Педагогическая гостиная Вадима Левина
Общение и сотворчество ради повышения педагогической культуры, совершенствования художественного и педагогического вкуса учителей, родителей и детей.

Старый крокодил Лены Сальковой

29.01.2014 . Автор: author

Запись 263.
Рубрика 2. (По рубрикатору) 2. Детское литературное творчество и читательское восприятие; 3. Детские игры со взрослыми и 4. Авторы давно любимые и новые.

Одна просьба и одно задание.
В начале шестидесятых прошлого века в младшей группе литературной студии харьковского Дворца пионеров занималась талантливая и необычная девочка. Третьеклассницей она написала такое стихотворение:

                        Лена САЛЬКОВА
               ОСЕНЬ
        Уже пожелтели берёзки
        и даже нельзя разобрать,
        где света ложатся полоски,
        а где пожелтевшая прядь. 


Окончив школу, Лена уехала в столицу Эстонии, приобрела строительную профессию, стала жить самостоятельно. Какое-то время мы переписывались…

Просьба.
Если кто-нибудь знает, где сейчас Елена Салькова, напишите мне, пожалуйста.
Заранее благодарю.

Тогда же, в третьем классе, Лена сочинила четверостишие про встречу с крокодилом.
Задание.
Попробуйте восстановить четверостишие третьеклассницы (или написать своё) по первым двум строчкам:

Я зверей смотреть ходила –
Испугалась крокодила.
……………………………………………………..
……………………………………………………..


Старый крокодил Лены Сальковой

28.01.2014 . Автор: author

Запись 263.
Рубрика 2. (По рубрикатору) 2. Детское литературное творчество и читательское восприятие; 3. Детские игры со взрослыми и 4. Авторы давно любимые и новые.

Одна просьба и одно задание.
В начале шестидесятых прошлого века в младшей группе литературной студии харьковского Дворца пионеров занималась талантливая и необычная девочка. Третьеклассницей она написала такое стихотворение:

                        Лена САЛЬКОВА
               ОСЕНЬ
        Уже пожелтели берёзки
        и даже нельзя разобрать,
        где света ложатся полоски,
        а где пожелтевшая прядь. 


Окончив школу, Лена уехала в столицу Эстонии, приобрела строительную профессию, стала жить самостоятельно. Какое-то время мы переписывались…

Просьба.
Если кто-нибудь знает, где сейчас Елена Салькова, напишите мне, пожалуйста.
Заранее благодарю.

Тогда же, в третьем классе, Лена сочинила четверостишие про встречу с крокодилом.
Задание.
Попробуйте восстановить четверостишие третьеклассницы (или написать своё) по первым двум строчкам:

Я зверей смотреть ходила –
Испугалась крокодила.
……………………………………………………..
……………………………………………………..


Поэзия от точки Д до точки Ю

22.01.2014 . Автор: author

Запись 262.
Рубрика 2. (По рубрикатору) Детское литературное творчество и читательское восприятие.

Один загадочный вопрос в перерыве между семинарскими встречами в ЖЖ. (Пролог и начало семинара в ЖЖ см.: записи 259, 260 и 261 ).

Родители, сознающие ценность художественной литературы, и специалисты (педагоги, библиотекари, социологи) дружно огорчаются из-за того, что младшие школьники и подростки обделены хорошей поэзией. Правда, и с прозой для читателей в промежутке между дошкольным детством и юностью – не густо, но хороших стихов и сказок – на одну полку не наберётся.

Пишет nats333:
…вообще, поэзия — это здорово. но у меня к Вам встречный вопрос. можете дать список произведений в стихотворной форме, которые были бы интересны ребенку 7-10 лет? так, чтоб это не детские прибаутки и не душевные терзания? т.е. по возрасту?.. Много ли такого уровня стихов для детей? Нет материала, на котором можно было бы взращивать любовь к поэзии, поддерживать ее.

О том же – в комментарии asya_katina:
Детское восприятие сказки и стихов – естественный процесс познания… Со временем материал, которому ребенок (подросток, взрослый) в этих вопросах познания и самопознания доверяет, просто иссякает. Нет нужных стихов, которые бы удивляли, трогали, ложились в чувство, тему, состояние, ситуацию.

Вопрос: Почему так мало стихотворных произведений для подростков?
Может, поэты не хотят писать для детей этого возраста, так как подростки не способны воспринимать поэзию?
Или есть другие причины?

