Педагогическая гостиная Вадима Левина
Общение и сотворчество ради повышения педагогической культуры, совершенствования художественного и педагогического вкуса учителей, родителей и детей.

Искусство влюблять… в чтение (продолжение)

23.06.2010 . Автор: author

Запись 203. Рубрика 2. (По рубрикатору) Детское литературное творчество и читательское восприятие.
Теория: „принцип Руссо“. И практика: Как именно стараться?
Продолжая разговор о книге Даниэля Пеннака „Как роман“ (М.: Самокат, 2009 г.), хотел бы вместе с ЖЖ-собеседниками понять и уточнить один педагогический совет. Собственно, это совет из ХIII века, который приведен в книге „Как роман“. Жан Жак Руссо указал простой путь приобщения ребёнка к книге: „если постараться, чтобы этот инструмент <чтение> служил ему <ребёнку> для получения удовольствия, он скоро и без нас им увлечётся“.
Понятно, что „принцип Руссо“ безотказный. Но понять бы, как его воплощать…
Как именно стараться, чтобы чтение служило ребёнку для получения удовольствия? В чём должно проявляться это наше “старание”?
И ещё:
– Как стараться, когда ребёнку два года? Пять лет? Десять? Всегда стараться одинаково или по-разному – в зависимости от возраста читателя? Как по-разному?
Когда начинать стараться? Когда нашему ребёнку два года? Год? Ещё раньше? Или позже?
Подумаем вместе? Спасибо.


Искусство влюблять: методика из Франции

23.06.2010 . Автор: author

Запись 202. Рубрика 2. (По рубрикатору) Детское литературное творчество и читательское восприятие.
Даниэль Пеннак не согласен с очевидным!
Эта маленькая книжка (меньше 200 страниц почти карманного формата) называется „Как роман“ и читается как роман. Её Автор – писатель и педагог, который любит литературу и умеет открывать детям радость чтения. Он же – один из главных героев „Как романа“. Второй герой – я, Читатель, который обсуждает с гостями, почему современные дети не хотят читать. Вывод очевиден:

– Беда нашего времени. Книга требует понимания, напряжения ума, а кино, телевидение, компьютерные игры воспринимаются глазами, без усилий.

Но Автор Д.П. не согласен с очевидным! Он вмешивается в мои рассуждения и цитирует:
„Чтение – воистину бич детства и почти единственное занятие, которое мы для него находим. (…) Ребёнку не слишком интересно совершенствовать инструмент, посредством которого его мучают…“

Это писал Жан Жак Руссо в ХIII веке, когда кино и компьютера ещё и в помине не было. И он же, Руссо, указал прямой путь приобщения ребёнка к книге: „если постараться, чтобы этот инструмент <чтение> служил ему <ребёнку> для получения удовольствия, он скоро и без нас им увлечётся“.

Выходит, мои обвинения телевидению, компьютеру, эпохе – это самооправдание. Наверно, я не сделал чего-то, чтобы ребёнок увлёкся чтением. Автор не осуждает меня, ничего мне не навязывает, но он рядом, и я узнаю от него, что тот же Руссо, указал прямой путь приобщения ребёнка к книге: „если постараться, чтобы этот инструмент <чтение> служил ему <ребёнку> для получения удовольствия, он скоро и без нас им увлечётся“. Бесспорно, но… как воплощать „принцип Руссо“? Как именно стараться?

Педагог Пеннак не даёт методических инструкций: дети и ситуации так разнообразны, что на все случаи жизни не напасёшься педагогических рецептов. Писатель Пеннак возвращает меня в детскую комнату, где я читаю ребёнку сказку перед сном. Мы с малышом вместе радуемся ей. И друг другу! Нам хорошо втроём. А потом этот тройственный союз (дитя-взрослый-книга) почему-то распадается. Почему? Думаю. И обнаруживаю, что я уже не только персонаж книги, но и соавтор „Как романа“. От меня зависит, как сложатся мои отношения с сыном-дочкой, станет ли Книга нашим общим Собеседником, сближающим нас.

А тем временем писатель Пеннак приглашает меня в класс учителя Пеннака. В классе тридцать пять подростков, изгнанных из центральных школ за неуспеваемость.

„Само собой разумеется, они не любят читать. Слишком много слов в книгах. Страниц тоже. И вообще, слишком много книг“.

Я знакомлюсь с этими разными подростками и чувствую, что все они мне симпатичны, хотя ершисты, а то и грубы. А через десяток страниц они уже увлечены чтением. Да, я видел своими глазами, как они становились и стали читателями. Метод Пеннака прост. Для себя я назвал его методом заражения: педагог знает радость чтения и умеет поделиться ею.

А я смогу?.. Смогу ли я теперь войти в подобный класс и заразить молодых людей любовью к чтению?

