собираются?
  - Почему социальное партнерство часто вырождается в «ты мне – я тебе» или «ты им, а не то я тебя», а сироты и инвалиды становятся при этом только поводом, темой, материалом?
  - Почему в одних случаях люди и организации – партнеры детских домов – открыто называют себя, в других – нет? Может быть, мы как-то не умеем рассказывать о социальном партнерстве?
  - Как отличить чисто рекламную акцию от настоящего партнерства?
  - Кстати, а само название «социальный партнер» - точно отражает смысл дела?
- …
  Всем этим и многим другим вопросам будет посвящена конференция (информация в конце статьи), а пока в качестве повода для «подумать и поговорить» хотелось бы сформулировать некоторые наблюдения. Именно наблюдения, а не законченные выводы. Относящиеся к любым … тем, кого можно назвать партнером детского дома, вне зависимости от того, банк это или частное лицо или представитель малого бизнеса. И пусть пока непонятен критерий, позволяющий точно отличать партнера от всех остальных, но пока хотя бы интуитивно, уж как получается. Итак:

  Первое. Оказывается, дело не в количестве денег, а в жизни здесь, в этом месте. Это когда свое настоящее и будущее связывается с этим городом, с этими людьми. Когда есть длительные планы жить и работать именно здесь, со своими соседями. Когда есть (будут) внуки, и им нужно что-то оставить – деревню, город, страну.
  Тогда человек начинает обращать внимание на «ничьих детей», которые быстро превращаются в преступников, если долго остаются ничьими. Ведь тогда тебе жить потом вместе с ними, а это страшно.
  По большому счету появление социальных партнеров означает появление людей и команд, берущих на себя ответственность за место, в котором живут и работают – за этот город, за эту страну. Это люди «длинной воли».
  Бывает, что руководитель небольшой швейной мастерской (предприниматель) берется сопровождать двух старшеклассниц из детского дома. Девчонки с 14 лет включаются в команду мастерской, они заканчивают школу и училище уже зная, кем и с кем они будут работать. У воспитанниц впервые появляется будущее. А еще – команда. И даже немного – семья. В том смысле, что появляются взрослые люди, заинтересованные в успехах и продвижении этих девчонок и надолго связывающие с ними свою жизнь.
  Но ведь такой проект возможен только в случае, если мастерская в том или  ином виде просуществует как минимум лет семь. И директор (молодая женщина) фактически берет на себя ответственность за то, что так будет.

  Второе. Важно личное участие и знание того, что на самом деле происходит. Социально партнерство – это когда без посредников. А если даже с посредниками, то все равно – это когда не лениться понять, на что именно идут деньги или другая помощь, каковы последствия и результаты. Это когда партнер вникает в содержание происходящего, а не откупается от проблем. Потому что для партнера это действительно важно, потому что (см. предыдущий пункт) у партнера есть планы на эту жизнь.

  Третье. В случае партнерского взаимодействия существенным ресурсом становятся не только деньги и вещи, но и многое другое: совместность (это когда вместе что-то делаем), образ успешного взрослого, ответственность за будущее одного конкретного ребенка из детского дома и за город, в котором живем.

Страницы: « 1 ... 3 4 5 6 (7) 8 9 10 »

Постоянный адрес этой статьи
  • URL: http://setilab.ru/modules/article/view.article.php/c24/158
  • Постоянный адрес этой статьи: http://setilab.ru/modules/article/trackback.php/158
Экспорт: Выбрать PM Email PDF Bookmark Print | Экспорт в RSS | Экспорт в RDF | Экспорт в ATOM
Copyright© Мария МИРКЕС, Геннадий АСИНЬЯРОВ, Хайке ГЛЕДЕ, Михаил КОРДОНСКИЙ, Светлана КАТАРГИНА & Сетевые исследовательские лаборатории «Школа для всех»
Комментарии принадлежат их авторам. Мы не несем ответственности за их содержание.


© Агентство образовательного сотрудничества

Не вошли?