До того, как я задал себе и ЖЖ-семинаристам этот вопрос, на него уже по-разному ответили участники обсуждения.

mitelalte1:
Может, стихи не дают возможности быть свободным в мышлении, так как сразу же навязывают разуму свой ритм при чтении. А с другой стороны, стихи слишком туманны и неоднозначны. Типа, догадайся, мол, сама. Их читаешь, только когда можешь быть настроен на состояние сопереживания. А школьникам это состояние – мало свойственно, они замкнуты на своих вопросах, ответы на которые можно чаще найти в прозе, чем в тумане поэтических откровений…

svetorana:
“Лета к суровой прозе клонят, / Лета шалунью рифму гонят” Мне кажется, просто взросление. Обсуждали как-то эту тему с ребятами из лит.студии. Для многих поэзия (классическая, детская) – это воплощение гармонии мира. Вот ритм, вот рифма – все созвучно и правильно. И предсказуемо. А хочется как раз с этим бороться. Быть вне подобных законов и закономерностей.

krotovv:
Детская чуткость к поэзии и сказки (не тотальная, но преимущественная) связана с чуткостью души, пришедшей из вечности и не успевшей забыть её вкус. Дети открыты ещё интуитивно-образному восприятию, которое потом гасится общепринятой диспропорцией в пользу рационально-логического мышления.
А как думаете вы? Почему так мало стихотворных произведений для подростков?


Разгадываем „Загадку Чуковского“

18.01.2014 . Автор: author

Запись 261.
Рубрика 2. (По рубрикатору) Детское литературное творчество и читательское восприятие.
Семинар в ЖЖ. Начало. Продолжение последует (надеюсь).

Спасибо всем, кто в ответ на загадку Корнея Чуковского поделился своими представлениями о том, как происходит (или почему не происходит) приобщение к поэзии в школьные годы. Эти представлениями оказались очень разными.
Впрочем, один из комментаторов (alexdsp) полагает, что поэзия вовсе ни к чему здоровому человеку. Он утверждает:
Взрослый читает стихи по той же причине, по которой поэт их пишет, а поэзию любят скорее «нездоровые» школьники, здоровые играют в футбол или куклы. Подавляющее число великих поэтов тоже больны на всю голову.
Не берусь переубеждать уважаемого собеседника, но и не стану скрывать, что мне ближе позиция больных на всю голову, описанная Александром Генисом в эссе „Бродский в Нью-Йорке“:
Тезис Бродского “человек есть продукт его чтения” следует понимать буквально. Чтение – как раз тот случай, когда слово претворяется в плоть. Нагляднее всех, – пишет Александр Генис, – этот процесс представляют себе поэты. Так, у Мандельштама читатель переваривает слова, которые меняют молекулы его тела. С тем же пищеварением, физически меняющим состав тела, сравнивает чтение Т.С. Элиот. Нечто подобное писал и Бродский: “Человек есть то, что он любит. Потому он это и любит, что он есть часть этого”.
В этом метафорическом ключе Александр Генис определяет также место преподавателя литературы в судьбе читателя и в литературном процессе: Учитель поэзии в этом “культурном метаболизме” – фермент, позволяющий читателю усвоить духовную пищу. Оправдывая свое ремесло, Шкловский говорил, что человек питается не тем, что съел, а тем, что переварил.
Фермент, позволяющий читателю усвоить духовную пищу, – это относится и к Корнею Чуковскому, основателю методики «стихового воспитания», и к хорошему школьному учителю литературы, и к самому Иосифу Бродскому, преподавателю русской литературы.
(Кстати, сам Иосиф Александрович, когда его спросили, как он относится к преподаванию, ответил: “С энтузиазмом, ибо этот вид деятельности дает возможность беседовать исключительно о том, что мне интересно”)..

Повторю ещё раз утверждение, в котором мне увиделась педагогическая загадка. Это – тезис Чуковского, подтверждённый огромным педагогическим опытом Корнея Ивановича и его авторитетом писателя, учёного, знатока мировой литературы, к тому же влюблённого в поэзию:
В мире существует лишь одно – правда, очень обширное – племя, которое любит поэзию за то, что она – поэзия, любит за красоту, музыкальность и образность, и с утра до вечера упивается ею. Это племя – дети в возрасте от двух до пяти.
Отсюда – загадка:
Почему же у большинства детей любовь к литературе, любовь к поэзии (в стихах и в прозе) ПРОХОДИТ, УГАСАЕТ В ШКОЛЬНЫЕ ГОДЫ? В чём причина?
Четыре причины, из-за которых любовь дошкольников к литературе (в частности – к стихам и сказкам) исчезает в школьном детстве, участники обсуждения нашли в ошибочных педагогических действиях (или в педагогическом бездействии) взрослых:
1) У школьника (естественно, при невмешательстве взрослых) появляется много соблазнов, которых не было у дошкольника и которые увлекательней книги.
Тот же alexdsp отмечает: …Огромное количество искушений и доступных развлечений вкупе с тотальной занятостью родителей. Пестовать поэзию не так уж и сложно, будь она в равных весовых категориях с простыми и понятными играми на компьютере и без.
2) Когда ребёнок приходит в школу, ему некогда читать из-за новых нагрузок.
nats333: когда ребенок идет в школу, нагрузка слишком велика и на регулярное чтение уже не хватает сил и времени, огонь постепенно затухает.
3) прагматичные родители не видят смысла в любви к поэзии и ничего не делают для того, чтобы ребёнок полюбил чтение.
Ещё раз цитирую комментарий alexdsp: … родители зачастую действуют довольно прагматично, с прицелом на будущую жизнь чада. Место поэзии занимает математика и шахматы. В особом случае музыкальная школа.
Четвёртую причину почти все участники обсуждения видят в том, что…
4) В школе плохо преподают литературу.