Небольшая книжка Даниэля Пеннака – о любви. Не только к чтению. И ещё одна его малюсенькая книга „Собака Пёс“, которую время от времени с наслаждением перечитываю, тоже о любви. Хотя это история жизни и приключений собаки по имени Пёс.
(Спасибо вам, замечательные мамы Наталья Александровна Сливина и Наташа Гвоздовская, за то, что рассказали мне об этом писателе и прислали его книги! И вам, издательство “Самокат”).

Книга „Как роман“ ещё и педагогическая книга для родителей. Она не только увлекательна и щедра на добрые чувства. Она – книга-учитель! Но учит она не советами, а вопросами, которые возникают при чтении.
Один из них очень хочется вернуть коллеге-педагогу и адресовать вам, уважаемые ЖЖ-собеседники: „Неужели это неизбежно – терять в ребёнке читателя, чтобы потом в подростке взращивать его повторно?“ И ещё два вопроса:
– Как вы думаете, можно ли что-нибудь сделать, чтобы чем-то заменить тройственный союз (дитя-взрослый-книга), когда ребёнок взрослеет?
– Чем заменить, сохраняя у подростка потребность в чтении?


Искусство влюблять… в чтение (продолжение–2)

22.06.2010 . Автор: author

Запись 204. Рубрика 2. (По рубрикатору) Детское литературное творчество и читательское восприятие.
Неужели это неизбежно – губить в ребёнке читателя, чтобы потом в подростке взращивать его повторно?
На этот вопрос [info]mommyrox отвечает так:

“Неужели это неизбежно – терять в ребёнке читателя…”

мне кажется, неизбежно терять в ребенке многое, чтобы он потом стал делать это сам по собственному выбору.. например, потерять в ребенке ползунка, чтобы обрести ходунка, потерять малыша, идущего с мамой за руку, чтобы он стал самостоятельно передвигающимся индивидом, потерять ребенка, чтобы он мог стать взрослым.

неизбежно терять в ребенке того, кому читает мама, чтобы он смог вырасти в самостоятельно читающего человека. взращивать читателя в подростке заново приходится тогда, когда на этапе детства были допущены серьезные ошибки – ребенка заставляли читать, когда и то, что он не хотел, ребенку внушали, что все его дела – ерунда, по сравнению с чтением, что если он не читает, он – второсортная личность. все это всерьез отталкивает от чтения, превращая его из интересного занятья в нудную повинность.

тройственный союз, мне кажется, можно и нужно заменить свободным выбором – читать ли вообще, что, когда и сколько. ну это, конечно, если цель – сохранить потребность в чтении, а не добиться чтобы читал каждый день нное количество страниц и отчитывался о прочитанном. у ребенка должна быть возможность выбрать свою книгу, чтобы сформировалась пара, другой тайный союз, без мамы, без взрослого, союз, в котором главный он сам.

Все ли согласны?
Спасибо.

PS Вырываясь за рамки ЖЖ, продолжим устно разговор о книге Даниэля Пеннака „Как роман“ (М.: Самокат, 2009 г.) с теми, кто в заданное время окажется в Театре P.A.N.D.A.


Искусство влюблять: методика из Франции

22.06.2010 . Автор: author

Запись 202. Рубрика 2. (По рубрикатору) Детское литературное творчество и читательское восприятие.
Даниэль Пеннак не согласен с очевидным!
Эта маленькая книжка (меньше 200 страниц почти карманного формата) называется „Как роман“ и читается как роман. Её Автор – писатель и педагог, который любит литературу и умеет открывать детям радость чтения. Он же – один из главных героев „Как романа“. Второй герой – я, Читатель, который обсуждает с гостями, почему современные дети не хотят читать. Вывод очевиден:

– Беда нашего времени. Книга требует понимания, напряжения ума, а кино, телевидение, компьютерные игры воспринимаются глазами, без усилий.

Но Автор Д.П. не согласен с очевидным! Он вмешивается в мои рассуждения и цитирует:
„Чтение – воистину бич детства и почти единственное занятие, которое мы для него находим. (…) Ребёнку не слишком интересно совершенствовать инструмент, посредством которого его мучают…“

Это писал Жан Жак Руссо в ХIII веке, когда кино и компьютера ещё и в помине не было. И он же, Руссо, указал прямой путь приобщения ребёнка к книге: „если постараться, чтобы этот инструмент <чтение> служил ему <ребёнку> для получения удовольствия, он скоро и без нас им увлечётся“.

Выходит, мои обвинения телевидению, компьютеру, эпохе – это самооправдание. Наверно, я не сделал чего-то, чтобы ребёнок увлёкся чтением. Автор не осуждает меня, ничего мне не навязывает, но он рядом, и я узнаю от него, что тот же Руссо, указал прямой путь приобщения ребёнка к книге: „если постараться, чтобы этот инструмент <чтение> служил ему <ребёнку> для получения удовольствия, он скоро и без нас им увлечётся“. Бесспорно, но… как воплощать „принцип Руссо“? Как именно стараться?

