Библиотека V1

Рузина М. Упрямые игры

Раздел: Привязка ко времени, месту и людям. Социокультурные ориентиры
Подзаголовок: #0 (по следам К.И. Чуковского)
Автор: Dima Газета "Детский сад со всех сторон" № 26-27, июль 2004 года
Дата: 2007/5/9
Уважаемые взрослые, если малыш капризничает, просит или даже требует поиграть с ним, а вы не знаете во что - эта статья для вас.
Аннотация: Уважаемые взрослые, если малыш капризничает, просит или даже требует поиграть с ним, а вы не знаете во что - эта статья для вас.

Сначала вспомним, по чьему заказу появились любимые многими поколениями малышей нелепицы К.И.Чуковского:


...Воробушек прискакал

И коровой замычал:

М-м-му-у!

Прибежал медведь

И давай реветь:

Кукареку!


В книге «От двух до пяти» есть эпизод, главный герой которого - маленькая дочка Корнея Ивановича. Как-то подходит она к отцу «.с таким озорным и в то же время смущенным лицом, точно затевает необыкновенную каверзу. Такого сложного выражения я никогда не видел на ее лице. Еще издали она крикнула мне:

- Папа, ава - мяу! - то есть сообщила сенсационную весть, что собака, вместо того, чтобы лаять, мяукает. И засмеялась поощрительным, несколько искусственным смехом, приглашая и меня смеяться этой выдумке.

Я решил войти в ее игру и сказал:

- А петух кричит мяу!

И этим санкционировал ее интеллектуальную дерзость. Никогда самая затейливая эпиграмма Пирона не вызывала такого благодарного смеха, как эта бедная шутка, основанная на механическом перемещении двух элементарных понятий. То была первая шутка, которую дочь ощутила как шутку. Она почувствовала, что не только не страшно «переворачивать» по своей прихоти мир, а, напротив, весело и очень забавно, лишь бы только рядом с этим неправильным представлением о мире в уме оставалось сознание правильного. Постигнув механизм этой шутки, она пожелала наслаждаться ею опять и опять, измышляя все новые несоответствия между животным и звуком.

И тогда мне показалось - я понял, откуда эта выразившаяся в детском фольклоре несокрушимая страсть к несоответствиям, несообразностям, к разрыванию связей между предметами и их постоянными признаками. Ключ ко всему этому в той многообразной и радостной деятельности, которая имеет такое большое значение для умственной и нравственной жизни ребенка, - в игре».


Чуковский запечатлел самый ранний период, когда ребенок начинает наслаждаться перевертышами; его дочке было около двух.

«Расцвет» любви к нелепицам наступает как раз в трех-четырехлетнем возрасте, и поэтому нижеописанная игра более всего подходит для аборигенов младшей группы детского сада. Впрочем, старшая ясельная тоже может в нее включиться.

Дети садятся в круг на полу; взрослый, с мягким поролоновым мячом в руках, усаживается внутрь круга. Игру предваряет несложная разминка: все вспоминают, как «говорят» животные и птицы в действительности. Взрослый произносит название животного и посылает мяч малышу (вначале мяч катят по полу, позже, когда руки маленьких игроков станут более ловкими, кидают). Ребенок ловит мяч, отвечает за животное и посылает мяч обратно.

- Собака!

- Гав-гав!

- Лягушка!

- Ква-ква!

Причем, перебрав названия хорошо знакомых животных и птиц, можно обратиться и не к столь известным:

- Журавль!

- Курлы-курлы!

- Синичка!

- Пинь-пинь!

- Щука!

- …

Научиться быстро отвечать совсем не сложно, а вот выработать умение смолчать, когда названа рыба или, к примеру, бабочка, уже труднее, нужна определенная тренировка. Можно предложить ребенку в случае «каверзного» названия помогать самому себе, закрывая рот ладошкой.


Итак, разминка закончена, настает время собственно игры. Взрослый читает отрывок из «Путаницы» Чуковского.

Затем говорит, что сейчас в кругу соберутся НЕПРАВИЛЬНЫЕ звери, те, что из «Путаницы». Когда их называешь, они могут отвечать как угодно, но только не так, как обычно. Если это ворона, то она может мяукать, гавкать, мычать, кукарекать и даже шипеть. но только не каркать. И мячик снова отправляется в путь.

- Лошадь!

- Чик-чирик!

- Утка!

- Гав!

- Бабочка!

- Кукареку!

Игра под общий смех продолжается минут десять, иногда даже пятнадцать. Впрочем, в кругу обязательно находится кто-нибудь из «убежденных реалистов», из тех, кто на кошку четко будет отвечать мяу, а на собаку - гав. Нужно ли помогать такому ребенку в игре, ненавязчиво подталкивая его к абсурдному ответу? Решайте сами, всякий раз исходя из конкретной ситуации.


Когда этот вариант игры освоен, можно перейти к ее версии под рабочим названием «семафор».

Ведущий (взрослый) держит две карточки, красную и зеленую. Если, называя животное или птицу, он поднимает зеленую, нужно отвечать так, как есть на самом деле, а увидев поднятую красную, отвечать по варианту «путаница».

Впрочем, это вариант «на вырост», более он подходит для четырех-пятилеток.

Хотя, опять же исходя из обстоятельств, можно ориентироваться и на зону ближайшего развития - несколько раз мне встречались группы именно трехлетних, которые с легкостью и видимым удовольствием играли в эту версию игры. Чем она хороша? Наверное, тем, что с одной стороны, дает возможность «свободно порезвиться» духу противоречия, весьма свойственному детям этого возраста, а с другой - понемногу приучает ребенка к играм с правилами, к тренировке основ саморегуляции, что очень и очень пригодится ему в самом ближайшем будущем.

Спасибо Вам, Корней Иванович!


Мария РУЗИНА, г. Санкт-Петербург


Библиотека V1
URL: http://setilab.ru/modules/article/view.article.php/c1/74