При этом по-разному объясняют, чем школьное преподавание литературы плохо.
krotovv: Неудачное преподавание связано с двумя факторами. А) Программно-методическое насилие над учениками и учителями. Б) Малая доля настоящих учителей от Бога и неумение системы образования как следует использовать тех немногих педагогических гениев, которые случаются.
Несколько иначе претензии к школе формулирует vitalyur: …Если говорить … о проходящей любви к литературе, то, конечно, это “заслуга” школы, которая сушит, а то и убивает любовь к книгам. И, наверное, в большинстве случаев семейная атмосфера, где книга на совсем непочётном месте.
… искренних любителей-понимателей поэзии можно выращивать с детских лет. Но эта непростая тонкая работа не под силу массе преподавателей словесности.

В претензии к учителям-литераторам и alek_morse: Интерес к литературе, причём постепенно взрослеющий интерес к литературе должен поддерживаться хорошим “литературным гидом” – т.е. школьным учителем литературы. Если здесь не совпало, то многое будет утеряно.
– А откуда возьмётся удачное преподавание литературы? – предлагает подумать mitelalte1: …литератор должен сам не потерять за все школьные годы любовь к чтению и литературе. Должен помнить, что ему было интересно в этих изучаемых произведениях, явно не рассчитанных на чтение юными, еще не опытными умами… ну вот какое мне, 15-16 летней тинейджерке, дело было до переживания матери в одноименной повести Горького??.
С mitelalte1 согласен творческий педагог vitalyur, только вину за несвоевременное знакомство школьников с литературными произведениями он (думаю, справедливо) возлагает на составителей учебных программ: Никогда не понимал, зачем в подростковом, отроческом возрасте изучать “взрослые” произведения русских классиков. От “Дубровского” в 5-ом классе до “Войны и мира” в 9-10-ом. Время тратится впустую и, более того, отбивается охота к чтению этих великих текстов в юные, молодые годы, когда они были бы востребованы и формировали бы мировоззрение и характер.
Мне показался очень интересным комментарий asya_katina: Детское восприятие сказки и стихов – естественный процесс познания. В том числе и познания себя. Стихи открывают тайны языка, ощущений и эмоций в их странностях и тонкостях. Сказка – в принципе сензитивна – она и есть основной способ познания для ребенка (как и игра). Со временем материал, которому ребенок (подросток, взрослый) в этих вопросах познания и самопознания доверяет, просто иссякает. Нет нужных стихов, которые бы удивляли, трогали, ложились в чувство, тему, состояние, ситуацию. Нет сказок, которые бы помогали что-то объяснить (тут, правда, надо точнее сказать – нет навыка понимания сказки, ее жизненно-бытовой интерпретации, вычленения максимы). Так что мне кажется, что все дело в том, что для маленьких книжки есть. А для побольше… не то что б нету. Найти ему сложно. А взрослые вместе с ним ищут редко.
Школа же в возрасте 10 – 13 лет уже не работает в этой области совсем. Школа как институт. Ориентир только на личность, на того, кто вызывает доверие.

В этой записи мы успели рассмотреть не все комментарии к загадке Корнея Чуковского . Непременно сделаем это на следующей встрече с виртуальными участниками ЖЖ-семинара.
А сейчас –
вопрос под занавес:
Если вы согласны с asya_katina в том, что стихи и сказки, которые нужны младшему школьнику (которые бы удивляли, трогали, ложились в чувство, тему, состояние, ситуацию, … помогали что-то объяснить ), ребёнку сложно найти самостоятельно, так как у младшего школьника нет навыка понимания сказки, ее жизненно-бытовой интерпретации, вычленения максимы…, то, как вы думаете,
почему взрослые (в частности – школа) не помогают тут ребёнку (не помогают находить подходящие произведения, не помогают обретать навык более глубокого восприятия стихов и сказок)? Не хотят помогать (например, считают нецелесообразным или второстепенным)? Не умеют? Или по какой-то иной причине?
Спасибо. До следующей встречи.