Педагог Пеннак не даёт методических инструкций: дети и ситуации так разнообразны, что на все случаи жизни не напасёшься педагогических рецептов. Писатель Пеннак возвращает меня в детскую комнату, где я читаю ребёнку сказку перед сном. Мы с малышом вместе радуемся ей. И друг другу! Нам хорошо втроём. А потом этот тройственный союз (дитя-взрослый-книга) почему-то распадается. Почему? Думаю. И обнаруживаю, что я уже не только персонаж книги, но и соавтор „Как романа“. От меня зависит, как сложатся мои отношения с сыном-дочкой, станет ли Книга нашим общим Собеседником, сближающим нас.

А тем временем писатель Пеннак приглашает меня в класс учителя Пеннака. В классе тридцать пять подростков, изгнанных из центральных школ за неуспеваемость.

„Само собой разумеется, они не любят читать. Слишком много слов в книгах. Страниц тоже. И вообще, слишком много книг“.

Я знакомлюсь с этими разными подростками и чувствую, что все они мне симпатичны, хотя ершисты, а то и грубы. А через десяток страниц они уже увлечены чтением. Да, я видел своими глазами, как они становились и стали читателями. Метод Пеннака прост. Для себя я назвал его методом заражения: педагог знает радость чтения и умеет поделиться ею.

А я смогу?.. Смогу ли я теперь войти в подобный класс и заразить молодых людей любовью к чтению?

Небольшая книжка Даниэля Пеннака – о любви. Не только к чтению. И ещё одна его малюсенькая книга „Собака Пёс“, которую время от времени с наслаждением перечитываю, тоже о любви. Хотя это история жизни и приключений собаки по имени Пёс.
(Спасибо вам, замечательные мамы Наталья Александровна Сливина и Наташа Гвоздовская, за то, что рассказали мне об этом писателе и прислали его книги! И вам, издательство “Самокат”).

Книга „Как роман“ ещё и педагогическая книга для родителей. Она не только увлекательна и щедра на добрые чувства. Она – книга-учитель! Но учит она не советами, а вопросами, которые возникают при чтении.
Один из них очень хочется вернуть коллеге-педагогу и адресовать вам, уважаемые ЖЖ-собеседники: „Неужели это неизбежно – терять в ребёнке читателя, чтобы потом в подростке взращивать его повторно?“ И ещё два вопроса:
– Как вы думаете, можно ли что-нибудь сделать, чтобы чем-то заменить тройственный союз (дитя-взрослый-книга), когда ребёнок взрослеет?
– Чем заменить, сохраняя у подростка потребность в чтении?


Искусство влюблять: методика из Франции

19.06.2010 . Автор: author

Запись 202. Рубрика 2. (По рубрикатору) Детское литературное творчество и читательское восприятие.
Даниэль Пеннак не согласен с очевидным!
Эта маленькая книжка (меньше 200 страниц почти карманного формата) называется „Как роман“ и читается как роман. Её Автор – писатель и педагог, который любит литературу и умеет открывать детям радость чтения. Он же – один из главных героев „Как романа“. Второй герой – я, Читатель, который обсуждает с гостями, почему современные дети не хотят читать. Вывод очевиден:

– Беда нашего времени. Книга требует понимания, напряжения ума, а кино, телевидение, компьютерные игры воспринимаются глазами, без усилий.

Но Автор Д.П. не согласен с очевидным! Он вмешивается в мои рассуждения и цитирует:
„Чтение – воистину бич детства и почти единственное занятие, которое мы для него находим. (…) Ребёнку не слишком интересно совершенствовать инструмент, посредством которого его мучают…“

Это писал Жан Жак Руссо в ХIII веке, когда кино и компьютера ещё и в помине не было. И он же, Руссо, указал прямой путь приобщения ребёнка к книге: „если постараться, чтобы этот инструмент <чтение> служил ему <ребёнку> для получения удовольствия, он скоро и без нас им увлечётся“.

Выходит, мои обвинения телевидению, компьютеру, эпохе – это самооправдание. Наверно, я не сделал чего-то, чтобы ребёнок увлёкся чтением. Автор не осуждает меня, ничего мне не навязывает, но он рядом, и я узнаю от него, что тот же Руссо, указал прямой путь приобщения ребёнка к книге: „если постараться, чтобы этот инструмент <чтение> служил ему <ребёнку> для получения удовольствия, он скоро и без нас им увлечётся“. Бесспорно, но… как воплощать „принцип Руссо“? Как именно стараться?

Педагог Пеннак не даёт методических инструкций: дети и ситуации так разнообразны, что на все случаи жизни не напасёшься педагогических рецептов. Писатель Пеннак возвращает меня в детскую комнату, где я читаю ребёнку сказку перед сном. Мы с малышом вместе радуемся ей. И друг другу! Нам хорошо втроём. А потом этот тройственный союз (дитя-взрослый-книга) почему-то распадается. Почему? Думаю. И обнаруживаю, что я уже не только персонаж книги, но и соавтор „Как романа“. От меня зависит, как сложатся мои отношения с сыном-дочкой, станет ли Книга нашим общим Собеседником, сближающим нас.

А тем временем писатель Пеннак приглашает меня в класс учителя Пеннака. В классе тридцать пять подростков, изгнанных из центральных школ за неуспеваемость.

„Само собой разумеется, они не любят читать. Слишком много слов в книгах. Страниц тоже. И вообще, слишком много книг“.

Я знакомлюсь с этими разными подростками и чувствую, что все они мне симпатичны, хотя ершисты, а то и грубы. А через десяток страниц они уже увлечены чтением. Да, я видел своими глазами, как они становились и стали читателями. Метод Пеннака прост. Для себя я назвал его методом заражения: педагог знает радость чтения и умеет поделиться ею.

А я смогу?.. Смогу ли я теперь войти в подобный класс и заразить молодых людей любовью к чтению?

Небольшая книжка Даниэля Пеннака – о любви. Не только к чтению. И ещё одна его малюсенькая книга „Собака Пёс“, которую время от времени с наслаждением перечитываю, тоже о любви. Хотя это история жизни и приключений собаки по имени Пёс.
(Спасибо вам, замечательные мамы Наталья Александровна Сливина и Наташа Гвоздовская, за то, что рассказали мне об этом писателе и прислали его книги! И вам, издательство “Самокат”).

Книга „Как роман“ ещё и педагогическая книга для родителей. Она не только увлекательна и щедра на добрые чувства. Она – книга-учитель! Но учит она не советами, а вопросами, которые возникают при чтении.
Один из них очень хочется вернуть коллеге-педагогу и адресовать вам, уважаемые ЖЖ-собеседники: „Неужели это неизбежно – терять в ребёнке читателя, чтобы потом в подростке взращивать его повторно?“ И ещё два вопроса:
– Как вы думаете, можно ли что-нибудь сделать, чтобы чем-то заменить тройственный союз (дитя-взрослый-книга), когда ребёнок взрослеет?
– Чем заменить, сохраняя у подростка потребность в чтении?


Ушла Марлена Рахлина…

13.06.2010 . Автор: author

Запись 201. Рубрика 6. (По рубрикатору) Событие…
Потеря

Читайте:
Памяти Марлены Рахлиной


Парк рубят – деньги летят (в чей-то в карман)

05.06.2010 . Автор: author

Запись 200. Рубрика 6. (По рубрикатору) Событие.
В Харькове смредят не только автомашины
Только что получил письмо, которое цитирую, чуть сократив:
А что в Харькове творится последние 2 недели, Вы слышали?
ИО мэра г.Кернес начал рубить дорогу через Парк Горького в районе Детской железной дороги с Сумской на Новгородскую. Разрешения Минприроды у него не было, общественные слушания не проводились, рубка абсолютно незаконная. Экологическая группа “Печенеги” остановила рабочих с милицией, но горсовет на следующий день заявил, что его решения достаточно, другие документы не нужны. И милиция начала защищать рубку от общественности. Началось народное противостояние. Люди приезжали в лес, ставили палатки, охраняли деревья, буквально рискуя жизнью. Против них была выставлена сначала вся милиция города, а потом боевики в черном с бейджиками “муниципальная охрана”. На людей ехала тяжелая техника, шли “рабочие” с бензопилами в руках… Лагерь МИРНОГО СОПРОТИВЛЕНИЯ продержался 12 дней. Вчера утром его все-таки разгромили. Деревья пилили прямо с сидящими на них людьми.

Подробности можно увидеть здесь http://glavnoe.ua/video/v450

Дорога – лишь предлог, она никому не нужна, создаст только лишний перекресток на Сумской и лишние пробки. Кернес кричит, что она была в Генплане до 2026 г., но там был совсем другой проект, через Веснина! Он подменил проект ловким движением фокусника, для того, чтобы начать застройку парка вокруг дороги.

Теперь Кернес обещает еще и Лесопарк вырубить – под предлогом продления Детской железной дороги до Пятихаток.

Все это происходило под телекамерами. Были письма Януковичу, Платини, в Хельсинский Союз…
И ничего!!!!

С нами в лагере сопротивления был один гражданин Германии, его можно увидеть там на снимках – с трубой. :-)

Распространите, пожалуйста, эту информацию как можно шире, если можно.